Русская линия
Татьянин день Елена Душка12.10.2007 

От «Возвращения» к «Изгнанию». Новый фильм Андрея Звягинцева

2 октября в кинотеатре «Художественный» прошла премьера фильма Андрея Звягинцева «Изгнание». Фильм получил премию «Золотая пальмовая ветвь» 60-го Каннского кинофестиваля за лучшую мужскую роль. После признания дебютного фильма Звягинцева «Возвращение», новый фильм вызвал огромный интерес у публики.

На презентации фильма присутствовал сам режиссер, главные исполнители и вся съемочная группа, которых Андрей Звягинцев пригласил на сцену и поблагодарил «за три года сплоченной жизни и любовь всех».

Сюжет нового фильма Звягинцева так же, как и в «Возвращении», сфокусирован на семье, ее проблемах, сложностях, непонимании. Но, если в первом фильме внимание зрителя сосредоточено на отношениях отец — сыновья, то в новом фильме антагонистами являются муж и жена, он и она. Это старый сюжет на новый лад: природа отношений мужчины и женщины, хрупкость любви, трагизм, вырастающий из непонимания, неприятия, неумения прощать. Перед зрителем предстает семья — Вера, Александр, их сын и дочь. Семья, с первого взгляда, благополучная, но здесь сразу же и начинается разворот за разворотом, все молниеносно несется в бездну, мнимое благополучие сменяется глубочайшими внутренними проблемами, отчуждением, которое герои не в состоянии преодолеть. Потом приходит смерть, раскаяние и просветление. Измена и не измена, любовь и не любовь — коллизия непростых чувств Веры и Александра — это вечное человеческое мучение.

И вновь, как и в предыдущем фильме, Звягинцев обращается к библейским сюжетам. Это подчеркивается мельчайшими деталями, четко продуманными авторами фильма. В начале фильма семья выходит в сад «из грецких орехов», все дружно сидят под деревом — райское благополучие и картинка человеческого счастья, Адам и Ева до изгнания из рая. Один из ключевых и трагичных моментов фильма: дети собирают из пазлов картину Леонардо да Винчи «Благовещение», а в это время их матери делают аборт по решению отца. Страшное ожидание сопровождается чтением девочкой отрывка из Первого Послания к Коринфянам апостола Павла о Любви. Краски темнеют, сгущаются, наступающий мрак поглощает героев, идет проливной дождь и ужасающая гроза. Нет больше солнца, нет жизни. Это Изгнание из Рая. Музыка Арво Пярта нагнетает трагизм и как будто говорит о вечном неразрешимом вопросе…

Мучительное раскаяние Александра сменяет просветление, озарение и приобщение к настоящей, реальной земной жизни. Постепенно мир наполняется красками, «живой» жизнью, проходящей на фоне собирающих сено сельских женщин, протяжно завывающих свои песни, символизирующих простоту и ясность человеческой жизни.

Библейский подтекст фильма подчеркивается неясностью места действия, времени происходящего. Как будто специально режиссер подчеркивает неважность этих деталей. Герои то едут в купе типично западного поезда, то мимо проносятся наши электрички. Французско-бельгийские городские пейзажи сменяют деревенские русские дороги, иностранные машины на которых ездят русские люди; церковь непохожая на церковь с православным батюшкой. Здесь это неважно, потому что проблема едина для всего человечества.

Надо отдать должное отлично подобранному актерскому составу: Константин Лавроненко, Александр Балуев, Дмитрий Ульянов. Главную роль Веры исполнила шведская актриса Мария Бонневи, ученица Ингмара Бергмана. Ради участия Марии в картине пришлось отложить съемки на год, поскольку не было возможности отменить спектакли в Шведском королевском театре. Свою роль Мария учила по-русски, а озвучила слова героини в фильме Елена Лядова.

Фильм настолько наполнен разными знаками, что боишься пропустить любую деталь. Дом, который главный герой освобождает от ставен и досок, наполняя лучами солнца, превращается в конце в заколачиваемый гроб. Ручей — сухой в начале фильма и переполняющийся в конце; церковь с расходящейся дорожкой, из которой одна ведет к кладбищу, а другая на гору. Здесь масса деталей, в совокупности опирающихся на классику кинематографа. Есть и антониониевские городские пейзажи, типично бергмановская главная героиня, геометрия фильма; чтение Послания, съемка заброшенных старых вещей, ручья, капель дождя невольно напоминают фильмы Тарковского. И здесь не обошлось без гениальной работы оператора Михаила Кричмана. Сложные съемки движущейся камеры, визуальные эффекты каждого кадра, четко подмеченные ракурсы дарят по-настоящему эстетическое чувство красоты, симметрии, пространства.

Представляя картину зрителям, генеральный продюсер проекта Дмитрий Лесневский сказал: «Кино нужно смотреть. И я бы слукавил, если бы сказал, что хочу, чтобы фильм вам понравился. Но я хочу, чтобы фильм не оставил вас равнодушными».

И действительно, на протяжении всего фильма зал был прикован к экрану, иногда слышались сочувственные вздохи. Когда пошли титры, зал еще долго сидел и аплодировал.

http://www.taday.ru/text/73 599.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru