Русская линия
Русский дом Александр Сегень13.10.2007 

Главный праздник октября
14 октября — Покров Пресвятой Богородицы

Замечали ли вы, что в Москве лишь одна ветка метро носит имя православного праздника? — Арбатско-Покровская. Она названа так в честь Покровского собора в Измайлове. Расположен этот собор на острове, омываемом Серебряно-Виноградским прудом. Рядом с Покровским собором находится большое депо. Когда-то ветка метро, шедшая от Арбата, тут заканчивалась, потому и назвали её Арбатско-Покровской. И большевики, как ни странно, не углядели в этом религиозного смысла!

Зато дивный остров они успели по-своему заклеймить — увы, до сей поры он носит глупейшее наименование «Городок имени Баумана», а должен бы называться Покровским, потому что над ним возвышается величественный высокий храм Покрова. Здесь — гнездо Романовых, их вотчина. Пётр Великий впервые пускал по волнам Серебряно-Виноградского пруда свой знаменитый ботик. Здесь же он повелел переливать колокола на пушки. А храм был построен зодчим Иваном Кузнечиком ещё при царе Феодоре Алексеевиче. В этом храме совершал литургии составитель полного свода «Житий Святых» святитель Димитрий Ростовский. Этот шедевр русского зодчества был освящён в честь одного из любимейших православных праздников — Покрова Божией Матери.

«Покров… - важный какой-то день, когда кончатся все «дела», землю снежком покроет, и — «крышка тогда, шабаш… отмаялся, в деревню гулять поеду», — говорил недавно Василь Василич. И все только и говорят: «Вот подойдёт «Покров» — всему развяза». Я спрашивал Горкина, почему — «развяза». Говорит: «А все дела развяжутся, вот и «Покров». И скорняк говорил намедни: «После «Покрова» работу посвалю, всех на зиму покрою, тогда стану к вам приходить посидеть вечерок, почитать с Панкратычем про священное»».

Это строки из бессмертной книги Ивана Сергеевича Шмелёва «Лето Господне», богато описавшей все ощущения православного человека, связанные с годовым кругооборотом трудов, забот и праздников.

«Покров — всему развяза», — именно так на протяжении многих веков относились люди к этому осеннему празднику, венчающему всё, что было сделано за год. Всё заготовлено и — покрыто. А люди Божии ощущают над собой в небесах незримый головной плат Богородицы — Её Покров, или по-гречески «омофор». «Захвати тепла до Покрова», — говорили в народе и готовились к холодной зиме, утепляли жилища, затыкали все щели и продушины, обустраивали помещения для скота, чтоб и животине не было холодно, её отныне наружу не выпускали, а в домах вставляли вторые оконные рамы, которые в иных местах так и называли — покровскими. Всё это утепление именовалось особенным покровским словечком — «ухититься». «Дом свой ухитить», — то есть утеплить.

Праздник сей ещё считался покровителем свадеб — жениховались и невестились, совершали уговор, чтобы потом всю зиму до самой Пасхи готовиться к женитьбе, собирать приданое, копить деньжонки на свадебный пир, который чаще всего творили через неделю после Светлого Христова Воскресения, на Красную горку. «Батюшка-покров, покрой землю снежком, а меня женишком!», — заклинали в канун Покрова девицы-красавицы. Падение с небес снега в сей день считалось очень и очень доброй приметой.

Покров, обещавший всегда отдохновение от дел земных, был излюбленным в народе праздником. Не случайно так много у нас на Руси Покровских храмов, и чаще всего они большие, величественные, крепкие, высокие. Вот даже в нынешней Москве больше всего Никольских храмов — 44. На втором месте Троицкие церкви, их на десяток меньше. А на третьем — Покровские, 21 храм: и в Свято-Даниловом монастыре, и в Новодевичьем, и в Марфо-Мариинской обители, и в Красном селе, и причудливый храм в Филях, и огромный — на Измайловском острове.

И конечно же, один из главных символов столицы — прекрасно украшенный собор Покрова Пресвятой Богородицы на Рву, всенародно известный как храм Василия Блаженного. Кстати, в этом двояком наименовании любимейшего московского храма есть особенный исторический смысл, коренящийся в самом происхождении праздника. Покров Богородицы было установлено отмечать после чудесного явления во Влахернском храме Константинополя, случившегося в 30-е годы Х столетия. Храм Пресвятой Богородицы во Влахернах был построен во второй половине V века Императором Львом Великим для того, чтобы в нём хранить привезённые из Палестины Честные ризы Приснодевы Марии. Вместе с одеждами в златокованном ковчеге был и Омофор Всецарицы — большое покрывало, которое Матерь Божья носила на голове. В сём Омофоре, по строгой иконописной традиции, Она запечатлевается на всех образах. Лишь художники Возрождения осмеливались эту традицию нарушать — срывали с головы Богородицы священный покров!

Пред ковчегом, в коем хранились Ризы и Омофор, собирались толпы молящихся. В эпоху правления Императора Льва Мудрого особым почитанием пользовался юродивый Андрей, по своему происхождению — славянин. Он постоянно пребывал вблизи ковчега во Влахернском храме. Находясь рядом с ним, люди чувствовали особый прилив веры, благодатное тепло разливалось по душам молящихся. Предание доносит до нас, что в воскресный день первого числа октября, в четвёртом часу ночи, в присутствии множества народа, Христа ради юродивый Андрей увидел под куполом храма Царицу Небесную. Она стояла над всеми людьми и, держа в руках Омофор свой, осеняла им всех, словно покрывая от грозящих напастей. Следом за Андреем Богородицу увидел его ученик Епифаний, будущий Константинопольский Патриарх Полиевкт, а затем и многие другие присутствующие в храме. Это чудо, коему был не один свидетель, расценили как знак того, что Матерь Божия слышит молитвы верующих и покровительствует им. Надежду на сие небесное покровительство и выражает этот излюбленный среди православного люда праздник.

Спустя много лет после описанного константинопольского чуда на Москве подвизался юродивый Василий, во многом отождествляемый с юродивым Андреем. Он так же не имел жилища, одежды, а зачастую и еды, и при нём так же люди ощущали особый прилив веры.

Василия Блаженного весьма почитал Царь Иван Грозный. Когда юродивый умирал, Государь со всей семьею стоял у смертного одра народного любимца и получил от Василия благословение. Затем он сам нёс тело усопшего к храму Троицы на Рву, где юродивый и был похоронен. А через два года рядом с храмом Троицы, в честь покорения Казани, Иван Грозный стал строить новый большой собор в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Он мечтал о том, что в нём когда-нибудь, как во Влахернах, будут храниться Ризы и Омофор Богородицы.

В праздник Покрова, даже если вы по какой-либо причине не можете быть в храме, мысленно представьте себе нарядный многокупольный храм Василия Блаженного, украшающий собой главную площадь России, или чёрные купола храма на Измайловском острове, изысканно отражающиеся в голубых водах Серебряно-Виноградского пруда, или пряничный Покровский храм в Филях и обратитесь душевным взором к Приснодеве Марии — да не оставит Она нас без Своего небесного покровительства!

http://www.russdom.ru/2007/20 0710i/20 071 002.shtml


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru