Русская линия
Нескучный сад Леонид Виноградов22.10.2007 

«Мы их не помним, а они нас помнят и молятся за нас»

19 октября в Историческом музее состоялся круглый стол «Значение подвига новомучеников и исповедников в истории России и Русской Православной Церкви», организованный Православным Свято-Тихоновским гуманитарным университетом.

С презентацией базы данных по новомученикам ПСТГУ выступил создатель базы, заведующий кафедрой информатики ПСТГУ Николай Емельянов. Еще в 1989 году по его инициативе в братстве Всемилостивого Спаса начались работы по сбору сведений о пострадавших за Христа в годы гонений. В 1992 году был создан Свято-Тихоновский институт, и сразу в нем открылась кафедра информатики для объединения всех сведений. Сегодня в базе данных более 30 тысяч имен. Всего же за веру в России в XX веке пострадало около миллиона человек. Но в начале 1990-х Н.Е. Емельянов не надеялся, что удастся собрать для базы данных хотя бы пять тысяч человек. В 1989 году при Патриархии была создана комиссия по реабилитации священнослужителей. О ней писали все епархиальные издания, священноначалие призывало людей присылать сведения о пострадавших родственниках. Поступило всего около 900 писем, а потом письма приходить вообще перестали, и через 3 года комиссия прекратила свое существование. Массовые репрессии привели к трагическому разрыву поколений. Многие дети и внуки новомучеников ничего не знали о подвиге своих родных, а кто-то (люди постарше), возможно, и боялся афишировать такое родство, не исключая возможности новых гонений. Но случилось чудо — поступление новых данных о пострадавших за Христа с каждым годом увеличивается. «Мы своих родственников не помним, а они нас помнят и молятся за нас, являются нам в архивах КГБ, письмах, воспоминаниях», — сказал Н. Емельянов. Он отметил, что часто фотография, сделанная следователем НКВД перед расстрелом, оказывается настоящим чудом, люди ставят ее к иконам, молятся перед ней. А вот иконописцам, наоборот, далеко не всегда удается создать образ новомученика. В базе данных ПСТГУ много пар «икона-фотография», и часто фотография бывает глубже и выразительней.

Николай Емельянов выделил 4 основных волны гонений на Церковь: 1918−19 гг., 1922, 1930−31, 1937−38. Первая волна — Ленин призвал грабить награбленное, и в стране начались грабеж и беззаконие. В 1918−19 гг. было арестовано около 20 тысяч архиереев, священнослужителей, монахов и православных мирян. 8 из 10 арестованных были убиты (чаще расстреляны, но иногда утоплены, задушены и даже закопаны заживо).

Вторая волна гонений прошла под лозунгом изъятия церковных ценностей. Идеологом мероприятия был Троцкий, документы подписывал Калинин. Большевики стремились ограбить Церковь и запугать народ — везде проходили пресс-конференции, в газетах печатали антицерковные статьи. Поэтому за этот период оказалось легче собрать сведения — все репрессии документально зафиксированы (в отличие от первой волны). Арестовано было тоже около 20 тысяч человек, но расстреляно меньше тысячи.

В 1930−32 гг. арестовано около 60 тысяч человек, и каждый пятый расстрелян. Если во время второй волны появились обновленцы, то в эти годы распространялось стукачество: в каждый приход назначался чекист или местный «доброволец», обязанный доносить обо всем, что происходит на приходе. В каждом деле тех лет есть показания приходского стукача. Неслучайно именно в те годы «прославился» Павлик Морозов.

1937−38 гг. Святейший Патриарх назвал русской Голгофой. 200 тысяч арестованных и 100 тысяч расстрелянных за православную веру.

Но каждый из этих трагических периодов явил и небывалый подвиг русского народа. В годы гражданской войны Церковь устояла и сохранилась, когда большевики уничтожили все дореволюционные институты и сословия: дворянство, армию. Православные люди выдержали эту войну на уничтожение. Во время второй волны обновленческие храмы пустовали, а «тихоновские» были переполнены. Переполнены людьми простыми, вряд ли разбиравшимися в политике и канонических тонкостях. Но народ интуитивно понял, где святость, а где стремление услужить властям.

Во время третьей волны многих священников и мирян сослали, в результате образовались соборы новомучеников: Тамбовских, Соловецких, Казахстанских и т. д. Святые стали цементирующим основанием для Русской Православной Церкви.
Последняя волна гонений дала небывалый в истории собор новомучеников.

Вспомнив недавнее письмо 10 академиков, призывавших изгнать Церковь из школы, Николай Емельянов (сам выпускник мехмата МГУ, доктор технических наук) отметил, что в базе данных 9 членов Российской академии наук, более 100 профессоров вузов, более тысячи выпускников и студентов МГУ, Все эти люди пострадали за Христа.

Профессор Емельянов привел слова из постановления Собора Зарубежной Русской Церкви, состоявшегося в мае 2006 года: «Мы видим в новомучениках тот духовный мост, который возносится над пропастью пагубного разделения Русской Церкви и делает возможным восстановление единства». Сегодня это единство — свершившийся факт, и в первую очередь благодаря новомученикам и исповедникам российским.

В заключение Н. Емельянов сказал, что база данных по новомученикам многим людям помогла вспомнить свои корни, преодолеть разрыв поколений, казавшийся в 1989−90 гг. катастрофическим.

Священник Александр Мазырин, заместитель заведующего отделом Новейшей истории Русской Православной Церкви ПСТГУ, напомнил, что собор исповедников Российских возглавляет святитель Тихон, Патриарх Московский и всея Руси. И когда только создавался богословский институт, не было сомнений, кого избрать его небесным покровителем. Все годы в ПСТГУ ведется работа по сбору материалов, связанных с личностью святителя. На круглом столе сотрудник отдела Наталия Кривошеева представила книгу «Современники о Патриархе Тихоне», изданную в 2007 году в ПСТГУ. Значительную часть материалов для книги подготовил выдающийся историк Церкви Михаил Ефимович Губонин (1907−1971). Собирал он материалы в те годы, когда это не могло принести ничего, кроме неприятностей — о Патриархе Тихоне в советских энциклопедиях писали тогда только как о контрреволюционере и враге. Н. Кривошеева отметила, что канонизация святителя произошла 9 октября 1989 года — ровно через 18 лет после смерти Губонина, а издана книга в год 100-летия со дня рождения историка.

http://www.nsad.ru/index.php?issue=9999§ion=10 000&article=728


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru