Русская линия
Фонд «Русская Цивилизация» Василий Степанов23.10.2007 

Информационное моделирование апостасийных процессов

Цифровая жизнь порой преподносит такие сюрпризы, каких от неё совсем не ждёшь. Как-то раз, готовя статью по теме информационных систем управления и довольно интенсивно общаясь в ICQ с десятком случайно добавленных в группу контактов собеседников, я столкнулся с идеей, которая, вероятно, могла бы меня сделать сказочно богатым и влиятельным «челом». Впрочем, если выражаться более точно, это была даже не идея, а некий комплексный пакет концептуальных решений, загрузившийся в моё сознание как-то подозрительно быстро и полно, как раз тогда, когда я вычитывал Утреннее правило. Для читателей, не продвинутых в религиозной терминологии, поясню, что Утреннее правило — это молитвы, которыми всякий христианин, в общем-то, обязан начинать свой день.

Так вот, информационный пакет, кем-то заботливо закаченный под мою черепную коробку, оказался настолько велик (если мерить мегабайтами), что ему где-то с десяток минут пришлось распаковываться, тем временем удивляя меня заманчивостью предложений и, как говорится, широтой размаха. Я говорю о том, что кто-то подбросил мне концептуально оформленные идеи, а не о собственном умозаключении, порождённом хитросплетением нейронов головного мозга, в первую очередь, потому, что ощущение случайно обломившейся халявы было слишком уж сильным. И ещё могу добавить, что тот, кто это мне подбросил, явно не принадлежит к хорошим парням, т.к. тревожить молитвенный настрой человека перспективами власти, денег и всего остального способен только тот, кто ради достижения своих целей готов наступать на головы младенцев, как в прямом, так и в переносном смысле.

А теперь, несколько слов, если так можно выразиться, о технологической стороне предложения, поступившего, как бы ниоткуда. Дело в том, что как религиозность носит системный характер, так же и неверие имеет все признаки системности. Человек, утративший духовную связь с Богом, вопреки традиционному мнению, не живет, как придётся, а подчиняется определённой системе, называемой в богословии апостасией.

Что такое система? Это, прежде всего, порядок неких закономерностей, поддающихся математическому моделированию, прогнозированию и управлению. Чувствуете, какими перспективами попахивает такой подход к, казалось бы, сложной природе человека и общества? Для одних — это запах власти и денег, для других… Впрочем, другим, я имею в виду тех, кому апостасия — мать родная, в принципе, всё равно, что вся их жизнь, которая кажется им сложной и разнообразной, укладывается в весьма примитивный программный код.

Из сказанного следует до обиды досадный вывод: в действительности, нет ничего сложного в том, чтобы создать программу, учитывающую основные стимулы, направления и процессы социума, существующего, так скажем, в безрелигиозном формате. Что даст такая программа? В первую очередь, возможность прогнозирования и моделирования общественного поведения, которое можно использовать как в бизнесе, так и для достижения необходимых политических целей. Если сейчас знания о душе и психике человека применяются в бизнесе и политике на уровне интуиции, то в случае создания математический модели, о которой здесь идёт речь, они получат мощную технологическую поддержку.

Психоанализ также не будет обделён. Практикующие психоаналитики получат новые совершенные методики работы с человеческим сознанием. Правда, использовать их во благо они при всём своём желании не смогут, т.к. использование изменений в психике и поведении человека, вызванных богоотступничеством, изначально подразумевает эксплуатацию, и в варианте освобождения пациентом не воспринимается.

Тут, пожалуй, стоит сделать небольшое отступление и пояснить, что я имею в виду под богоотступническими, иначе говоря, апостасийными изменениями в сознании человека. Богоотступничество, неверие, не следование Божьим заповедям не проходят бесследно, образуя на поверхности души что-то вроде заноз, которые создают определённого рода дискомфорт, заставляющий человека менять своё поведение. Если умело проследить цепочку причинно-следственных связей, начинающихся от первых душевных позывов, до реальных поступков, то модель поведения и вызываемых ими конфликтов приобретает довольно рациональную форму, которую можно использовать как угодно, но только не во спасение «утопающему».

Почему человека, нахватавшего таких вот заноз, нельзя спасти методами психоанализа или какими-то иными методами, а можно только эксплуатировать? Да потому, что пациент обычно не хочет такого освобождения. Спасением душ традиционно занимается религия, но религиозность, как мы знаем, всё больше и больше перестаёт волновать умы человечества. Церкви в Европе, как правило, пустуют или превращены в клубы по интересам. Если пустуют церкви, значит, подавляющему большинству наших с вами современников гораздо удобнее жить без веры. Отсюда вытекает страшный вывод: апостасийные процессы нельзя остановить, но их можно спрогнозировать, смоделировать и поставить на службу тем, кто хитрее и бессовестнее остальных.

Теперь, собственно, об информационном моделировании апостасийных процессов. Любой программист, работавший над информационными системами управления, знает, что для создания надёжной программы нужны база стандартных ситуаций и типовых решений, чем она больше, тем эффективнее будет система. С управлением предприятиями всё понятно, а где взять ситуационную базу для управления душой? Как ни странно, но такая база существует — это многовековой монашеский опыт борьбы со страстями, соблазнами и искушениями, во всех деталях расписанный в православной святоотеческой литературе.

Если когда-нибудь кто-нибудь из монашествующей братии, продвинутых в информационных технологиях, сумев понять тонкости духовной борьбы, рискнёт, обрекая собственную душу на вечную погибель, перевести полученный опыт в цифровой формат, создав тем самым мощнейшее средство эксплуатации духовной природы человека, то ничего хорошего из этого не выйдет. Точнее, выйти-то выйдет, да не во благо и не во спасение.

Я долгое время колебался с написанием данной статьи, опасаясь, что она может дать запретный ключ в руки тех, кто не очень разборчив в средствах достижения целей. Но, поразмыслив, всё же решился на публикацию. Дело в том, что тот, кто подкинул мне мыслишку, прямо скажем, не в подходящий для этого момент, вряд ли ограничился моей скромной персоной, наверняка, он щедро разбросал по черепным коробкам семена вредоносных знаний. Кроме того, прогресс и духовное состояние нашего общества сами диктуют проекты внедрения описанных технологий. Так что моё молчание погоды не делает. Апостасийное общество обречено быть комфортно-тоталитарным. Ну, а спасение, — в вере и в церкви. Кто это понимает, тот понимает, а кто не желает понимать, того, увы, не переубедить.

Для чего я написал эту статью? Разумеется, не для того, чтобы дать методологическое пособие тем, кто ради собственной власти и наживы готов дурачить и порабощать массы, а для того, чтобы рассказать людям об информационно-технологичной секте, которая может сформироваться в ближайшее время. Главный же мой вывод прост — религиозная безграмотность и безверие порабощают человека, и только следование заповедям Христовым делают его по настоящему свободным.

http://www.rustrana.ru/article.php?nid=346 283&sq=19&crypt=


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru