Русская линия
Фонд стратегической культуры Дмитрий Седов12.10.2007 

Президентские выборы в России. Интрига будет

Внимание международных наблюдателей все больше концентрируется на теме предстоящих президентских выборов в России в марте 2008 года. В сравнении с предстоящими думскими выборами президентские выглядят много рельефнее. Это и понятно. Создатели «управляемой демократии» в РФ определили доминирующую парламентскую силу предстоящих лет — ею будет «Единая Россия». Сюрпризов здесь никто не ждет. При достаточно низком уровне гражданской активности в стране новообразованная партбюрократия без труда решит эту задачу, на самом деле уводящую общество в сторону от естественного демократического развития. Судя по всему, вожди «Единой России» не в состоянии предложить стране концептуального видения будущего и ограничат ассортимент своих предложений обещанием построить «что-нибудь демократическое на основе чего-нибудь рыночного». При этом наиболее жгучие проблемы (социальная пропасть между бедными и богатыми, антагонизм бюрократии и народа, духовная деградация общества) из поля зрения единороссов выпадут — осмысленных подходов к ним они так и не выработали.

Общественное мнение относится к подобному состоянию «президентской» партии с привычным безразличием, так что все пройдет по разработанному плану.

Интригу пытаются найти в президентских выборах. При этом искусственно нагнетается интерес публики по вопросам, на самом деле абсолютно не интересным. Например: «кто будет преемником президента?» Ответ на этот вопрос давно ясен — преемником президента будет именно преемник президента. Интрига здесь была бы возможна лишь в том случае, если бы новым президентом захотел стать человек, имеющий с В. Путиным различные взгляды на политику. Подобных фигур крупного масштаба на российском политическом поле не просматривается. Г. Зюганов таких шансов не имеет. Его партия еще долго будет играть в России существенную роль в силу массовой ностальгии по социальной справедливости времен советской власти, но для того, чтобы провести своего президента, КПРФ должна радикально обновиться и выдвинуть лидера современного типа.

Тем не менее, интрига у президентских выборов имеется, причем более существенная, чем дискуссия о персоналиях.

* * *

Западные политики и наблюдатели все более напористо обвиняют руководство РФ в отходе от демократии и создании основ нового тоталитарного государства. Может показаться, что речь идет о намеренном искажении происходящих в России процессов: западная политическая система не является ни совершенной, ни универсальной, и тот факт, что российское общество ищет собственные пути развития, отличные от западных, ничуть не свидетельствует об ошибочности этого выбора. Да, на Западе действительно немало политиков, искренне не понимающих суть происходящего в России. По их мнению, Россия при Ельцине шла правильным путем, а при Путине стала сворачивать к диктатуре. Эта группа играет роль подтанцовки, не читающей партитуру солиста и способной лишь двигаться в такт его партии. В партитуре же солиста значится нечто иное, нежели обеспокоенность мнимым нарушением гражданских свобод в РФ, а именно: некоторые особенности путинской России куда опаснее, чем «выявленные» авторитарные тенденции. (К слову сказать, нарушения прав человека, реально имеющие место в России, особенно в деятельности силовых структур, во многом являются реликтом ельцинской эпохи, с которыми правительство пытается бороться).

Настоящие проектировщики политики Запада (мы говорим об англосаксонском стержне этой политики) всерьез обеспокоены угрозой появления оси Берлин — Москва, которая начала обретать реальные очертания в экономическом сотрудничестве двух стран, особенно с началом строительства газопровода «Норд стрим».

Если оглянуться на новейшую историю Европы, легко заметить: вся британская политика ХХ века строилась под знаком недопущения союза России и Германии, способных вместе составить преобладающую силу на континентальном пространстве от Тихоокеанского побережья до Гибралтара. Именно это побуждало англичан приближать антимонархический переворот в России, усиленно содействовать февральской буржуазной революции с ее лозунгом войны до победного конца, а пятнадцать лет спустя, путем сложнейших интриг, привести к тому, чтобы Гинденбург назначил канцлером Германии Адольфа Гитлера, патологического ненавистника СССР. Не будем забывать, что «демократические выборы» в 1933 году в Германии, утвердившие НСДАП у власти, состоялись уже после того, как Гитлер стал канцлером.

Правда, в конечном итоге, эти интриги мало что дали Лондону. Вместо буржуазного правительства в России появилось правительство большевиков, а вместо двух обескровивших друг друга диктатур — новое разделение Евразии с мировым социалистическим содружеством в ее восточной части. Англичанам не удалось обыграть Сталина, и сухой остаток их стратегии выразился в необходимости организовывать новую долгосрочную осаду лагеря социализма. Есть много фактов (не только Фултонская речь У. Черчилля), указывающих на то, что именно Лондон стал инициатором этой осадной политики, мобилизуя США как решающую силу.

Однако это к слову. Реальные инициаторы многих важнейших процессов европейской политики (а это конгломерат британских учреждений и закрытых обществ, в том числе Форин офис, Межведомственный комитет по разведке, английские члены «Комитета 300», другие закрытые общества политиков и финансистов), как всегда, первыми просчитали, что может произойти, если сильная Россия войдет в клуб мировых лидеров. Этот сценарий им категорически не понравился, и они круто заложили новый курс англосаксонского корабля. Англичане больше всего боятся превращения Германии в runaway horse Атлантического союза. Это слишком мощное и слишком влиятельное государство, чтобы можно было позволить ему выбиться из атлантических рядов. Усиление Германии через всеобъемлющее сотрудничество с Россией повышает вероятность ее самостоятельного курса. Сегодня наступает час «Х»: если стратегический газопровод реально станет артерией, питающей организм нового тандема, трансатлантическая конструкция обнаружит свою шаткость. Поэтому Лондон сделает все, чтобы это не произошло.

Что он все-таки будет делать? Здесь можно назвать несколько направлений работы.

Первое. Создание из России enfant terrible Европы. Как показывают аферы с Литвиненко и прочими, эта работа уже идет полным ходом. Англичан по обыкновению не смущает, что к подобной деятельности привлекаются самые отъявленные подонки. Интересно, что будет делать Лондон, если Б. Березовскому предъявят обвинения в воровстве все европейские государства, в которых он только появлялся? А дело идет к этому.

Второе. Вбивание клиньев в отношения между Россией и Германией на международной арене. Один из «тонких» участков — Косово. Здесь есть возможность развести наши государства в силу различия их подходов к решению проблемы. Если Россия совершенно обоснованно видит в косовском режиме прототип бандитского государства и не склонна его легализовать, то немцы, еще не освободившиеся от иллюзий создания правового строя на основе криминальных сообществ, полагают возможным начать в Косове «демократический процесс». Эту слабость Лондон будет использовать в полной мере, прекрасно зная, что ничего кроме разбойничьего гнезда из сегодняшнего приштинского режима не выйдет. Задача британской политики на этом направлении — сделать русских виноватыми за неудачу всей югославской аферы англосаксов. От немцев ожидают, что они здесь поддержат Лондон. Надо заметить, что с приходом Ангелы Меркель на должность канцлера эта политика начинает получаться.

Третье. Препятствование восстановлению Россией своего влияния на постсоветском пространстве и попытки привлечь к этому Германию. Участие в «оранжевой революции» в Киеве многочисленных немецких НПО, фондов и добровольцев подтверждает старую британскую мудрость: «Зачем делать грязную работу, когда для этого есть Германия?». Романтическая склонность молодой и, надо сказать, успешной немецкой демократии к оказанию помощи зарубежным силам с удовольствием используется «старой доброй Англией» в собственных целях. При этом немецкие волонтеры могли вполне серьезно полагать, что их помощь в «демократизации» Украины пойдет на пользу и Москве. Увы, отношение англосаксов к Германии как к «большому прусскому дурню» имеет основания. Немцы никогда не поднимались до того уровня международных закулисных интриг, на котором действует Лондон, и много раз оказывались в положении козла отпущения. А Москва, конечно, не могла не заметить «немецкий след» в событиях в Киеве, и это вряд ли сделало ее отношение к Берлину лучше.

Четвертое. Попытки выставить германское руководство впереди себя для оказания давления на Москву по целому ряду международных и внутренних вопросов. Ангела Меркель, исходя из своеобразно понятых союзнических обязательств по НАТО и ЕС, уже пыталась преподать Владимиру Путину уроки истории и правоведения, что обернулось для нее некоторым конфузом, так как российский президент изложил ей неожиданную для нее точку зрения, к чему госпожа канцлер была не готова. Результатом стало охлаждение прежде весьма доверительных отношений между российским президентом и канцлером ФРГ (Путин — Шредер), и Даунинг стрит может этому аплодировать.

Пятое. Подталкивание США к провоцированию России на новое военно-стратегическое противостояние. Здесь действие тайных пружин угадывается скорее, чем в других вопросах. Нет сомнения, что этот курс, не вписывающийся в нормальную политическую логику, определен теми закрытыми сообществами, где англичане традиционно играют главную роль. Именно там сделан вывод о неприемлемости вхождения России в «семью демократических государств» и необходимости отбросить ее на позиции маргинала, каким она была во времена сталинского СССР.

Почему же Российской Федерации нет места в «семье демократических государств»? Потому что за два последние два года президент В. Путин ясно обозначил суверенность Москвы, а это не совпадает с представлениями англосаксов о русском будущем. С путинской политикой Россия не вписывается в рамки ограниченного национального суверенитета, подразумеваемого атлантическими структурами. Она будет вести собственную независимую линию, которая неизбежно вызовет симпатии в Германии и породит российско-немецкий тандем внутри «семьи демократических государств». Этому не бывать. Россию надо маргинализировать и тем самым перекрыть ей пути сближения с любым европейским государством, в первую очередь с Германией.

* * *

Перечень этих направлений политики Лондона можно продолжать, но нас интересует, в чем же интрига президентских выборов в РФ.

На наш взгляд, интрига в том, что англосаксы включили все ресурсы, чтобы вернуть политику Москвы под свой контроль, как в годы ельцинизма, и надеются оказать максимальное влияние на ключевую группировку российской элиты, чтобы та провела в президенты своего кандидата. Лондону не важна фамилия нового президента, важно, чтобы он вернул Россию во времена Е.Б.Н., ибо это единственный способ держать ее в узде и блокировать тенденцию к ее сближению с Берлином.

Нельзя утверждать, что эти намерения бесперспективны, ибо по большому счету ключевая группировка российской элиты находится у англосаксов под контролем, и они могут в случае необходимости прибегнуть к крайним мерам. Тот факт, что у В. Путина нет счетов в заграничных банках, еще не является гарантией независимой линии его преемника. Счета имеются у многих членов президентской рати, а именно она заказывает музыку в решающие моменты. Если президентская рать запрограммирует своему кандидату примиренческую позицию по важнейшим вопросам современности (глобализм по-американски, демократическое изнасилование наций, кастрация постсоветского пространства, курс США на создание стратегического потенциала первого удара и т. д.), то англосаксы смогут поздравить себя с успехом. Потому что сегодня общественное мнение России выдает однозначный мандат президенту на суверенную политическую линию, и игнорировать такой мандат может лишь политик, склонившийся перед давлением Запада.

* * *

Насколько вероятен успех Лондона? Он был бы более вероятен, если бы В. Путин не продолжил тем или иным способом влиять на внешнюю политику Кремля; с учетом же его травм от коварства и лицемерия Т. Блэра, Лондон не ждет ничего хорошего. В последние годы Великобритания преподала Москве урок пакостного поведения, апогеем которого стала афера Литвиненко. В результате Москва кое-чему научилась. Она хорошо усвоила британскую поговорку «У Британии нет принципов, но есть интересы», и Лондону не стоит больше рассчитывать на доверительные отношения.

Исход интриги тоже прогнозируем. Он заключается в том, что новый российский президент не поведется на англосаксонские танцы с раздеванием, когда встанет перед комплексом проблем, требующих неотложного решения. Перечислим эти проблемы:

— Необходимо предотвратить гонку вооружений в космосе, которую разворачивают США. Всю меру ее опасности еще трудно оценить, но допустить ее было бы безумием. Надежды на договоренности с Вашингтоном иллюзорны. России придется возглавить группу государств, блокирующих милитаризацию космоса.

— Ответом на американскую попытку достичь стратегического превосходства станет целый комплекс мер, никак не содействующих укреплению международного мира. Россия будет вынуждена возвращать себе стратегические позиции, от которых добровольно отказалась ранее, а также доводить боевое дежурство АПЛ и патрулирование стратегической авиации до масштабов, существовавших в эпоху возможного ядерного нападения.

— В борьбе за мировые энергоресурсы США все более откровенно прибегают к прямому насилию и способны начать агрессию против Ирана. Россия на этот раз не останется в стороне, так как завоевание американцами Ирана придвинет агрессию к границам СНГ. Война США с Ираном подтолкнет Россию на стратегическое сближение с мусульманским миром, другого выбора у Москвы не остается.

— Поток наркотиков из Афганистана захлестывает Россию. На сегодня он имеет более чем десятикратное увеличение в сравнении с началом операции США и союзников в этой стране. В 2007 будет произведено около 9 тыс. тонн героина. Для предотвращения «героинового кризиса» Россия вынуждена будет пойти на ряд экстраординарных мер совместно с соседями по Центральной Азии. Необходимо решить проблему контроля афганской границы, и она будет решена независимо от позиции Вашингтона, не желающего присутствия российских войск в Центральноазиатском регионе. Здесь у Москвы также нет альтернативы.

— Проводимая Польшей и Прибалтийскими государствами по заданию Лондона и Вашингтона политика возведения «санитарного кордона» вокруг России не может продолжаться бесконечно. Она удовлетворяет геополитическим схемам Форин офис, но не соответствует реальным интересам указанных государств. Они отрабатывают плату за скоростное подключение к западным структурам весьма болезненным для себя способом. К тому же строительство «Норд стрим» такая политика все равно не остановит. Россия же не может оставить без внимания столь недобрососедскую политику, и у нее есть возможность предпринять действия, с международно-правовой точки зрения безупречные. В новое президентство запущенный Россией комплекс ответных мероприятий перейдет в запланированное качество. Прибалтийские государства и Польша получат то, к чему они так упорно стремятся, — российские товаропотоки пойдут в обход их территорий, а цены на энергоносители поднимутся до предельных значений.

* * *

Мы обозначили здесь лишь некоторые аспекты российской политики, как они преломляются в свете задач нового президентства. Безотносительно к деталям этой картины ясно одно — тень Ельцина ушла в прошлое. На седьмой части суши возрождается сильная Россия, которая в 2008 году выдвинет сильного президента.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=1006


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru