Русская линия
Агентство политических новостей Александр Самоваров20.10.2007 

К истории русско-еврейского конфликта в СССР
Русские националисты, рождённые Русской партии 60-х и 70-х годов, обречены на поражение

Наша патриотическая публика обожает всякие разговоры о заговорах и тайновластии. Но вот что удивительно. Появляются потрясающие книги Александра Байгушева «Русская партия внутри КПСС» и «Партийная разведка», а адекватной реакции на них нет. Книги раскупаются, они имеют успех, но полноценного анализа — не видно.

А ведь речь в книгах идет не о выдуманном тайновластии, а о реальном. О том, как появилась на свет Русская партия в конце 60-х годов.

Напомним канву событий. В начале 60-х годов Байгушев попадает на работу в АПН (Агентство печати Новости), там он знакомится с дочерью Брежнева, Галиной. Она тоже работает в АПН, как и многие дети высокопоставленных родителей. Леонид Ильич еще не был генсеком, и Галина активно интриговала в его пользу. Через знакомство с Галиной Байгушев попадает в «узкий круг», а затем, после прихода Брежнева к власти, начинает работать на личную разведку Генерального секретаря.

У Генеральных секретарей в СССР всегда была проблема с информацией, очень уж заинтересованы были на всех этажах власти в том, чтобы к первым лицам доходила только «нужная», а значит искаженная информация. И Сталин создает свою личную разведку. Это ограниченной число лиц, которые работают в разных местах, но докладывают самому Сталину или начальнику этой личной разведки все, как оно есть. И Брежнев завел такую же сеть агентов. Байгушев встречался с Леонидом Ильичем или с Сусловым, иногда с Черненко, писал им свои докладные записки.

Но нас интересует не этот сюжет. А появление на свет Русской партии.

Каким образом русские националисты в конце 60-х годов получили «крышу» и создали свои Русские клубы, которые действовали практически открыто?

Меня этот вопрос мучил давно, и в 1998 году я опубликовал статью «Три смертных греха русских патриотов». В которой высказал предположение, что война между «еврейской» и Русской партией, была развязана руководством КПСС сознательно. Я помню, как один знакомый мне сказал: «Ты чего, старик, им бы в голову такое не пришло».

Так вот, в книгах Байгушева детально рассказано, как им «это в голову пришло».

Оказывается, все очень просто. После реформ Хрущева верхушка КПСС поняла, что интеллигенция начинает активно мыслить не за власть, а против нее. И было очевидно, что «базой» для инакомыслия стало еврейство. Это грозило катастрофическими последствиями. Вернуться вновь к репрессиям? Но кто тогда будет двигать вперед науку, и заниматься прочими важными делами?

Тогда решили, что интеллигенцию нужно расколоть, привнести в ее ряды гражданскую войну. И сделать это было тем проще, что появились молодые и талантливые русские писатели и ученые из гуманитарной среды, которым либеральный лагерь был противен, которые не хотели подчинения еврейству, не хотели видеть «гуру» в еврейских деятелях культуры. Именно в это время происходит осознание масштабов того побоища, которое устроили большевики. Когда русская интеллигенция была физически вырезана, выслана или поставлена в такие условия, что и пискнуть не могла.

Тот же Шафаревич вспоминал о том, что когда он рос, то практически не видел детей из русских интеллигентных семей: их просто не было. Кожанов рассказывал, как вступил в большую жизнь в 50-х годах, а вокруг пустота. Интеллигенты либо евреи, либо русские дураки и сталинисты.

Этот протест и жажду реванша со стороны русских руководители КПСС использовали в своих целях, и надо сказать, что сделали эту разводку гениально, хотя именно тогда создали и массу проблем, которую мучают страну и до сих пор.

Здесь я уточню, что не пересказываю книги Байгушева, каждый их может прочитать сам, уверяю вас, что это увлекательное для националистов чтение. Давайте просто попытаемся поставить себя на место стратегов из КПСС. Какой они хотели видеть Русскую партию?

Ясно, что эта партия не должна стать реальной силой, ибо это уже конкурент для КПСС, но она должна верно служить государству и устрашать либералов. И этого добились.

Базой для этого послужил антисемитизм. Тут же появились перепечатки «Протоколов сионских мудрецов», ну и прочая литература, за ее распространение не наказывали, скорее поощряли. Врагом для Русской партии стал не большевизм, а евреи и масоны.

И опять же все было сделано гениально. Был хороший «русский Ленин» и плохой еврей Троцкий, к нему иногда добавляли Свердлова. От них и шло все зло. (Представляю, как скрипели зубами либералы, зная, кем был Ленин на самом деле). После смерти Ленина власть захватили евреи, но доблестный Сталин с ними разделался. Но и сейчас евреи имеют мощную поддержку наверху и нужно бдить.

Для того чтобы как-то объяснить, каким образом в СССР, где евреев во власть не пускали, они могут быть угрозой, реанимировали тему масонства. И вот в головах людей из Русской партии вырисовывается страшная угроза тайного заговора. А родину нужно защищать.

Таким образом, люди из КПСС и КГБ возродили неофициальный русский патриотизм. Защищая Советский Союз, ты же работаешь не на интернациональную КПСС, а на Россию.

Ну и пугало для либералов получилось то, что нужно. В итоге и либералы, и патриоты бегали к начальникам в КПСС и КГБ, а те им сочувствовали. Либералам говорили: «Да, одолели эти черносотенцы, прямо не знаем, что делать». А патриотам говорили: «Не знаем, куда деваться от засилья евреев, держимся из последних сил».

Получилось дешево и сердито.

Байгушев пишет, что Брежнев, начиная эту войну среди интеллигенции, сознательно следовал принципу: «Разделяй и властвуй».

Я лично примкнул к Русской партии по склонности душевной. Помню, как идеология заговора против России мгновенно проникала в сознание. Это притом, что учился я на истфаке, и можно о многом было догадаться. Я и догадывался, но фобии тем и хороши для манипулирования, что ослепляют человека. На уровне сознания ты понимаешь, что Маркс с Энгельсом были русофобами, что Ленин был их последователем, но теория еврейского заговора это нечто иррациональное. Ты в это просто веришь — и «русский Ленин», державник, тут свет в окошке.

Основой мифа было та, что февральскую революцию совершили евреи, а Ленин своим «Великим Октябрем» спас нас от еврейского заговора.

Тут возникает вопрос, как евреи умудрись совершить февральскую революцию? Алгоритм событий известен. Верхушка армии в феврале 1917 года, вместо того чтобы подавить волнения в Петроградском гарнизоне, изолировала Николая II, и его заставили отречься от престола. Может быть, евреи потом пришли к власти? Да нет, пришли всякие Львовы, Милюковы и Керенский. Где же евреи?

Но ведь все деятели Временного правительства были масонами. А главный у масонов якобы был некий еврей Браудо, скромный библиотекарь! К которому видно все эти деятели и бегали, чтобы спросить, что делать.

Бред? Бред. Но в это верили. И самое поразительное, многие до сих пор живут этими мифами.

Фобии подавляют способность к трезвому анализу.

И вот Ленин «Великим Октябрем» начинает спасать Россию, но евреи ему гадят изо всех сил, особенно старается Троцкий. Правда, не понятно зачем. Но ведь это и не важно. Добрый Ленин очень любит казачество, но злой Троцкий и Свердлов начинают казачество уничтожать. Но не всех успели дорезать, правда об этом дошла до доброго Ленина.

И еще злые евреи решили убить нашего доброго Ленина и подослали Фаину Каплан. Кстати, я думаю, что русские историки отдадут в будущем должное этой героической женщине, которая во имя интересов эсеровской партии пошла на смерть. А получись у нее, то попутно она спасла бы и Россию.

Любопытно, что антисемитизм был популярен в те годы, но СССР, самым парадоксальным образом, продолжал быть на редкость юдофильским обществом.

Но если разобраться, то трудно было чего-то ожидать иного.

В этом смысле умиляют нынешние советские патриоты, которые любят СССР, но при этом продолжают ненавидеть евреев. Как можно не понимать, что евреи и формировали то, за что они так любят СССР? Именно евреи дали этому государству свою силу, наглость и свое стремление господствовать. Они начали прививать советскому народу привычку к внутренней солидарности. То есть они дали то, о чем тоскуют нынешние советские патриоты.

Русским националистам СССР совершенно не симпатичен. Они понимают, что Россия до революции входила в пятерку великих держав мира, что победа в первой мировой войне делала ее гегемоном в Европе, а затем и в мире.

Почему «проклятый» Керенский не шел на мир с Германией? Да ведь и Николая II свергли, чтобы ему не доставалась победа над Германией. В 1917 году стало ясно, что Германия войну неизбежно проиграет, а это давало России больше, чем дала потом победа в 1945. Был бы повержен исторический противник России Австро-Венгрия, и часть ее территорий отошла бы России. Россия становилась гегемоном на Балканах. Была повержена Турция. И от этого был бы большой прок. Но главное, после поражения Германии у России не было бы конкурентов по силе в континентальной Европе. США к этому времени не стали еще сверхдержавой. Все это прекрасно понимали русские политики.

А Ленин, опираясь на революционную братву, добил русское государство. Он действовал именно в тот момент, когда государство было безмерно слабо, но страна находилась в шаге от великой победы. В русской истории нет политика, который нанес бы России больший и сознательный вред, чем Ленин. Но все, кто хоть как-то знаком с этой исторической личностью, понимают, что действовал он отнюдь не в интересах евреев. Как и не было «еврейской власти» даже в 20-е годы. К 1927 году стараниями русской троицы «правых» — Бухарина, Рыкова и Томского (плюс, примкнувший к ним Сталин) были фактически лишены реальной власти «леваки» — Троцкий и Зиновьев. Всякий, кто хоть опять же имеет представление, как функционировал СССР, понимает, что с этого момента евреи не имели потенциальных лоббистов в руководстве страны. Да и Троцкий с Зиновьевым собственно еврейские интересы никогда и не защищали.

Но еврейство используется верхами ВКП (б) вовсю: более страстных сторонников построения безнационального общества найти было трудно.

Вот тогда-то евреи вложились по полной программе в дело строительства СССР. Но каких либо попыток со стороны партийных евреев выдвинуть своего еврейского вождя не было. Партийных евреев вполне устраивает Сталин, они голосуют за него, так как он не еврей, но нацмен. То, что и нужно для братства всех народов.

В 20−30 годах евреев не так много в партийных органах, мало в армии. В силу каких-то предпочтений они концентрируются в верхушке НКВД, в торговле. И прилагают свои усилия в области строительства советской науки, идеологии и искусства.

И когда говорят о еврейском мировом заговоре, то заговор если и был, то в поддержку СССР. Среди патриотов много специалистов по истории евреев, может быть, они знают другую страну, кроме СССР, которую так бы поддерживали евреи, но я не знаю. Коминтерн замечательно активизировал мировые еврейские ресурсы, и они во многом работали на СССР.

Даже после бойни 1937 евреи, служившие в НКВД, разрабатывают по приказу Сталина и Берия операцию и убирают Троцкого. Еврейский антифашистский комитет, который будет почти в полном составе расстрелян потом, работает в США во время войны и после нее во имя интересов СССР. Евреи участвовали в краже атомных секретов в США.

Но к моменту создания Русской партии в конце 60-х годов ситуация зеркально поменялась. Евреи уже не очень вспоминают о своих заслугах в деле революции и строительства СССР. Каждый, кто до 1991 года общался с евреями, знает, что при первом же знакомстве четверо из пяти евреев обязательно расскажут тебе о репрессированных родственниках, о невозможности поступить в МГУ и МФТИ и о прочих страданиях. Евреи в общественном сознании уже не создатели СССР, они его жертвы.

Русские националисты, напротив, чувствуют СССР своим государством, в котором следует кое-что чуть-чуть подправить и все будет хорошо.

Все свою деятельность Русская партия выстраивает на борьбе с еврейством.

В свое время поэт Иосиф Бродский сказал, что если Евтушенко будет против колхозов, то он, Бродский, будет за колхозы. Так вот и Русская партия, если евреи против Сталина, то значит, он был правильный политик. Если они за то чтобы ввести в России капитализм, значит надо совершенствовать социализм.

Но я, конечно, утрирую… отчасти.

При всем том русские националисты отвоевывали себе место под солнцем. В Русскую партию входило множество талантливейших людей. Ее вершинами в культуре были Шолохов, Леонид Леонов, Бондарчук, русским националистом был великий композитор Свиридов. Можно назвать и многие другие яркие имена. Откровенным покровителем Русской партии в самом начале был первый секретарь ЦК ВЛКСМ Павлов со своими комсомольцами. Идеологами и теоретиками движения стали такие незаурядные личности, как Палиевский, Лобанов, Кожанов и другие литераторы, позднее к ним добавился выдающийся русский историк Аполлон Кузьмин.

Русская партия расчищала пространство для своих. Она заговорила о том, что у русских есть свои национальные интересы. Для русских в СССР это было революцией.

В области реальной политики думаю, самым выдающимся деятелем Русской партии был Сергей Семанов. И на этой фигуре стоит остановиться подробнее. Семанова поддерживал и выдвигал помощник Суслова Воронцов. Сначала Семанов возглавляет в издательстве «Молодая Гвардия» серию «ЖЗЛ» и начинает публиковать огромными тиражами патриотических авторов. Затем его делают главным редактором журнала «Человек и закон». Тираж журнала — пять миллионов. Журнал опекает министр МВД Щелоков, в редколлегию входит зять Брежнева Чурбанов. Журнал публикует в числе прочего самые яростные статьи против сионизма. Все понимают, что это замаскированная борьба против либералов (читай евреев), и никто против этого не возражает.

Но опасен для противника Семанов не этим. Он начинает быть вхожим в самые верхи. Он приносит, к примеру, председателю Верховного Суда СССР экземпляры запрещенного националистического журнала «Вече». Т. е. идеология русского национализма постепенно становится легитимной.

И не случайно, что Семанова останавливает лично Андропов. Проводится замечательно ловкая операция. Сначала Семанова натравили на Медунова, партийного руководителя Краснодарского края. Якобы он жулик и взяточник. Семанов начинает силами своего журнала, как сейчас принято говорить, журналистское расследование. Но против Медунова так и ничего не нашли, что признает и сам Семанов. Зато Брежнев ставит на Семанове крест, т.к. Медунов был другом Леонида Ильича. Функционеры в Политбюро понимают (и не только на примере с Семановым), что для русских националистов первичны интересы народа, а не обязательства перед номенклатурой. Думаю, что это понимание и было одной из причин того, что русский национализм не был принят верхушкой КПСС, и это опять же одна из причин, по которой русских националистов не спешат вводить во власть сейчас.

Вот после этого Андропов обращается в Политбюро с запиской «Об антисоветской деятельности С.Н. Семанова», где говорит о вредоносной деятельности «русистов». Эта была ложь, Семанов как раз был советским патриотом. Но Семанова снимают с поста главного редактора, и предают опале без объяснения причин. Интересно, что записка Андропова была опубликована только в 1994 году! То есть все делалось в полнейшей тайне. Это очень любопытно. Но старцы из Политбюро отдали Семанова, но не позволили тронуть Русскую партию в целом.

Незадолго до этого опале подвергается другой функционер от Русской партии В. Ганичев, который был главным редактором «Комсомольской правды».

Семанов и Ганичев были ключевыми фигурами в сфере аппаратной борьбы. И с их уходом связь Русской партии с верхами заметно ослабла.

А тут грянула Перестройка. И скоро выяснилось, что Горбачев может взять либо либеральную идеологию, либо опереться на русский национализм, а ничего третьего ему не дано. То есть, своей игрой в патриотов и либералов лидеры КПСС привели к тому, что фактически раскололи общество. У самой же КПСС никакой идеологии уже не было. И это был крах. Ибо ни либеральная, ни националистическая идеология в том виде, в каком они формулировались, не могли объединить общество.

Либеральная идеология предполагала вхождение в «цивилизованный мир» за счет громадных потерь и сдачи державой своих позиций. Национализм вообще мало чего предлагал в сфере преобразований, так как главным вопрос для националистов был «еврейский», но Горбачев-то знал, что такого вопроса в реальности не существует, ибо нет никакого еврейского заговора в СССР.

У русских националистов к этому времени не нашлось лидеров, они не могли действовать за что-то, могли только против чего-то. И еще они были мастера навешивать ярлыки, хотя делали это искренне. Они после начала перемен почему-то решили, что Горбачев за евреев, а значит он враг.

И в этой связи любопытно опять сослаться на Байгушева. Александр Иннокентьевич работал в это время в Российском фонде культуры. Во главе его с подачи жены Горбачева стоял русский националист, писатель Петр Проскурин, к которому Раиса Максимовна хорошо относилась. Однажды она приехала в Фонд в гости к Проскурину. А Байгушев знал ее еще по совместной учебе в МГУ. Все трое выпили коньячку и писатели спросили Раису Максимовну, что же это Михаил Сергеевич одних либералов выдвигает? И эта достойная женщина возмутилась. Она сказала, что не верит либералам, те продадут Мишу. Но ведь Миша сделал вторым человеком в стране Лигачева! Он поставил во главе ТВ людей симпатизирующих Русской партии. А толку?

Раиса Максимовна была абсолютно права. Руководители ТВ Ненашев, а за ним Кравченко были людьми, которые принадлежали к Русской партии. Но они ничего не сделали. Они не провели чистку на ТВ, где работали на 99% либералы.

Тот же Лигачев подбирал руководящие кадры для все страны. До определенного момента он мог все. Но кого он подбирал? Чтобы понять, каким был Егор Кузьмич нужно принять во внимание только одну деталь. В 1990 году на Политбюро он поднял вопрос о том, что на демонстрациях нужно вернуться к лозунгу «пролетарии всех стран соединяйтесь».

Любопытно вот что. Понимал ли Горбачев, что, вводя гласность, он начинает холодную гражданскую войну? Или был уверен, что все под контролем? Но как только он дал возможность писать и говорить открыто, как тут же война между Русской партией и либералами перекинулась на все общество.

Самое интересно, что на стороне Русской партии было громадное превосходство. Психологически близки к этой партии были многие партийные функционеры, это партия имела полную поддержку в руководстве армии, в структурах ВПК с его огромными ресурсами. Да и народ в большинстве своем не был расположен менять социализм на капитализм.

На стороне либералов был одинокий Александр Николаевич Яковлев. Но в информационной войне он переиграл Русскую партию, имея сначала за душой всего-то «Огонек» и «Московские новости». И поддержку ряда толстых журналов.

Любопытно, что «буревестник перестройки» Коротич, главный редактор тогдашнего «Огонька» признавал, что они не справились с ситуацией. Т. е. задачи разваливать страну у них не было. Но была логика гражданской войны. Логика борьбы за влияние на власть.

Итак, Горбачев мог выбрать или идеи либералов или идеи Русской партии. И это был страшный выбор, ибо идея державная, и идея отстаивания национальных интересов русских оказалась противопоставленной идее демократии и либерализации общества.

В это время появляется общество «Память», первая легальная организация русских националистов, дитя Русской партии. Дитя это получилось такое, что разумным людям в Русской партии было за него не очень удобно, но иным оно получиться и не могло. «Бей, спасай, кругом одни сионисты, заговоры и враги!»

Между тем, евреев, которые играли хоть какую-то заметную роль в тогдашней политической борьбе я вот так с ходу и не вспомню. Вспомнил некого Шаббада, а кто такой уже не помню. Еврейство в целом не играло никакой самостоятельной роли, часть евреев была в панике и ожидала погромов, многие бежали из СССР. Либералов возглавляли в основном русские. И мозговым штабом там были не евреи. Если взять «Межрегиональную группу», которая во многом сыграла ключевую роль, то это: Сахаров, Афанасьев, Гавриил Попов, Собчак, Старовойтова, Станкевич. В этом списке нет ни одного еврея.

С какого-то момента мощную поддержку либералам стали оказывать «комсомольцы» и их пресса. Лидеры ВЛКСМ первыми поняли, как можно общенародную собственность взять и поделить между собой.

Когда стало ясно, что гибель СССР приближается, Горбачев сделал три попытки спасти страну. Он был мягкий и гуманный человек, таких нельзя ставить во главе государства. Но, тем не менее, он пошел на создание КПРФ, т. е. в России появилась своя организующая сила. В итоге — ноль. Полозков, Зюганов и Купцов сделать ничего не смогли, хотя ресурсы у них, в том числе и денежные, были колоссальные.

Горабачев знал о заговоре будущих членов ГКЧП, он развязал им руки и уехал в Форос. В итоге — ноль. Байгушев вспоминал, как члены Русской партии встречались с министром обороны Язовым накануне появления ГКЧП, и Язов сказал, что не станет русским Пиночетом. Тогда, спрашивается, зачем нужен был путч? Заговорщики напились, как свиньи, а потом побежали к тому же Горбачеву.

Интересно, что Язов летел от Горбачева в самолете, но армия продолжала подчиняться ему. Огромная армия готова была выполнить любой его приказ. Маршал вышел из самолета и добровольно сел в тюрьму.

И уже после падения КГЧП, когда стало ясно, что участь СССР решена, Горбачев собрал военных и прямо предложил им брать все в свои руки. Те отказались.

Не оправдываю Горбачева, речь не о нем, а о Русской партии.

Так помощник Генсека Черняев вспоминал, что у Горбачева появилась идея отдать второй канал ТВ русским патриотам. Но чтобы он услышал по этому каналу? В первый же день сказали бы, что Михаила Сергеевича нужно повесить.

И никакие евреи со своим заговором против России тут не проглядываются в упор. Русская партия не смогла состояться, как реальная политическая сила и здесь никто не виноват, кроме нее самой. Это признают в большой степени и сами лидеры Русской партии те же Байгушев и Семанов. Русская партия не имела программы, но самое главное ее лидеры боялись власти и ответственности. Психологически оказалось легче отдать власть проклятым либералам, чем самим переступить черту. На пороге маячила великая кровь и смута.

Александр Иннокентьевич Байгушев утверждает, что в роковые дни с 19 по 21 августа 1991 года у Русской партии были боевики, и они без всякой «Альфы» могли взять Белый дом и Ельцина. Но в какой-то момент поняли, что происходит великая подстава и провокация. А пойти ва-банк и попытаться в хаосе взять власть — это в голову не пришло. В СССР все делалось по приказу начальников. А начальники в те августовские дни куда-то попрятались.

Ну и взяли бы патриоты Белый дом, а дальше что? Что они могли предложить народу? Борьбу с мировым сионизмом?

Читатель вправе спросить — а сам автор и тогда был такой умный? Идти в «толпе» и быть свободным от ее эмоций и идей не возможно.

Я был абсолютно зависим от всех фобий Русской партии, какие тогда существовали. Вот, к примеру, незадолго до путча 1991 года я попал на ТВ. Там была такая «патриотическая» дама, назовем ее Н.Я. С ней мы идем в столовую в телецентре, там она мило улыбается международному обозревателю Зорину, он улыбается в ответ и готов познакомиться со мной, но я от него отшатываюсь, как от черта. Ведь еврей!

Мы садимся за столик, Н. Я смущенно говорит, что профессор Зорин «наш». Я пытаюсь уточнить, как это наш? Она говорит: «Ну, русский патриот». И видя, как у меня отвисает челюсть от удивления, добавляет, что в жизни всякое бывает.

Эта же Н.Я. привела к нам в группу еврея-режиссера, который быстро сделал фильм о крупном журналисте (русском националисте). Хороший фильм получился. И этого еврея Н.Я. представила, как «нашего». И вот сидим, что-то вроде фуршета, еврей-режиссер пьет водку рюмку за рюмкой. А это было уже после путча, кто-то отмечает, что участь Горбачева теперь будет жалкой. И еврей этот говорит, вдруг, с ледяной ненавистью о Горбачеве: «Нам бы так взлетать, как они падают». И я с удивлением понимаю, что он действительно наш.

Надо учитывать, что на ТВ, которое во многом сыграло ключевую роль в тех событиях, громадное большинство составляли русские, и любить Россию и свой народ им никто не запрещал. Более того, 1990−1991 годы были самыми свободными для работников ТВ в смысле выражения своих мыслей и идей. Но более 90% работников ТВ осознано встали на сторону противников Русской партии.

Что касается поражения Русской партии, то тут хотелось бы кое-что уточнить. Сколько издевательства мы услышали на свой счет: «Вы, русские ни на что не способны!» Ребята, а вы уверены, что действительно хотите, чтобы было по-другому? Да, Бог нас увел от югославского варианта. Но если это слабость, то спасительная для всех. Поставить опять на коряки «лагерь социализма» труда не составляло, вопрос заключался в том, во имя чего это делать?

У русских сработала подсознательная память о Гражданской войне и сталинизме. Людей, принимающих решения, охватывал ужас от мысли, что придется проливать кровь. Этого никто не хотел.

Ведь как оно бывает всегда в таких случаях? Первыми идут сумасшедшие, которые не чувствуют боли и страха, за ними психопаты и невротики, которых объединяет «идея», за ними толпой валит «народ», а потом идут мародеры и подбирают все, что осталось после побоища.

Среди русских всегда есть крутые, были они и тогда. Но русские не чувствовали до конца, что они правы. И русские в этих условиях не стали действовать, и хоть кто бы сказал спасибо, ведь реально русским народом в целом было проявлено благородство. В тех же странах СНГ до сих пор этого не понимают?

Вот сейчас чувство собственной правоты у русского народа постепенно появляется. И Русская партия победит в России при любых обстоятельствах. Вопрос только в том, кто будут конкретными носителями национальных идей.

Русские националисты, которые рождены матрицей Русской партии 60-х и 70-х годов, обречены на поражение в этой конкурентной борьбе. И выбор для них сегодня очень непростой. Собственно, это вопрос самоидентификации. Если нет ненависти к евреям, если нет постоянных заговоров, против которых нужно бороться, если я в это не верю, то тогда какой я русский националист? При отказе от прошлых ценностей и само Я может разрушиться. Как говорил один герой Достоевского: «Если Бога нет, то какой я капитан?» И если мной не движет ненависть к евреям, то какой я националист?

На самом деле национализм не тождественен ксенофобии. Ксенофобия это реакция на внешние раздражители. Национализм — это решение проблем внутри русского мира, выстраивание новых отношений, возникновение новой иерархии ценностей.

И ведь не случайно «русский мир» за последние восемь лет породил огромное количество книг, в которых авторы неистово размышляют о судьбе России, часто от Рюрика до наших дней. Идет колоссальная, интеллектуальная работа по самоидентификации, равной которой в нашей истории не было. Идет поиск новых идей, новых мифов, которые могут придти на смену тем, что не сработали. И такие книги, как книги Байгушева дают возможность почувствовать твердую почву под ногами. Он во многом рассказывает, как оно было на самом деле, правда, ярким писательским пером.

Кстати, основная тема у Байгушева — это русско-еврейское противостояние. Так вот, после 1991 года эту тему, в принципе, можно было закрывать. Русская партия потерпел поражение, но еще большее поражение потерпели либералы. К власти пришли не они, власть как была у номенклатуры, так и осталась. Номенклатура взяла на вооружение идеи либералов, но сами они карьеры политической (кроме Собчака) не сделали. Практически все они были отторгнуты властью, хотя и пригреты, и денег им перепало. Но в последнее время номенклатура начала вовсю использовать патриотическую риторику.

А собственно, российское еврейство никакой организованной и осмысленной силы собой не представляет. И теперь довольно ясно, как появились те же олигархи. Они не могут быть самостоятельной силой.

У советских евреев положение было куда более прочным. Но рухнул СССР, а вместе с ним и резко понизилось влияние евреев. Русский советский человек зависел от эмоций евреев, нынешний русский человек не зависит от них никак.

Скажем, в Самиздате в 80-е годы ходило стихотворение, написанное каким-то еврейским поэтом, который эмигрировал в Израиль. И он там обращается к русским людям, говорит, что все для счастья есть в России, но русские несчастливы и вся жизнь их через ж… И ведь русские читали и задумывались: что-то не так у нас. Ну кому сейчас придет в голову обращать внимание на это?

Мы знаем, в чем наше русское счастье. Это иметь свой дом, там, где был дом наших предков, сидеть на веранде и пить чай с медом. А кто придет к нам с марксизмом-ленинизмом или еще с чем, тому в морду!

Евреи всегда стремятся к максимальной самореализации в предлагаемых условиях. В любых предлагаемых условиях, если быть точным. И если им придется реализовывать себя в русском национальном государстве, то они, в большинстве своем, будут работать на это государство, как работают на другие национальные государства.

Что-то происходит в русско-еврейских отношениях. Не берусь ставить диагноз, но, скажем, читаю о том, что в Израиле гастролировал ансамбль ВДВ «Голубые береты», и на его концерт евреи, ветераны ВДВ, пришли в форме, включая тех, кто служил еще в Великую Отечественную. Этот факт сам по себе ни о чем не говорит. Но я читаю и верю сразу, но если прочитаю, что ветераны ВДВ в Узбекистане или латыши в Латвии пришли на такой концерт в форме, то не поверю, пока сам не увижу.

Думается, что умные евреи как раз понимают, что Россия с неизбежностью станет национальным государством. К тому же очевиден и другой процесс. Россия как была мировым центром силы, так им и остается. Спад прошел, Россия будет набирать силу, и останется мировым центром, одним из немногих, который будет определять лицо человечества в 21 веке. Россия будет богатой страной, причем это вопрос не отдаленного будущего, а ближайших десяти лет.

По поводу русско-еврейских отношений один мой знакомый сказал: «Это что же, власть наймет евреев, и они начнут создавать русское национальное государство, как создавали СССР?» Но раз эта перспектива кого-то страшит, уместно спросить — а русским-то кто мешает создавать это новое общество?

Вернемся в 90- е годы. У русских бизнесменов, которые считали себя русскими патриотами, полно денег. А талантливых русских журналистов в Москве, которые отстаивали интересы русского народа, было-то всего человек двадцать-тридцать, и жили они в нищете. Кто мешал дать им денег? Кто мешал создавать русские интеллектуальные центры? Я здесь даже не о политике говорю. Года два назад появился бизнесмен, который учредил премию и стал награждать русских историков и литераторов, авторов всяких исследований по русской истории. Я обрадовался — пошел процесс! Как же! Бизнесмен этот оказался грузином.

Или не так давно встречаюсь с крутым предпринимателем, «русским националистом», он владеет совместно еще с тремя такими же «патриотами» оборонным предприятием. Деньжищ у него полно. И джип размером с троллейбус.

И он сходу мне начинает, захлебываясь рассказывать, что ему скоро достанут книгу 1952 года издания, где Сталин все про евреев сказал! Ну не идиот? Я говорю ему: «Ты денег дай на сайт просветительский, тебя за это никто не накажет». Он отвечает, что денег не даст, т.к. проект не коммерческий, а ему нужна прибыль, и опять начинает про евреев, которые ну все везде захватили и вредят. Это классический продукт Русской партии 70-х годов. Ведь с его точки зрения он не просто болтает о евреях, он борется! Еще ведь и разоблачать начинает «тайных врагов» во стане русском, которые все делают не так.

Если ты не понимаешь до сих пор, что деньги это самое эффективное оружие в отстаивание национальных интересов, то тогда читай Сталина, сиди и смотри, как тебе будут строить новое государство. Но не плачь потом, что с тобой и в этом государстве никто считаться не будет.

Но почему-то кажется, что процесс понимания, что старыми представлениями уже жить нельзя, затронул многих. Победить сегодня с идеологией Русской партией образца 1970 года — нельзя. Отсюда и все выводы.

Начиная с 1989 года были и есть разнообразные национал-большевики, потом густо пошли национал-социалисты, сторонники белой расы, православные патриоты, православные консерваторы и так далее. Но почему-то когда переходит все в русло реальных дел, то всегда получается модифицированное общество «Память». Т. е. матрицей всех этих движение все равно оставалась Русская партия образца 1970 года.

Но сейчас положение будет меняться. Почти любое социальное движение в нынешней России будет работать на национальную идею, и наоборот, национальные требования упираются в социальную политику. В итоге вместо общества советских людей, живущих в РФ, возникнет общество русских граждан. Это сложный процесс, но по историческим меркам он идет очень быстро. Будут пересмотрены и уже пересматриваются многие фундаментальные вещи. Русские постепенно будут становиться полноценными гражданами, а национализм всегда востребован именно гражданами, свободными людьми, это их идеология по защите собственных интересов.

Русских националистов хотят по-прежнему держать в подполье, прежде всего, психологическом. Но чувство хозяина возвращается к русским.

http://www.apn.ru/publications/article18137.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru