Русская линия
Вода живаяПротоиерей Александр Кудряшов02.11.2007 

Воспитание как призвание

Христианское воспитание становится сегодня все более актуальной темой. Как известно, многое зависит от личности педагога, который наполняет своим опытом, знаниями, верой сердца своих воспитанников. Сегодняшний гость «ВЖ» выполняет непростую задачу — протоиерей Александр Кудряшов, проректор по воспитательной работе Санкт-Петербургской Духовной академии и семинарии, не просто следит за «моральным обликом» студентов вуза, а решает множество вопросов, связанных с воспитанием будущих пастырей, регентов, иконописцев — тех, кто должен будет в скором времени проповедовать Слово Божие личным примером.

— Отец Александр, в этом году вы празднуете сразу несколько юбилейных дат.

— Да, это действительно так. Сорок лет назад, 4 ноября 1967 года, я был рукоположен во пресвитера. А еще в этом же году исполнилось сорок лет, как я окончил академию. В которой, кстати, с 1972 года — вот уже 35 лет — я преподаю церковнославянский язык.

А еще последние три года я являюсь проректором по воспитательной работе, в моем ведении довольно большой круг вопросов. Поэтому и студенты обращаются ко мне с самыми разными нуждами. Мы здесь как одна большая семья. Для меня в вопросах воспитания важно, чтобы воспитанник радел за школы, за честь семинарии и академии. Все-таки это звучит — Санкт-Петербургская Духовная академия и семинария, это не какое-то там захолустье. Ну и при этом я еще настоятель собора Петра и Павла в Петергофе и благочинный Петергофского округа.

— Вы сказали, что Духовные школы — это одна большая семья, а на свою собственную семью времени хватает?

— Семья у меня тоже, прямо скажу, большая. Моя матушка — героиня, у нас десять детей: четверо сыновей и шесть дочерей. Сыновья все священники, дочери — замужем за священниками. А еще у меня двадцать внуков и одна правнучка.

— Получается собираться всем вместе?

— Вообще мы каждый год стараемся встречаться. Иначе отношения как-то теряются, бледнеют. Хотя когда я в прошлом году отмечал свое семидесятилетие, не все, к сожалению, смогли приехать. Кто-то болел, кто-то не смог оставить свой приход.

— Скажите, а до вас священники в роду были или вы первый?

— Получается, что первый. Но теперь в нашей семье 11 священников, включая меня. К сожалению, я не все знаю о своих предках. Так, я знаю о многих родственников по маминой линии — всегда молюсь за них и вынимаю частицы, когда служу. А по отцу — только имена бабушки и дедушки.

Сам я с Украины, из Чернигова. Из простой семьи рабочих. У моей мамы тоже было десять детей: восемь парней и две девушки.

— Что же повлияло на ваш выбор жизненного пути?

— Сложно сказать, что именно. Мама моя была очень верующая и я, можно сказать, с пеленок при церкви. Прошел весь путь от свеченосца до митрофорного протоиерея. Еще на Украине 17 лет был иподиаконом, прислуживал архиереям. А потом в 1957 году приехал в Ленинград поступать в семинарию. Причем за город на Неве, чтобы здесь остаться, особенно не цеплялся — как-то само собой вышло. На первом курсе я женился, потом мне дали прописку, и так я здесь и остался.

— А на малой родине получается бывать?

— Конечно, я стараюсь бывать там и, знаете, каждый раз еду не равнодушно, с любовью. Хоть и прошло уже много лет, но домой все равно тянет. Что называется, «с аппетитом» езжу. Чернигов и Киев, где прошло мое детство и юность, — очень красивые зеленые города, хотя тоже, как и Петербург, уже не те, что раньше. Все изменяется, расстраивается. Даже по Петербургу если судить, я живу здесь в районе Комендантского аэродрома, раньше это был громадный пустырь, а теперь — целый спальный город.

Когда детки были маленькими, мы ездили на Украину регулярно. Там есть такое живописное место, называется Надиновка, река Десна делает там поворот. Это удивительное место: чистый песок, очень красиво и никого нет. Там растет красная лоза. Как она пахнет! Очень мягко, легко-легко, как нежнейшие духи. Туда мы ездили примерно с 1975 по 1986 год. А потом случилась катастрофа на Чернобыльской АЭС, и мы побоялись возить туда детей. Хотя я с удовольствием съездил бы туда еще.

— Скажите, а как получилось, что все ваши дети пошли по вашим стопам?

— Дело в воспитании, все они воспитаны в строгой вере. Утром и вечером мы обязательно собираемся на молитву, поем установленные на этот день песнопения. Хотя сейчас собрать всех вместе трудно, традиция не нарушается. Внуки мои тоже прислуживают и читают в храме.

— А из внуков кто-нибудь собирается продолжить священническую династию?

— А как же! Двое уже священники — отец Николай и отец Иоанн.

Кирилл Федоров корреспондент

http://journal.aquaviva.ru/2007/11/27.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru