Русская линия
Православный Санкт-ПетербургПротодиакон Сергий Шалберов17.10.2007 

Вот моя деревня

Протодиакон Сергий Шалберов
Протодиакон Сергий Шалберов
На улице грохот, скрежет, вой: с Измайловского проспекта с мясом сдирают трамвайные пути, а мы сидим в Свято-Троицком Измайловском соборе, в кабинете у протодиакона Сергия Шалберова, рассматриваем фотографии, на которых родная деревня отца Сергия, и такой тишиной, таким покоем веет от этих снимков…

Вот деревенский крестный ход: идут бабушки гуськом по лесу, лица праздничные, просветлённые… Вот молебен у святого источника: и батюшка, и прихожанки погружены в тихую молитву…

— У нас в Шапках вообще-то три источника, — поясняет отец диакон. — Этот — самый дальний. Его и коренные шапкинцы очень любят, и приезжие… Целебный! Я сам был свидетелем исцелений, и не раз. Моему соседу врачи напророчили смерть через два-три года — мол, всё, безнадёжен… А он живёт да живёт, ничего не пьёт, кроме шапкинской водички, и на здоровье не жалуется. И ездят к нам за этой водой, ездят, и конца-краю нет — и это хорошо, да только кто горожанам объяснит, что нужно следить за порядком? Столько мусора оставляют после себя эти, с позволения сказать, паломники, что один из источников уже почти загублен. Надо бы часовенку там поставить, чтобы хоть совесть в людях заговорила: всё-таки место святое, Богом дарованное, вода дивная, целебная. Тут не мусорить надо, а Господа славить за такой дар! А вообще-то я очень доволен тем, что в Петербурге знают о наших источниках: пусть прикоснутся к нашей святыне. Православная вера — такой же живоносный источник, к ней тоже надо припадать в духовной жажде — и исцеления не замедлят.

— А откуда такое название — Шапки? Как услышишь его, так улыбнёшься невольно…

— А это от местности. Холмистая такая местность: гряда холмов тянется от Мги до Любани — они у нас, как шапки, возвышаются. Вот, между прочим, любопытный факт: по документам мы одно время назывались селом Покровским — по главному нашему храму. Но не прижилось это название: Шапки — и только! Шапкинцы мы. Впрочем, скоро, видимо, снимут наши шапки-холмы все до единого: они же песчаные, а песок для строящегося города необходим… Что тут поделаешь…

— А храм Покровский сохранился ли?

— С ним такая история: был у нас большой, красивый храм во имя Покрова Богородицы, да незадолго до революции сгорел — видимо, в предзнаменование будущих бед… Пока его отстраивали, церковь временно перенесли в небольшой павильончик… Во время войны Покровский храм опять разрушили, и с тех пор жила деревня без церкви. А в начале 90-х годов захотелось шапкинцам вернуться к Богу — тут мы и вспомнили, что павильончик прежде служил временным храмом… Там в советское время был клуб (и я туда, каюсь, на танцы бегал), к нему пристройку сделали после войны, чтобы танцевать было просторней, — но в 1991 году эта пристройка сама собой обрушилась. Мы это поняли так, что церковь очистилась от скверны и теперь только ждёт, когда возобновятся службы. И они возобновились.

— А прихожан-то набралось много?

— Вы помните 1992 год? Кругом развал, никому ни до чего нет дела… И я тоже думал: кому наш храм будет нужен? А давай-ка спросим у людей! Я сажусь на мотоцикл, приезжаю в соседнюю деревню… Выходит навстречу бабушка, лет, наверное, 90, и со слезами говорит: «Да мы вас только и ждём, ангелы наши! Наконец-то храм вернётся!» Я никогда не думал, что память о Боге так долго хранится в народе. Нет: слово «крестьянин» от слова «христианин» произошло — не надо об этом забывать. Словом, отступать нам было уже нельзя, но ведь и средств не было. Никаких! Я предложил собираться на руинах временного храма и читать акафист. Сначала четверо откликнулись, потом пятеро, через пару месяцев уже больше десяти человек пришли. Я пошёл к приснопамятному владыке Иоанну и зарегистрировал общину. Но средств-то нет. А мы всё молимся, молимся — и происходит чудо. Звонит наш депутат, директор совхоза Владимир Васильевич Сазонов, и говорит: «Я по убеждению коммунист, но считаю, что с религией партия что-то напутала; я буду вам помогать!».

И мне кажется, что здесь нас Господь удержал от серьёзной ошибки, которую сейчас многие совершают… Наши благочестивые предки к стенам храмов относились спокойно, без излишней восторженности. Помните историю Исаакиевского собора? Была деревянная церковь — её сломали, построили каменную, потом каменная стала мала — её сломали, построили другую, побольше, — и так пока не вырос нынешний великий собор. Ломали, не дрогнув душой, потому что Церковь — это не стены, Церковь — это люди! Это сообщество людей, соединённых в духе. К сожалению, сейчас так бывает: власти говорят: «Берите руины!» — мы и берём… А вот людей-то где взять? Где найти подвижников? И получается: церкви строятся-строятся, а молиться в них вроде и некому. Слава Богу, что в Шапках такого не было. Всё началось с молитвы, и Господь эту молитву услышал. А помощник наш, Валерий Васильевич, сейчас уже ушёл с депутатского поста и живёт у нас в Шапках. Господь ему за старания явил помощь: у его сына 10 лет не было детей. И вот он начал церковь строить, и вскоре невестка родила ему внука. Счастлив дед!.. Вот вам и коммунист! Коммунисты разные бывают.

— Шапки, наверное, древнее село?

— О, даже очень! Рядом с Шапками есть гора под названием Царицына. Откуда такое название? А там прежде стоял древний монастырь, где одной из насельниц была бывшая царица, насильно постриженная жена Ивана Грозного. Это доподлинно известно: археологи нашли плиту с её могилы… А ещё неподалёку от нашего села в XVI веке подвизался прп. Макарий Римлянин — подвижник редкой судьбы. Житель Рима, он своим умом понял неправду католичества, ушёл на Русь, в Новгород, монашествовал на Валааме в учениках у славного Александра Свирского… Преподобный и благословил его на житьё в этой пустыни… И вот что любопытно: вам, наверное, тоже доводилось бывать на Валааме, где начинал свой подвиг св. Александр, — там дух захватывает от великолепия Божиего творения, и душа сама собой начинает славить Бога. А преподобный Макарий куда удалился от такой красоты? На неприметный, крохотный островок посреди болота, где и глазу не за что зацепиться. Стоят чахлые берёзки какие-то — и больше ничего… Мне кажется — это он нарочно такое место выбрал — чтобы усугубить подвиг.

— Да, славное место Шапки!.. Я слышал, что там и в XIX веке любили отдыхать петербуржцы…

— Конечно. У нас и Пётр Ильич Чайковский бывал часто, и другие знаменитости… Я вам так скажу: Шапки по всему миру славны! Не смейтесь, это правда. Не так давно мне довелось побывать в Африке, в Республике Кения. Не успел я туда приехать, как братья наши чернокожие обокрали меня до нитки, так что мне и хлеба было купить не на что. И что же вы думаете: обратился я за помощью к одной русской семье (тоже туристы)… И вдруг оказывается, что супруга — родом из Шапок! Моя односельчанка среди Чёрной Африки! И кроме помощи мне, грешному, получил я от этой семьи большую старинную храмовую икону — Казанский образ Божией Матери. Он теперь помещается в нашем Шапкинском храме и весьма почитаем прихожанами… Приезжайте, помолитесь вместе с нами! Очень тихо у нас, а тишина — первое условие для настоящей молитвы… У нас ключи бьют святые, у нас земли древние… Приезжайте, если сможете на Покров, к нашему престольному празднику — будем рады вас видеть!

Вопросы задавал Алексей БАКУЛИН

Доехать до деревни Шапки можно электричкой с Московского вокзала.

http://pravpiter.ru/pspb/n190/ta006.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru