Русская линия
Православный Санкт-Петербург Анна Иванова02.11.2007 

2 ноября — 12 лет без Владыки Иоанна
«Пример его жизни спасителен»

Рассказывает секретарь Митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычёва) Анна Степановна Иванова.

Наша встреча с Анной Степановной Ивановой, которая почти тридцать лет служила секретарем Митрополита Иоанна (Снычёва), состоялась 1 августа, в день памяти преподобного Серафима Саровского. Таким же днём ровно шестьдесят четыре года назад в душе юного Ивана Снычёва произошёл перелом, предопределивший всю его дальнейшую жизнь. Вечером 1 августа, накануне праздника пророка Божия Илии, на танцплощадке шестнадцатилетний отрок внезапно увидел всю мерзость грешного мира. В представшем ему видении вместо танцующих людей он узрел омерзительных кривляющихся бесов — истинных хозяев этого суетного веселья, почувствовал леденящий холод адской бездны. С того момента сердце юноши воспылало огнём веры. Это страшное видение разрешило мучившие его вопросы — человек после смерти не исчезает, а переходит в жизнь будущего века, наследуя райское блаженство или адские муки, в зависимости от того, как управил он свое земное бытие.

9 октября исполняется восемьдесят лет со дня рождения Владыки Иоанна. И вот уже почти двенадцать лет как его нет с нами. Но сердце чувствует: пастырь добрый и большой патриот своего Отечества, много потрудившийся для возрождения Православия в России, стремившийся донести до людей слово Правды Божией, ныне он — в селениях райских.

При этом с каждым годом всё весомее и значимее становятся для нас свидетельства людей, знавших Владыку при жизни, считавших великой милостью Божией для себя служить рядом с Митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Иоанном.

Родился Владыка Иоанн (Иван Матвеевич Снычёв) 9 октября 1927 года в селе Ново-Маячка Каховского района Херсонской (тогда Николаевской) области в семье крестьянина. Родители его не отличались особой религиозностью и, хотя по возможности ходили в храм Божий, детей своих в вере и благочестии не воспитывали. Но у будущего Архипастыря ещё в детские годы была тяга к вере. Владыка Иоанн стал духовным наставником не одного поколения православных в России и за рубежом.

С юного возраста духовным руководителем самого Владыки Иоанна был епископ (а позднее Митрополит) Мануил (Лемешевский). Ученик унаследовал от наставника любовь к исследовательской и литературной деятельности, собрав богатый архив по церковной истории.

В трудах по составлению каталога жизнеописания архиереев Русской Православной Церкви с 1966 года Владыке Иоанну помогала Анна Степановна Иванова, которая стала позднее его секретарём и ближайшей помощницей уже в Санкт-Петербурге. Сейчас Анна Степановна живёт в г. Самаре и служит в Православной книжной лавке при храме в честь Святого Вознесения Христова.

— В те годы, — рассказывает наша собеседница, — духовной литературы почти не было. Мы по вечерам, после работы (Анна Степановна в то время после окончания московского института работала на железной дороге), приходили к отцу Иоанну, он давал тексты для набора, и я, закладывая в машинку по пять экземпляров, печатала. Затем страницы машинописи переплетали. Так распространялась духовная литература. Кроме этого, занимались сбором и подготовкой к печати трудов по жизнеописанию архиереев Русской Церкви от Крещения Руси. Часть материалов была уже скомпонована, порой я лишь обрабатывала тексты, составляла биографии. Собранные сведения Владыка просматривал, делал замечания, затем всё это печаталось. Подобным способом подготовили восемь машинописных томов. Впервые эти труды были изданы в Германии в 1970 году. Часть из них — шесть томов — были подготовлены еще Владыкой Мануилом.

— Анна Степановна, как случилось, что на вашем духовном пути появился Владыка Иоанн?

— Здесь, в Самаре, жила и работала сестра, которая в своих письмах к нам в Смоленск много извещала нас и о Владыке Мануиле, и об отце Иоанне (который тогда еще не был архиепископом). Когда Самарскую епархию возглавил Владыка Иоанн, он, как и Митрополит Мануил, много времени посвящал приёму людей. На один из таких приёмов попала и я. Владыка Иоанн поговорил со мной и благословил переезжать в Самару. Было это в 1966 году. Конечно же, в то время я работала по своей светской специальности, и никто не знал, что вечерами, с шести до десяти, посильно помогаю Владыке.

А когда в 1990 году Владыка Иоанн был определён на служение в Петербург, я даже не предполагала, что он может взять туда и меня.

— Общественная и церковная деятельность Митрополита Иоанна достаточно известна. А каким отец Иоанн был человеком?

— Он был необыкновенно скромным. Скромным буквально во всём: в своих потребностях житейских, в отношении к пастырям и многом другом. Например, во время служения в Петербурге нередко бывало так, что он подъезжал на Литургию в храм, но ещё оставалось время до её начала. И он просил водителя остановиться и подождать, чтобы при подъезде к церкви встречающее духовенство были готовы, не нервничали, не бежали бегом, а могли спокойно подготовиться. Был очень пунк-туальным: если к какому-то времени назначал, старался никогда не опаздывать, чтобы его не ждали. И в отношении к пище он был неприхотлив. Когда врачи посоветовали ему, например, из-за болезни употреблять сок чёрной смородины, кто-то из домашних сказал: «Владыка, купим смородину, будем делать сок». А он просил не покупать… Никоим образом не хотел, чтобы для него что-то особое делалось. Так же и в одежде. Он говорил нам: «Можно одеваться хорошо. Но во всём надо иметь свою меру».

…Сама Анна Степановна родом из города Вязьмы Смоленской области. Родители её были людьми верующими. Отец погиб во время Великой Отечественной войны. Анна Степановна в то время была еще совсем ребёнком, поэтому почти не помнит его. Мама всегда молилась и говорила детям: «Ходите в церковь, пока можно». В доме имелась больших размеров Иверская икона Божией Матери, которую впоследствии перенесли в храм. Находиться под покровом этого образа было очень благодатно, говорит Анна Степановна. При этом мама каждый день до конца своей жизни читала акафист Иверской Божией Матери. Верующим человеком был и дедушка по линии отца. Он любое дело начинал с молитвы. И такие молитвы, как «Богородице…», «Отче наш…», дети в семье знали с ранних лет.

— Анна Степановна, что полезного вы почерпнули для своей души, работая рядом с Владыкой Иоанном?

— О, здесь важно всё. Пример всей его жизни ведёт к спасению души. От него исходили внимание, необыкновенная теплота и любовь. Он любил людей и всегда прощал; примеров этому знаю немало. Молитва его была необычайно сильной. Что ни попросишь батюшку, обязательно поможет. Страх какой-то, тяжесть рассеиваются сразу, как будто их и не было. Таких случаев много и у себя помню, и у других людей. Вся жизнь его примером для нас служила и служит. Сейчас, может быть, даже ещё больше.

— Недавно я посетила организованную вами юбилейную выставку в Самарской Духовной семинарии и обратила внимание, что одной из духовных дочерей Митрополита Иоанна была учёный с мировым именем Наталья Петровна Бехтерева — внучка выдающегося учёного-нейрохирурга Владимира Михайловича Бехтерева. Недавно на его родине — в г. Елабуге в Татарии — открыт музей в его честь. В этом списке также Игорь Тальков, Александр Руцкой и другие известные люди.

— Да, конечно, у него было очень много духовных чад. Наталья Бехтерева несколько раз приезжала в Петербурге к Владыке. Люди к нему шли и ехали. Особенно когда завеса приоткрылась, хлынул целый поток писем! Благодарных, с вопросами исповедального характера. И часто от людей, совершенно далёких от церкви. Это было время подъёма, некоей встряски спящих людей.

— А чему прежде всего Владыка Иоанн наставлял свою паству?

— Смирению. Он подчеркивал: «Матерь Божия избавляет от великих бед и зол благонравныя и Бога боящиеся рабы Своя».

— Служение в Петербурге, вероятно, требовало немалого приложения сил Митрополита Иоанна?

— Круг его архиерейских обязанностей в Петербурге был тем же, что и в Самаре, но масштаб уже другой, потому что епархия гораздо больше. Да и начинался период передачи храмов Русской Православной Церкви. Порой противостояние между епархией и комитетом по имуществу по каким-либо вопросам было очень тяжким и долгим: всё церковное отдавалось очень неохотно. И чтобы что-то получить, Владыке приходилось прилагать огромные усилия и зачастую действовать через депутатов. При этом не хватало людей грамотных, опытных, знающих суть дела. Например, чтобы установить уже готовый золочёный крест на Казанском соборе в Петербурге, в течение целого года проводились десятки совещаний. Всё это требовало времени, большого напряжения сил и здоровья.

Много пришлось потрудиться Владыке Иоанну по восстановлению и ремонту возвращённых епархии храмов. Возобновились богослужения в Казанском и Измайловском соборах, старинных церквах Святых Симеона и Анны, Пантелеимона, Благовещения и многих других. Общее число действующих храмов в епархии выросло почти в три раза! Активная религиозно-общественная, публицистическая деятельность, которую вёл Владыка, сделала имя петербургского архиерея широко известным как в России, так и за рубежом. Проповедуя за каждым богослужением, Митрополит Иоанн находил время для встреч с горожанами на вероучительных беседах, выступлений по телевидению, участия в деятельности учебных заведений и культурно-просветительских организаций. По его инициативе возродился журнал «Санкт-Петербургские епархиальные ведомости», выпускается газета «Православный Санкт-Петербург"…

Владыка старался бывать везде, куда его приглашали. Хотя, что скрывать, часто на различные мероприятия архиерея зазывали ради банального престижа. В то же время он видел, что храмы пустуют, многие люди в церковь по-прежнему не слишком спешат. И тогда митрополит Иоанн по собственной инициативе организовал проведение ежемесячных встреч с общественностью. Один из петербургских фондов занимался арендой концертного зала, делалось объявление, и народ собирался. После вступительного слова Владыки люди начинали задавать самые разные вопросы, кто устно, кто письменно. И он здесь же на них отвечал. Это делалось с большой любовью, владыке Иоанну хотелось донести до людей свет веры и правды Христовой. Порой он отправлялся на такие встречи совершенно больной, а возвращался воодушевлённый. Но особенно духовный подъем в нём бывал заметен после богослужений. Это отмечали многие. Владыка даже лицом просветлялся, и все болезни отступали.

— Митрополитом Иоанном написано немало трудов, в которых он открыто заявляет о проблемах нашего общества, говорит об этом с болью и тревогой в сердце. Сейчас эти труды доступны для всех. А десять-пятнадцать лет назад возникали препятствия при их публикации?

— Препятствия были, причём серьёзные. Первая статья, которую он написал, — это открытое письмо мэру Петербурга Анатолию Собчаку. От журналистов «Санкт-Петербургских ведомостей» были получены гарантии на его публикацию. Но в итоге в материал внесли существенные правки, с которыми Владыка, конечно же, согласиться не мог. И тогда обращение напечатали в виде приложения к газете «Советская Россия». С тех пор там и стали публиковать все статьи Владыки на злободневные темы. Сотрудничал Владыка Иоанн и с другими изданиями, в том числе светскими.

— Анна Степановна, какому святому любил молиться Владыка и к какому святому вы чаще всего обращаетесь за молитвенной помощью?

— Владыка любил своего святого, Иоанна Богослова. И очень почитал Митрополита Московского Филарета, когда тот еще и не был прославлен, а также Владыку Мануила. А я обращаюсь к Святителю Николаю Угоднику, он всегда мне помогает.

— Как Митрополит Иоанн любил проводить своё свободное время, когда оно у него всё-таки появлялось?

— Свободного времени у Владыки особенно-то и не было, он никогда не находился в праздности. В Санкт-Петербурге, бывало, выделял в неделю один день, для того чтобы выехать на рыбалку. Это случалось обычно по понедельникам. На природе, у воды он мог и с Богом быть, и от дел отвлечься; другого отдыха себе просто не мыслил. Имелась дача в Комарове, но за пять лет владыка всего два раза туда съездил. А когда служил в Самаре и выдавались дни для отдыха, любил на даче постолярничать. Делал своими руками аналойчики, тумбочки, шкафчики, уголочки, табуреточки, и не только для себя, но и для своих духовных чад. Каких-либо встреч ради праздных разговоров никогда не устраивал. За фисгармонию садился, если наступали моменты сугубых внутренних переживаний, открывал ноты, играл, иногда пел. Но это бывало очень редко. Владыка был человеком сокровенным, не любил рассказывать о своих волнениях. А после игры в душе наступало умиротворение. И у него, и у нас, его окружавших.

— Анна Степановна, вы столько лет были рядом с таким замечательным человеком, много от него почерпнули духовно. Вот почему у вас хочется спросить о том, как в наше непростое время сохранить веру.

— Что я могу сказать?.. Действительно, самое главное — иметь бы веру и не отходить от Бога. А мы ведь ищем чего-то сверхособенного, а на богослужения идти не хотим. Храмов сейчас много, но не все они заполнены молящимся народом. Мы мечемся по жизни: вот кто-то приехал — бежим, а нам бы сосредоточиться и молиться. И при этом иметь твердую веру. И если молимся — чувствуем помощь Божию на каждом своём шагу.

Вопросы задавала Ирина ГОРДЕЕВА

http://pravpiter.ru/pspb/n190/ta010.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru