Русская линия
Православный Санкт-ПетербургСвященник Роман Гуцу17.10.2007 

Власть — народ — церковь

— Всеволожский район — святая земля, — сказал мне отец Роман Гуцу, настоятель храма Спаса Нерукотворного Образа на Румболовской горе. Спорить я с ним не стал: он благочинный Всеволожского округа и, видимо, знает, что говорит, не станет попусту бросаться подобными словами. И всё-таки хотелось услышать пояснения. И отец Роман пояснил:

— Я думаю, так говорится не без оснований. Во-первых, на территорию нынешнего Всеволожского района ни разу не ступала вражеская нога: эти земли стали как бы бронёй для Ленинграда. А вспомните Дорогу жизни! Ведь она проходила именно здесь и даже в двух шагах от нашего храма… Одного этого достаточно, чтобы назвать всеволожские земли святыми. Но, знаете, я, как священник, чувствую особую благодать, почивающую на месте сем. Русская земля — она вся святая, и не подумайте, что я считаю нас святее всех прочих, но… Какую-то особую милость Господню мы ощущаем. Посмотрите, сколько в нашем благочинии храмов! И каких! И я совершенно искренне считаю, что все наши храмы равно замечательны, светлы — и давний, намоленный Троицкий храм во Всеволожске, и собор Архистратига Михаила в Токсово, и муринская церковь Великомученицы Екатерины, и даже не построенный пока, только в проекте существующий храм в Янине… И ещё скажу: особая благодать Всеволожска состоит в том, что наши власти дружат с Церковью, что глава нашей администрации открыто называет себя православным человеком.

— Да, это настоящая милость Божия… Наверное, не многие благочинные в России могут похвастаться благосклонностью властей?

— Да и я не хвастаюсь ничем. Кто-то из западных святых отцов сказал: «Приступая к какому-либо делу, молись так, как если бы его успех всецело зависел от Божией воли, а работай так, словно всё зависит от тебя"… Дружба — дар Божий, но трудиться над ней всё равно необходимо. Нужно помнить, что дружба — это не нахлебничество: хочешь, чтобы тебя любили, — полюби и сам. Хочешь, чтобы район вспомнил о Церкви, — сам живи одной жизнью с районом. Вот сегодня: день уже кончается — и чем же он был занят для меня? Помимо дел благочиния (а их, как вы понимаете, хватает с избытком) мне приходилось находить время, чтобы побывать у светских властей: я заходил к трём руководителям района, поздравил главу администрации с 60-летием, служил молебен, освящая новый завод… И так каждый день. Мы не должны отгораживаться от народа. Праздник ли, печаль, труд или война — Церковь должна принимать это как своё, не разделять: у вас-де мирская суета, а у нас — богослужение. Народ так никогда и не оторвётся от своей суеты, если не увидит Церковь рядом с собой; а в противном случае мы можем вернуться к временам безбожной власти, когда в православных видели врагов народа, которым место в тюрьме или в психбольнице. И тогда в Россию придут враги — враги нашей Родины и Церкви: сектанты, а то и люди с Востока…

— Но праздники, торжественные молебны, поздравления, речи… Если участвовать во всём этом, не потеряешь ли дух церковный? Не начнёшь ли жить по законам падшего мира?

— Нет. Если ты помнишь о достоинстве Церкви, о том, что ты обязан освящать добрые дела мирян, служить, так сказать, проводником на них Божией благодати, то ты никогда не опустишься до положения простого прихлебателя властей, безплатного приложения к праздничной обстановке. Это тяжёлая духовная работа, годы уходят на неё. Но зато люди видят, что их помнят, что им оказывают внимание, и постепенно авторитет Церкви растёт, и мы становимся одной семьёй.

— Хорошо, батюшка, — мне понятно, зачем Церкви нужна дружба со светской властью. Но скажите: зачем власти нужна дружба с Церковью? Какая ей в том выгода?

— С одной стороны, ответить на ваш вопрос легко. Мы с вами — люди верующие и понимаем, что без благословения Божия никакое дело не сделается толком, любое благое начинание, не освящённое Церковью, может обернуться во вред. Если власть помогает нам, то она самой себе делает полезное: это ей же самой в первую очередь надо! Но вот представьте себе, что будет, если я скажу властям предержащим: «Вы нам, конечно, помогаете, но это, знаете ли, нужно вам самим!» Пожалуй, люди обидятся, услыхав такое.

И ещё: нельзя говорить и о том, что благословение Церкви непременно ведёт к успеху во всех делах, — стоит, мол, на копейку помочь храму, и на тебя тут же посыплются всевозможные блага. Мы, верующие, знаем, что это далеко не всегда так, и нам нельзя настраивать мир на «взаимовыгодный бизнес» с Богом. Так чем же Церковь может быть полезна власти? Я думаю, только одним: Православие всегда, при всех властях и правителях, радело о мире и благополучии в государстве. Мы стоим выше узких партийных и экономических интересов, мы — сила, но мы — добрая сила, мы — оплот народного единства и согласия. Мы, в лице тысяч своих прихожан, всегда готовы поддержать правое дело, затеянное властью, мы готовы помочь в разрешении любых ссор и мятежей, мы отдаём свой авторитет на служение всему доброму, что происходит в обществе. Другого такого помощника власти не найти. Если эта помощь будет принята, то и помощь в делах не замедлит. У нас в районе ежегодно проходит открытый общественный совет (обычно в присутствии губернатора области), где говорится обо всём, что случилось во Всеволожске за истекший год. В прошлом году я выступал там и сказал: «Наш район, безусловно, по многим показателям лидирует в области. А как вы думаете, почему? Да потому, что в районе 16 храмов и в каждом из них молятся о ваших делах, чтобы Господь умудрил и просветил вас. А поскольку наш глава — человек православный, то молитвы наши особенно доходчивы!»

А вот о том, что касается общественного примирения. Вы знаете, сколько наша Церковь потерпела от коммунистов; многие священнослужители и простые верующие до сих пор относятся к членам коммунистической партии как к исчадиям сатаны. И такую позицию можно понять! Вот только что даёт она обществу? Вы знаете, что неподалёку от Всеволожска находится страшный Ржевский полигон, где в первые годы советской власти тысячами расстреливали наших дедов и прадедов, где — предположительно — встретили свой смертный час священномученик Вениамин Петроградский и замечательный русский поэт Николай Гумилёв. В этом году мы хотим провести там — силами нескольких приходов — общий молебен, но беда в том, что это святое место превращено в городскую свалку, и теперь к полигону пройти очень трудно. Кто же уберёт мусор? Кто приведёт святыню в надлежащий вид? Решение пришло парадоксальное: пусть этим займутся коммунисты! Их предшественники творили здесь свои злодеяния — пусть же наследники ВКП (б) сделают теперь доброе дело. Я предложил местному коммунистическому руководству совершить этот шаг к примирению и покаянию, и он откликнулся на мои слова с пониманием. Вот такое-то сотрудничество будет намного полезнее и душеспасительнее, чем взаимные обвинения и проклятия.

— И всё-таки: сотрудничество с властью… Знаю, что кое-кто из называющих себя православными (вы знаете, что такие имеются!) сочтут такую позицию чуть ли не предательством: современная власть у них по-прежнему считается богоборческой…

— Я вам отвечу, и постарайтесь понять мой ответ правильно… По высшему счёту Церкви всё равно, какая власть сейчас в стране. Нам через апостола заповедано: «нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены» (Рим. 13. 1) Был царь, помазанник Божий — за него Церковь молилась. Царя уничтожили, пришла власть богоборческая, которая залила кровью всю Россию, а оставшиеся в живых члены Церкви всё равно молились о властях и воинстве. Ушла безбожная власть, пришли демократы, — и опять молимся. Это вовсе не продажность, не приспособленчество. Мы просто понимаем: что бы ни делали правители, а ни одно их решение за рамки Промысла Божия никогда не выйдет! Иоанн Златоуст ещё в IV веке говорил, что все войны и все мятежи в мире находятся в руках Божиих, в руках одного Хозяина и Устроителя судеб мира. И Церковь молится о властях и воинстве не потому, что она заискивает перед силой, а для того, чтобы Господь творил через земные власти Свою волю, чтобы Господь умудрил правителей, направил и сохранял их разум в Своей деснице. Бороться же с властью — дело богоборческое, даже если мы боремся против демократии за монархию. Так некогда и ветхозаветные евреи в порыве богоборческой гордости молили Господа о том, чтобы Он дал им царя. Они отвергали непосредственное Божие водительство и хотели жить по законам земным. А ведь Господь предупреждал их через пророка Своего Самуила: «сыновей ваших он возьмёт… чтобы они возделывали поля его… и дочерей ваших возьмёт, чтоб они… пекли хлебы; и поля ваши… лучшие возьмёт, и отдаст слугам своим… сами вы будете ему рабами; и восстенаете тогда от царя вашего, которого вы избрали себе; и не будет Господь отвечать вам тогда» (1 Цар. 8, 11−18). Вот ведь какое предостережение — а они не послушались! Это ли не богоборчество? Власть мы всегда имеем такую, какую послал Господь, повиноваться ей — исполнять послушание у Бога, причём послушание не абсолютное и слепое, а не противоречащее христианским устоям и евангельским принципам жизни. И Церковь всегда помнит об этом.

— Отец Роман, я слышал, что ваш храм часто устраивает крестные ходы через весь Всеволожск. Это тоже попытка повернуть людей церковных и людей внешних лицом друг к другу?

— Разумеется. Тут дело ещё вот в чём: днём на Пасху храм пустует, и светские люди, которым не по силам выстоять ночную пасхальную службу, просто не чувствуют этого Праздника праздников. А большой крестный ход и вовсе не только силами нашего прихода устроенный, — с хоругвями, с иконами, с громким, торжественным пением — он несёт Пасху безбожному миру. И нас встречают с радостью: все окна по пути следования открыты, тротуары полны горожан, кто-то срывается с места, догоняет нас и присоединяется к крестному ходу. И все видят: Церковь торжествует, Церковь сильна, Церковь прекрасна — это отличная проповедь! И не только на Пасху мы так ходим, но и на Троицу, чтобы почтить славный Троицкий храм во Всеволожске, и ещё найдём поводы для новых крестных ходов. Повторюсь: это не наш только приход их устраивает, но и другие приходы нашего благочиния. В этом тоже есть большой смысл: люди видят, что не один их храм на свете, что православных много — всюду наши братья! А то есть сейчас такие настроения кое-где: только наш храм хорош, только здесь обретается истинное православие, а все прочие — чуть ли не еретики! И множатся такие приходы-секты, замкнутые в самих себе. Это настоящая беда, и с ней надо бороться — в том числе и такими совместными крестными ходами. Польза от них огромная, а скажите: сумели бы мы организовать их без дружеской поддержки властей? Ведь это для одной только ГИБДД какая грандиозная работа получается: нужно перекрыть столько оживлённых улиц, следить за порядком на дорогах… Нет, власть и Церковь могут — и даже обязаны по Божиим Заветам — идти рука об руку: только так, а не иначе мы поднимем страну, вылечим общество, и в России воцарится «мирное и безмятежное житие», о котором православные ежедневно молятся во всех храмах.

Вопросы задавал Алексей БАКУЛИН

http://pravpiter.ru/pspb/n190/ta001.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru