Русская линия
Церковный вестникИеромонах Викентий (Романюк)24.10.2007 

Попутчики в царство небесное

Улицы Хабаровска могут удивить приезжего своими храмами — новыми, белокаменными, златоглавыми. Среди них есть не просто большие, — огромные. Как, например, Преображенский собор. По размерам он лишь немного уступает Храму Христа Спасителя. Мы беседуем с первым звонарем собора — иеромонахом Викентием (Романюком).

— Отец Викентий, в Хабаровске почти все храмы — совсем новые. А известно ли что-нибудь о тех храмах, что были здесь прежде?

— Такая информация есть, но она очень скудна. В советское время в Хабаровском крае оставалось всего один или два храма. Колокола пошли на металлолом, а сами храмы сжигались… Здесь была религиозная пустыня. Хотя православие пришло на эту землю давно во времена святителя Иннокентия (Вениаминова).

Епархия наша молодая и, можно сказать, миссионерская. И это миссионерство — не что-то единовременное, это постоянный процесс. Зерно евангельское сеется, сеется, сеется… И колокольни, трудами прежде всего епархиального архиерея владыки Марка возведенные у храмов, — это тоже такие зернышки, которые милостью Божией дадут всходы в сердцах тех, кто сейчас на них просто смотрит, кормя голубей по дороге в детский сад. И есть у меня такая надежда, что их радость о Господе еще будет отражаться в колокольных перезвонах.

— А сейчас в каких храмах Хабаровска действуют звонницы?

— В Преображенском, Елизаветинском, Иннокентиевском, Успенском, Александра Невского… Колокола подобраны, может быть, не идеально, но, некоторые из них каким-то чудом сохранились с прежних времен, их находили и вешали, чтобы они прославляли Творца.

— Значит, все-таки есть колокола со своей историей?

— Да, но таких немного. На одной из городских колоколен есть простреленный колокол. В нем сквозное отверстие, но он звонит.

— А звонарей хватает?

— Здесь у нас работы непочатый край. Построили замечательный храм — Преображенский собор, — а в городе никто не умеет звонить. Ну, умеют синхронно — когда связаны в одной руке пять колоколов, а в другой три. Шумно, но все равно — радостно. А здесь колокола вешали мастера — в определенном порядке. И мы стали пытаться их «оживить», чтобы они заговорили, порадовали народ. И ведь никто не знал, что должно получиться. Я звонил когда-то в детстве. А лет 15 назад меня пускали на колокольню звонить даже на архиерейских службах. Но с тех пор я на колокольни не поднимался, только помнил, что колокола должны как-то красиво звучать.

А потом ключарь нашего собора отец Олег нашел программу обучения колокольным звонам в Интернете. Конечно, программу можно читать неделю и того не вычитать, что узнаешь и увидишь за полчаса живого общения с профессионалом. Но мы живем далеко и находимся в некоем профессиональном вакууме, поэтому учились по этой программе. И вот мы простенькую мелодию разыграли. Сначала втроем — потому что колокольня огромная, и один человек просто не может звонить во все колокола одновременно. Поначалу все трое выходили: один на тяжких колоколах, один на зазвонных, один на подзвонных. А потом мы сделали такую «паутинку», все стянули, собрали. Педали сделали, и после этого один человек уже мог какую-то простенькую мелодию сыграть. Когда мы поздравляли владыку с днем ангела, впервые звонили красиво. Он остановился и слушал. И очень удивился, что колокола зазвенели.

— Колокольня у вас очень высокая. Зимой, наверное, звонить холодно…

— У нас здесь постоянные ветра. Начиная с осени, когда встает, сковывается льдом Амур, ветра сумасшедшие, пока лед не сойдет. И даже когда небольшой мороз — пробирает до косточек. Если внизу минус десять, то там, на высоте, уже крепкий мороз. Когда у нас еще не было холодильника, мы там просфоры хранили, и они даже покрывались инеем. Выйдешь звонить, а пальцы сразу начинают коченеть. На эту зиму отец Олег благословил купить огромный овчинный тулуп и большие валенки, чтобы впрыгнуть туда в своей обуви — и бежать наверх.

— Вы единственный звонарь в храме?

— Сначала я бегал на колокольню, но иеромонаху для этого приходится отрываться от службы, а это не всегда удобно. И потом, когда уже была построена семинария, стали бегать семинаристы. Они вдвоем поднимаются и звонят очень красиво, в режиме свободной импровизации.

— А они где научились звонить?

— Я брал их с собой на колокольню, звонил, что-то им показывал, они уловили темп, такт, поняли, что левая рука должна делать, а что — правая. А дальше уже дело техники. С какого-то момента я их там оставил одних, и сейчас они вполне справляются.

— Вы сказали, что лет 15 назад пробовали звонить. А как вы начинали?

— Я ходил в храм, пел на клиросе, читал… Первые шаги в храме — это всегда очень интересно, и всюду хочешь успеть. И на колокольню тоже. К нам тогда привезли Почаевскую икону, и мне разрешили ее встречать колокольным звоном.

— Это было на Украине? Вы родом оттуда?

— Да, потом служил на Сахалине, а теперь в Хабаровске. На Сахалине я был еще иеродиаконом и имел счастье с владыкой путешествовать по приходам, два раза весь Сахалин объездил — на машинах и самолетах. А потом даже сподобился на острове Шикотане — это самый южный остров в Сахалинской гряде, самый близкий к Японии, — искать место под храм. Деревянный храм потом привезли на Шикотан уже готовым, там только собрали.

— Какие у вас впечатления от Сахалина?

— Самые светлые. И всем, у кого есть возможность там побывать, советую это сделать. Краше на Дальнем Востоке, наверное, только Камчатка. На одном острове есть все — и поля, и леса, и горы, и степь, и огромные мачтовые сосны. И одновременно кедровый стланик до самого горизонта — лес не выше двух метров. На севере — ледяные ветра, на юге — лианы. А горы осенью красные от кленов. Это что-то невероятное. Ведь это очень суровый край, и в таких условиях — такая вот красота. Земля очень богатая. Но главное там — народ. Люди особенные.

— А к этим местам вы уже прикипели душой?

— Да, но тут все-таки город. И жизнь — с отпечатком городской суеты. Нет такой тишины, как на Сахалине. Но мне тут тоже нравится. Знаете, великим утешением в сердце откликается то, что ты здесь нужен. Просто ты здесь нужен — и все. И остальное уже в счет не берется. Поэтому мне все здесь нравится. Святитель Игнатий (Брянчанинов) говорит, что сейчас трудно найти духовного наставника, и потому великое приобретение — если встретится попутчик в Царство Небесное. Так вот, таких попутчиков здесь много. Стоит ли оставлять этих, чтобы где-то искать других?

Беседовала Наталья Зырянова

http://tserkov.info/numbers/art/?ID=2314


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru