Русская линия
Православие.RuСвященник Георгий Максимов27.10.2007 

Святые отцы XIX—XX вв.еков о Китае

В последние годы тема взаимоотношений Китая и России вызывает особенный интерес, и потому будет уместным обратить внимание на то, что говорили о Китае и китайцах святые Православной Церкви.

Предуведомлю свой обзор высказываний святых отцов о Китае необходимым введением. Дело в том, что нередко на самых разных уровнях муссируется тема о будто бы неизбежной военной конфронтации России и Китая. Есть мнение, что инспирируются подобные настроения в значительной мере той стороной, которая действительно имеет перспективу конфронтации с Китаем в рамках борьбы за первенство в мире. Этой стороне было бы выгодно устранить это противостояние посредством русско-китайского конфликта, в результате которого ослабеют сразу и Китай, и Россия. Для этого и предпринимаются попытки манипулирования общественным мнением россиян, психологически настраивая их на конфронтацию с соседями.

Это мнение вспомнилось мне при подготовке материала к данной статье. В интернете обнаружилось огромное количество высказываний, приписываемых известным и безвестным духовным лицам нашей Церкви, которые в один голос пророчили неизбежную войну с китайцами, а также и неизбежное поражение России в этой войне и смаковали различные описания зверств китайских захватчиков. Кое-кто предрекал, что русско-китайская война начнется аж… в 1995 году!

Причем эти «предсказания» по стилю и по сути весьма напоминают высказывания североамериканских «мистиков» на данную тему. Например, пророчество Джин Диксон: «В 2005 году Китай начнет наступление на западные войска на Ближнем Востоке, применит бактериологическое оружие. Китайская армия с первой попытки займет всю Азию, включая азиатские области Советского Союза… Многочисленные „желтые“ войска нанесут СССР смертельный удар, завоюют все его южные области и вместе с другими пришедшими на помощь азиатскими армиями выдвинутся на Ближний Восток, в Северную Африку, в Восточную и Южную Европу».

А вот что обещает нам другой американский лжепророк, Дэннион Бринкли: «Мне представилось, как у пограничных столбов развернулись сражения между бывшей советской и китайской армиями. Наконец китайские войска хлынули через границу. После кровопролитной битвы китайцы захватили железную дорогу и вторглись в бывший СССР, разделив страну надвое и овладев нефтяными месторождениями в Сибири. Я видел снег, кровь, нефть и понимал, что погибло множество людей. Я видел военнопленных, слабых и истощенных голодом, ожидающих в мрачных тюрьмах. Я чувствовал их ужас и отчаяние, когда они один за другим понимали, что помощи ждать неоткуда…»

Что касается аналогичных «православных» высказываний, впервые появившихся в сети вместе с подборками американских, то большинство этих цитат приписывается людям, не прославленным в лике святых. Некоторые же — все-таки святым, как, например, известное высказывание, приписываемое преподобному Серафиму Вырицкому. Однако совершенно неясно, кто именно и когда услышал это высказывание от старца (как, впрочем, и от других святых) и записал его, кто подготовил его к публикации; иными словами, нет никаких доказательств, что ходящие по рукам пораженческие «страшилки» действительно принадлежат тем, кому их приписывают. Или что эти слова были услышаны, запомнены и переданы верно, без искажений. И как эти слова были сказаны — как личное мнение этого духовного лица или как бывшее ему откровение Божие? Как можно согласовать, например, приписываемое преподобному Серафиму Вырицкому высказывание о том, что будто бы Китай будет воевать против России с приписываемым старцу Паисию Святогорцу высказыванием о том, что будто бы Китай всю свою военную силу направит на Ближний Восток?

Притом и раньше, и теперь известны примеры как неосознанных искажений, так и сознательных подлогов, когда люди выдавали собственные тексты за «пророчества» известных духовных лиц Православной Церкви.

Вот потому в своей работе я ограничился только темы высказываниями наших святых, которые имеются в их подлинных творениях и записаны их рукой или застенографированы известными людьми и заверены другими очевидцами.

Китайское как материал для притчи

Некоторые святые отцы нового времени обращались к теме Китая для того, чтобы почерпнуть пример, образ при передаче духовных истин.

Например, для святителя Игнатия (Брянчанинова) Китай был образом далекой, малоизвестной для русского жителя страны: «И дам Вам маленький отчет о уединении. Это — тихая, мирная смерть прежде смерти, которая — непременный удел каждого человека… В уединении сглаживаются постепенно с ума человеческого впечатления, начертанные на нем предметами мира — и ум постепенно теряет свое общение с миром. Он глядит на мир как бы из страны загробной, как бы с того света. Чтоб пояснить себе это — подумайте о Китае, потом взгляните на себя, посмотрите, какие отношения ума и сердца Вашего к этой стране. Вы увидите в душе Вашей только понятия темные, от одного сказания, понятия, чуждые жизни, которую им дает взор на предметы, общение с ними, близкое сочувствие ко всему. Вы увидите, что сердце Ваше к этой стране — так же мертво, как бы к стране вовсе несуществующей или существующей только в баснях. Таким кажется мир для отшельника, для жителя пустыни дальней и глубокой. Все живущие в мире представляются ему не как постоянные жители, а только как путешественники… Но так мало житель уединения смотрит и этими взорами на мир, как мало житель Петербурга думает, заботится о Китае» (Письма к мирянам, 191).

А святитель Николай Сербский употреблял образ китайских иероглифов для пояснения того, как по-разному относятся к миру православные и неверующие: «Для идолопоклонников, как и для философов-материалистов, — а это одно и то же — природа что китайская грамота. Иностранцу или неграмотному, разглядывающему китайские письмена впервые, они видятся вязью, орнаментом, волшебною пестротой без смысла и значения. Представьте себе перед таким текстом невежду и грамотного китайца. Невежда глядел бы и видел лишь чарующую пестроту и все внимание сосредоточил бы на линиях, завитках и узорах письма, меж тем как китаец не приковал бы всего внимания к пестрым знакам-иероглифам, а следил бы за смыслом, за мысленным и духовным значением, заключенным в этих пестрых письменах. Невежда взором и духом весь был бы привязан к внешней форме, в то время как китаец очами только видел бы письмо, а духом схватывал дух и логосы. Вот вам верный портрет идолопоклонников — ученых и неученых — с одной стороны, и настоящих христиан — с другой. Первые приковывают и чувства и дух к символам, когда вторые читают символы (буквы), а духом прочитывают дух» (Символы и сигналы, 7).

Святые и китайцы

Интересно, что святой праведный Иоанн Кронштадтский, учась в семинарии, мечтал поехать миссионером в Китай. Этого не случилось, однако праведник никогда не забывал о своих миссионерских устремлениях: он жертвовал и для строительства православного храма в Германии, и для первого православного храма в Южной Америке, регулярно отправлял большие пожертвования на Японскую православную миссию. Не забывал и о китайцах. Известно, что когда русские войска были в Манчжурии, то китайцы просили наших солдат посылать «святому бонзе Иоанну», как они называли о. Иоанна, телеграммы с просьбами помолиться об исцелении безнадежно больных китайцев. И батюшка не оставлял их без молитв.

Примечателен один эпизод времен большевистских гонений на Церковь в России, показывающий почтительное отношение далеких от Православия китайцев к православным священнослужителям. Священномученик Никодим (Кононов), епископ Белгородский, после повторного ареста был подвергнут пыткам и на четвертый день Рождества убит. Когда преосвященного вывели на казнь, он благословил производивших расстрел китайцев. Это произвело на них такое впечатление, что они категорически отказались стрелять в епископа, несмотря на угрозы. Были вызваны другие исполнители казни, к которым владыку вывели уже в солдатской шинели. Это было 10 января 1918 года.

Самые возвышенные слова о китайцах, безусловно, принадлежат святителю Николаю Японскому: «Вот народ-то будущего, величайшего из всех судеб, достававшихся на долю других народов. Великий народ, и теперь бы могущий задавить весь свет, — а как он мирен! Негде жить ему — а разве он подумал о завоевании Кохинхины, Сиама, Бирмы? Какой же другой народ на свете удержался бы? Из европейских ни об одном и представить себе этого нельзя» (Дневник, запись от 26 октября 1880 года).

Миссия

Святитель Филарет Московский: «Святая Церковь имеет нужду в проповедниках веры для возвещения ее в соседних странах — Китае, Японии, Америке, Тибете, Бухаре, Хиве, Кохане, Персии, Турции и во всех европейских государствах латинского, лютеранского и реформаторского исповедания» (Доклад государю о причинах бедственного положения Православной Церкви в России).

Как видим, Китай святитель поставил на первое место, и, думается, не случайно. Так же писал об этой стране и другой русский святой — святитель Николай Японский: «Непрестанно занимает мысль о том, что при Святейшем Синоде должен быть миссионерский комитет: 1. для зарождения и воспитания миссионерской „мысли“ в духовно-учебных заведениях; 2. для зарождения и развития заграничных миссий… Потому, что в духовно-учебных заведениях в России и мысли нет о миссионерстве! Шедше, научите вся языки — как будто и в Евангелии нет. Хотя слышат это все и знают наизусть. И нет у нас иностранных миссий! В Китае, Индии, Корее, здесь — моря и океаны язычества, все лежит во мраке и сени смертной, но нам что же? Мы — собака на сене! Не моги-де коснуться Православия — „свято оно“! Но почему же вы не являете его миру?» (Дневник, запись от 12 июня 1896 года).

А другой величайший русский миссионер, святитель Иннокентий Московский, высказывал даже надежду, что именно от русских китайский народ воспримет «ковчег святой православной веры» и «понесет его в истории дальше». К слову сказать, именно святитель Иннокентий вместе с губернатором Н.Н. Муравьевым-Амурским способствовали заключению Айгунского договора с Китаем, по которому окончательно была определена граница с ним по Амуру и началось интенсивное заселение русскими левого берега Амура.

В конце XIX — начале XX веков в Китае начала проповеднеческие труды православная миссия, и это вызывало радость у наших святых, как-то видно из рассказа преподобного Варсонофия Оптинского: «Когда я ехал по Сибири к Мукдену, смотрел в окно вагона и думал, что вот там, к востоку, начинаются неведомые нам страны — Китай, Корея — со своими обычаями, своими нравами. Прежде эти страны коснели во тьме язычества, теперь просвещаются светом Христовым» (Беседы с духовными чадами, 30 июня 1911 года).

Политическое отношение к Китаю

После случившегося в начале ХХ века «боксерского восстания» в Китае и последовавшего за этим военного его усмирения США, европейскими державами и Россией, священномученик Андроник (Никольский) писал: «С Китаем, может быть, уладится, но только на самое короткое время. А между тем с ним-то нам и нужно бы мирить, ибо следующий этап истории будет в Китае, с которым мы исторические друзья-соседи» (Письмо архиепископу Арсению (Стадницкому) от 16 марта 1911 года).

И, хотя это уже в меньшей степени относится к теме, можно привести пример того, как иронично священноисповедник Лука (Войно-Ясенецкий) отзывался о некоторых «инициативах» в отношении китайцев, предлагаемых патриотами начала ХХ века: «Фатежский уезд был гнездом самых редких зубров-черносотенцев. И самым крайним из них был председатель земуправы Батезатул, задолго до войны прославившийся своим законопроектом о принудительной эмиграции в Россию китайских крестьян для передачи их в рабство помещикам» («Я полюбил страдание»).

Теперь, всего лишь 100 лет спустя, подобные инициативы вряд ли стали бы высказывать люди патриотических кругов: отношение к китайской иммиграции изменилось до прямо противоположного.

В подлинных словах святых я не встретил ничего подобного тем страшилкам, которые ныне распространяются в интернете от лица неких схимонахинь: «Китайцы злые очень, будут резать без пощады. Они половину земли возьмут, им ничего больше не надо. У них земли не хватает» и т. п.

Напротив, мне удалось увидеть в целом доброжелательное отношение к китайцам, а также напоминание о необходимости православной миссии среди них. Естественно, что прежде всего эта обязанность ложится на тех православных, которые соседствуют с неправославной страной. А Россия — единственная православная страна, с которой граничит Китай.

http://www.pravoslavie.ru/put/71 026 130 432


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru