Русская линия
РПМонитор Ярослав Бутаков17.10.2007 

Есть ли будущее у русских?
Нужно предотвратить превращение России в «построссийское пространство»

УПАДОК ЖИЗНЕННОЙ СИЛЫ

Здоровому национальному организму нет надобности в бесконечном концептуализировании на темы собственной идентичности. Такой организм интуитивно определяет свои болевые точки, безошибочно ставит диагноз и быстро лечит возникающие болезни. Русский же народ ныне, как попавший в нокдаун боксер, находится в состоянии гроги и усиленно стремится вернуть себе адекватное ощущение происходящего.

В последнее время стало распространенным противопоставлять русскую нацию и империю. Приобретают популярность концепции, согласно которым нынешнее состояние русского этноса вызвано тем, что он надорвал свои силы в многовековой имперской стройке, которая никогда не соответствовала полностью сути русского народа.

Что же, большая доля исторической правды в этом есть. В «своей» Империи русский народ по большей части всегда являлся донором для других народов. Русские как этнос никогда не занимали в Империи господствующего, привилегированного положения. Имперская элита рекрутировалась из представителей разных народов, масса же русского крестьянства была более угнетенной, чем любые другие этносы Российской державы. Этническая, русская идея никогда не играла решающей роли в государственной идеологии Империи, а эксплуатировалась от случая к случаю, по мере необходимости, когда русификаторство в той или иной форме признавалось полезным для поддержания единства державы. Но русификаторство всегда было избирательным, не составляя существа государственной политики.

Эксплуатация жизненной энергии русских правящими верхами позволила создать могучую империю и сохранять ее на протяжении длительного времени. Однако эта же имперская стройка, питаясь соками русского народа, уменьшала его жизненную силу. Русские, особенно в советское время, устали от многовековой державной ноши и донорства. И потрясения конца 80-х — начала 90-х годов стали очередным бунтом против Империи. Но всякий раз после подобных смут восстанавливалась в новом обличье та же по природе имперская власть. Однако жизненные силы русского народа не беспредельны. Русские могут больше не возродиться в прежнем качестве.

Первый вывод, который отсюда следует, это то, что у русских никогда не было государственности, в полной мере отвечавшей интересам русского народа как солидарной этнической общности. Этот вывод жесток. Своим беспощадным рацио он разрушает свойственный каждой нации миф о своем «золотом веке». Отказавшись от этого мифа внезапно чувствуешь себя как первобытный человек, оказавшийся без защиты своих добрых духов, перед лицом всемогущего Хаоса стихий…

Второй вывод: в настоящее время мы находимся на очень важном переломе. Или русский народ, отказавшись от своего донорства в пользу других народов Империи, возродится в каком-то новом качестве, или его не будет вовсе.

ЭТНИЧНОСТЬ КАК НЕИСТРЕБИМЫЙ ПРИЗНАК

Но если правилен взгляд на этничность как на главный движущий фактор исторических процессов, то это вселяет некоторый оптимизм. Дело в том, что за последние лет 500 ни один этнос Европы не исчез с лица Земли. В эпоху Великого переселения народов и вслед за ней (некоторые историки считают возможным включать в нее огромный промежуток времени с III по IX век) исчезали, ассимилируясь, такие крупные и некогда могучие этносы, как гунны, готы, вандалы, авары… Но в Новое время этническая история приобрела явно другое качество, чем в раннее Средневековье. Почти все европейские народы, даже самые мелкие, сохраняют свою этничность (полностью ассимилированные исключения, вроде ижорцев, очень редки).

Более того. В последнее столетие наблюдается резкий и повсеместный всплеск этнического самосознания. Заявляют о себе и требуют самоопределения (в разной форме — от культурно-национальной до государственной) этносы, считавшиеся ранее полностью исчезнувшими, растворившимися. Нет, этничность изжить труднее всего! Не исчезли с этнической карты бывшего СССР, несмотря на длительное игнорирование, касимовские татары, мишари, крешены. На Северном Кавказе заявили о себе шапсуги, которых уже давно приписали к адыгейцам, и потребовали восстановления Шапсугской автономии, существовавшей в 1920-е годы. Сету, в советское время признаваемые только в фольклорном виде, оказались реально существующим национальным меньшинством Эстонии. Талыши в Азербайджане, исчезнувшие из советских переписных листов еще до войны, начинают борьбу за политическую автономию. И так далее.

Поэтому нет смысла рассматривать сценарии России без русских. Такая Россия невозможна по определению. Россия может быть только государством русского народа, или ее не будет вовсе. Однако, на мой взгляд, есть основания обсуждать будущее русских на историческом пространстве России, но без самой России.

РУССКИЕ БЕЗ РОССИИ

Собственно, уже теперь такая модель осуществляется на отпавших окраинах некогда единого государства. Сможет ли сложиться такая ситуация, что русские полностью утратят государственность своего имени? При каких условиях это может произойти? Самое главное — это, конечно, потеря русскими количественного преобладания в населении России. При существующих тенденциях депопуляции и миграции это — вполне вероятный сценарий. Падения удельного веса русских в населении территории современной РФ ниже 50% реально ожидать уже в 30−40-х годах текущего столетия. На днях спецпредставитель по связям с организацией «Исламская конференция» Вениамин Попов без обиняков заявил, как о само собой разумеющемся факте, что к 2050 году последователи ислама будут доминировать в населении России.

Конечно, сложно сказать, насколько точно переход рокового 50-процентного рубежа будет коррелировать с разрушением российской государственности. Может быть, институты единой государственности сохранятся по инерции на более долгое время. Но возможно и так, что возрастание удельного веса иноэтничных элементов значительно раньше приведет к крупным политическим конфликтам, способным вызвать ускоренную дезинтеграцию существующего Российского государства. Так или иначе, но русским, если не произойдет, попросту говоря, чуда, придется найти формулу выживания в иноэтничной государственности. Или же переориентировать вектор государственного развития на этническое замыкание в ограниченных территориальных рамках, что само по себе связано с крупными затратами жизненных сил на обеспечение безопасности такой резервации-крепости. Или же, что явно не легче, сотворить чудо.

Для чуда необходима смена ценностных доминант, поскольку, очевидно, ценностные ориентиры русского народа ведут сейчас по большей части в противоположную сторону — от коллективного выживания и солидарной деятельности к культу индивидуального успеха, конкуренции друг с другом и погоне за местом в иерархии. Многочисленные этнические диаспоры действуют с точностью до наоборот и побеждают в борьбе за существование.

При сохранении существующих тенденций, на мой взгляд, просматриваются следующие сценарии будущего построссийского пространства.

Сценарий 1. «Федеральное агентство по управлению территорией Россия». Институты российской государственности функционируют, сохраняя видимость стабильности и единства на пространстве 1/7 земной суши. Благопристойный фасад обеспечивается поддержкой влиятельных сил извне, за которую приходится расплачиваться потерей ключевых элементов суверенитета: ОМП и энергоресурсы находятся под ограниченным международным контролем. Федеральная элита осуществляет свое господство внутри страны, обеспечивая баланс интересов иноэтничных диаспор и этнорегиональных групп, служа модератором в их конфликтах за передел федерального бюджетного пирога. Неотъемлемым механизмом властвования является непрерывное подавление этнического русского движения разными методами — от тонких политических технологий до силового.

Ослабление федеральных структур рано или поздно приведет к переходу означенного сценария в сценарий 2: «Империя этнических диаспор». Аналог можно найти в поздней Римской империи, когда варварские короли по своей прихоти меняли императоров, одновременно борясь между собой за лучшую долю в имперском наследстве. Развитие событий по данному сценарию или угроза такого развития может привести к сценарию 3: «Выполнение условий капитуляции», означающему «упорядочение» построссийского пространства внешними силами. Это может быть предпринято 1) по инициативе центральной власти, пытающейся подобным образом сохранить свою номинальную власть хотя бы над частью российской территории; 2) либо по инициативе формирующихся региональных правительств, стремящихся таким путем избавиться от тягостного господства иноплеменных элит, захвативших Москву; 3) либо просто прямым вмешательством извне в случае откровенной слабости центральной власти и возникновения угрозы распространения ОМП.

Оптимальный сценарий связан с потенциальной возможностью русских сорганизоваться как сильное этническое меньшинство, по относительной численности все же превосходящее любую из этнических диаспор. Может быть, русские смогут выдвинуть к власти элиту, способную сохранить относительное единство страны (возможно, с уступками отдельным национальным автономиям) и даже обеспечить лидирующее положение русского народа в ней. Это сценарий 4: «Господствующее меньшинство». Собственно, это даже не построссийское пространство, а новая Россия, только с жесткой русской этнократией над нерусским большинством. Но очевидно, что такой режим не сможет быть долговременным.

Скорее же всего, стремление русских к консолидации в условиях утраты численного превосходства приведет, с «помощью» внешних сил, к дезинтеграции России и замыканию русских в однородно этнических анклавах. Реализуется сценарий 5: «Резервация Русь», причем таких резерваций, «неприкосновенность суверенитета» которых будет «гарантирована международным сообществом», может быть несколько.

Понятно, что возможно переплетение элементов различных сценариев, и зачастую их трудно четко разграничить между собой.

Естественно, мною не выдвигается сценарий успешного создания так называемой «российской политической» или «гражданской» нации — нации «россиян». Это чистейшей воды утопия. В России общегражданское сознание может ложиться только поверх этнического, не подменяя и не отменяя его.

ФАШИЗМ — ПУТЬ К ВЫРОЖДЕНИЮ

Социологи в наше время отмечают, что базовые характеристики русской ментальности в последнее время сильно меняются. Исследования выявили, что движущими стимулами современной русской молодежи выступают индивидуализм, ценности успеха, благосостояния и иерархии. Отталкиваясь от этого, некоторые смогут утверждать, что русский народ готов к восприятию фашизма с его установкой на иерархию. Я же утверждаю, что фашизм уже, без лишнего шума, угнездился на руинах Империи под личиной «демократии».

Это по форме либеральный, по сути антинациональный, антирусский фашизм корпораций и мафий. И без бунта против этой системы ценностей бунт против власти будет направлен лишь на право участия в эксплуатации большинства. Удачливые предводители такого бунта окажутся в положении предводителей восстания рабов в древнем Египте. Только вместо дворцов фараонов они займут, условно говоря, дачи на Рублевке. После чего усядутся на шее своих менее проворных рядовых приверженцев…

В настоящее время явно растет тяга русских, особенно молодежи, к созданию объединений по признаку «крови», национальной идентичности. Однако это бессознательное стремление может оказаться, по указанным только что причинам, политически бесплодным. Необходимы сознательные усилия всего мыслящего сообщества по формированию ценностного пространства русской внутриэтнической солидарности и эгалитарности.

Только тогда можно предотвратить вырождение русского народа в конгломерат иерархичных групп, конкурирующих между собой за лучшее место в системе, создаваемой и контролируемой этническими диаспорами. Только тогда можно предотвратить превращение России в построссийское пространство. Время еще есть…

http://www.rpmonitor.ru/ru/detail_m.php?ID=6375


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru