Русская линия
Православие.Ru Галина Бесстремянная23.10.2007 

Дети в Японской Православной Церкви

Православные христиане Японии живут в стране, где почти все: и запомненные со слов матери детские сказки и колыбельные песни, и увиденные в детском саду яркие рисунки, и выученные в начальной школе первые рассказы и стихи, и поражающие юность примеры бесстрашия виднейших исторических деятелей — так или иначе связано с буддийским или синтоистским пониманием морали и добродетели. Поэтому так важны для юных прихожан встречи православных верующих и занятия воскресных школ, где они получают возможность больше узнать о Православии и стать соучастниками живой жизни Православной Церкви.

В XIX веке юная Православная Церковь Японии ставила перед собой задачу не только просвещать светом Истины взрослых, но и воспитывать в Православии детей. «По приезде в Японию миссионеры должны ревностно заняться изучением языка страны, — читаем в проекте инструкции для Российской духовной миссии в Японии. — Им надлежит не только устная проповедь, но и положение основы православно-христианской литературы в стране, начиная от перевода Священного Писания и богослужебных книг до составления детских по закону Божию учебников"[1].

Сам святитель Николай прибыл в Японию молодым 24-летним юношей.

«Рассказывают, что в первые годы изучения японского языка отец Николай (в то время священник в Хакодатэ) часто ходил в школу вместе с японскими детьми, сидел с ними за одной партой и прилежно учился. Однажды смущенный учитель вынужден был повесить объявление: «Бородатому иностранцу не входить!». Эта история свидетельствует о несгибаемой самурайской воле [святителя Николая], но… здесь видно нечто большее, а именно смирение, которым может обладать только самурай, пришедший во имя благовестия и ставший маленьким ребенком на службе Богу"[2].

По-отечески заботившийся о каждом прихожанине Японской Церкви, владыка Николай совершил несколько поездок по стране, побывав во многих православных церквях. Миссионера особенно радовало общение с юными прихожанами: «Похвальные учреждения в Нагоя. Есть воскресная школа для детей. С первого часа по воскресеньям детей 14−15 собираются до четырех часов, два языческих ребенка приходят и тоже учатся; учат наизусть молитвы, читают Священное Писание, слушают объяснения православного исповедания; заведено с третьего месяца нынешнего года и аккуратно ведется. Есть еще сейненкай [молодежное общество]… собравшиеся объясняют взаимно Евангелие и ведут другие благочестивые беседы… После обедни было испытание детей в знании молитв, даже пятилетние знают «Отче наш» наизусть, семилетние, кроме того, читали наизусть «Достойно», а девятилетние — 50-й псалом. Дано за сие испытание по образку и похвален катихизатор"[3].

Вот воспоминания святителя Николая об экзамене в вечерней школе прихода Сиракава: «Учащихся до 30, но ныне было только десять мальчиков и одиннадцать девочек. Самые малые читали наизусть молитвы; побольше читали по книге «Книжка об обязанностях христианина», самые большие (лет 13−15) — Новый Завет, а иные Ветхий. В награду детям выписано из миссии по духовной книжке разного содержания, сообразно с возрастом, учащим тоже даны были книги в награду… Вечерняя школа здесь существует уже семь лет, с самого поселения здесь отца Павла [Савабэ], и принесла немало пользы Церкви; между прочим, ею образован Сибуки, бывший безграмотный, а ныне учащий; очень поддерживается ею также церковный хор"[4].

Будущий преемник архиепископа Николая владыка Сергий (Тихомиров) тоже радовался семенам православной веры, посеянным в юных сердцах. «Давно уже стемнело. Мириады звезд рассыпаны по безоблачному небу. Шумит ветер, — пишет преосвященный Сергий о своем возвращении в Токио после посещения церкви Сука. — Среди рисовых полей быстро движутся фонари: то общество православных молодых людей провожает своего «сикео» [епископа]. Один бежит с фонарем впереди; курума [рикша] везет тележку; трое из молодежи весело подпихивают мою нелегкую на мягкой проселочной дороге тележку. Путь совершился, благодаря любви молодых христиан, и скоро, и светло, и тепло! Пробежать четыре версты, провожая своего «сикео», — как угодно, но в наше время, когда молодежь кое-где столь либеральничает, для японской молодежи это факт замечательный! Верится в преданность их Церкви Божией! Верится в твердое стояние их на основах христианских. И с надеждой поэтому смотришь вперед!"[5].

Возможно, именно поэтому Господь являл в Японской Церкви чудеса в первую очередь именно на детях. Однажды в Токио приехал врач Лука Мияи, имевший пятерых детей, и рассказал владыке Николаю о чудесном исцелении своей младшей дочери: «Приготовивши уроки к следующему дню и помолившись, девочка легла спать; было уже часов десять, когда он и жена приготовились тоже лечь; но перед этим всегда они совершали вечернюю молитву. И вот во время молитвы слышит он глубокий стон дочери, спавшей тут же; он бросился к ней и нашел ее уже без движения и без дыхания, совершенно так же померла его мать; он припомнил это, испугался, но не растерялся, а стал применять свои врачебные познания — производить искусственное дыхание и так далее, и через час девочка ожила к великой радости его и матери. Он назавтра попросил о. Павла Морита отслужить благодарственный молебен и ныне не перестает благодарить Бога за чудесную помощь: «Если бы, — говорит, — мы с женой не совершали молитвы, то уже глубоко спали бы в это время и девочка до утра была бы холодным трупом»; видит провидение Божие и в том, что как раз в этот вечер он должен был дежурить в госпитале, но товарищ попросил его поменяться дежурствами…"[6].

Воскресные школы и молодежные общества продолжали существовать в Японии и на протяжении всего XX века. В Сэндай участники молодежного общества помогали восстановить разрушенный во время второй мировой войны храм, а в Саппоро выполнили скульптуру на сюжет «Моление о чаше в Гефсиманском саду» на традиционном фестивале ледовых скульптур.

В 1999 году на острове Хоккайдо на ферме Климента Кодама был организован православный лагерь Восточно-Японской Сэндайской епархии. В лагере приняли участие 40 человек из церквей Хоккайдо и северо-востока Хонсю (район Тохоку). Ставший ежегодным, со временем лагерь перерос во всеяпонский.

В организованном приходом Томакомаи (благочиние Саппоро) девятом по счету лагере 2007 года участвовали 93 жителя разных городов уже всех трех православных епархий Японии: Киотоской, Токийской и Сэндайской. А фермер Климент Кодама, руководивший первым православным лагерем, вскоре стал пастырем церковным. Сейчас отец Климент служит священником кафедрального собора в Сэндай.



[1] Архив внешней политики Российской империи. Ф. Японский стол. Оп. 493. Дело N 1056. Листы 7−22.
[2] Seraphim (Sigrist), bishop. Letter of Salutation // Divine Ascent. A Journal of Orthodox Faith. 2000. No. 6. P. 14.
[3] См.: Дневники святителя Николая Японского. Запись от 27 октября 1889 года.
[4] Там же. Запись от 12 ноября 1892 года.
[5] Сергий (Тихомиров), епископ. Среди японских христиан (Поездка в церковь Сука) // Прибавления к газете «Церковные ведомости». 1909. N 3. С. 151.
[6] См.: Дневники святителя Николая Японского. Запись от 22 июня 1895 года.

http://www.pravoslavie.ru/cgi-bin/sykon/client/display.pl?sid=754&did=2064


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru