Русская линия
Православие на Дальнем ВостокеПротоиерей Вячеслав Пушкарев11.10.2007 

Значение трудов Н. О. Лосского для понимания глобализации. Часть 1

Теперь, по прошествии двух десятков лет открытости и свободы слова, не вызывает ни какого сомнения утверждение, что творческое наследие Н. О. Лосского входит в золотой фонд русской философии XX века. Возвращение его идей на родную землю и пристальный интерес к ним научного мира воспринимаются знатоками и исследователями как естественное и долгожданное событие. Но то, что это давно ожидаемое возвращение совершается в ногу с российским историческим распутьем, даёт нам повод усматривать в этом весьма поучительные совпадения.

Н. О. Лосский жил в непростое время, насыщенное вопиющими противоречиями, где господствовало реальное ощущение разорванности бытия. Время это, называемое теперь, «серебряным веком русской культуры» стихийно набросало целую рукотворную гору из разнородных, часто противоречивых и враждебных друг другу идей. Каждая из них выражала определенную потребность, черту, тенден­цию актуального исторического развития. Многие из этих идей сгинули в огне идеологической борьбы, деформировались или остались невостребованными об­ществом. Николай Онуфриевич жил именно в этом, революционном, контексте всемирной трансформации, и, конечно же, он не мог ходить по воде жизни и не замочить ноги о её, тогда, далеко не прозрачные струи. Река истории не оставила его безучастным к своим стремнинам. Философ широко образованный, плодовитый и разносторонний, он, размышляя о смысле бытия и о будущности времён, о необходимости коррекции имеющейся философии, в этом водовороте сменяющих друг друга социальных эпох, создал «…целостную оригинальную философско-религиозную систему, охватывающую почти всю гносеологию, логику, метафизику и аксиологию, этику и эстетику», создал систему способную положить основание под возрождение разрушенного Иерусалимского Храма русской духовности.

Давая вменяемую оценку, тому трагическому периоду Новейшей истории мы отчётливо осознаём, что основная идея, заявленная Н. О Лосским в своих философских трудах, родилась отнюдь не сама по себе, а в русле множества, предшествующих и современных ему, исследовательских работ связанных с тематикой «перевёрнутого сознания» (мировоззрения). Она плод (категоричных опытов), другой, альтернативной атеизму рациональности, которая, как теперь видится, закономерным образом, произросла в виде отрицательной реакции на ценности «традиционной» русской и европейской культуры, на показушный пуританизм и неоязыческие предрассудки царства «…безразличной сытости». Эта его идея, возникшая в революционную, в философском смысле, эпоху, контрреволюционна уже в самом своём зачале, ибо она имеет основанием себе интуитивистско-идеалистическую аргументацию, в корне альтернативную тем общественным, формально-логическим, материостремительным силам, которые в начале XX века изменили мир, которые ввергли его в состояние фантасмагорического авангарда, которые подобно колоссальному пневматическому прессу буквально заколотили всё, что накопила Европа и Россия, как часть её, в псевдохристианский, социалистический сосуд наполненный нигилистическим духом, отравляющие свойства коего, как в классической аннотации лучшим образом изложены у Маяковского в поэме «Облако в штанах» впервые опубликованной в 1915 г. Сам Маяковский, впоследствии, определил идею поэмы как четыре крика «долой»: «Долой вашу любовь!», «Долой ваше искусство!», «Долой ваш строй!», «Долой вашу религию!».

Если энергии эпохи, проникая в сознание новой просвещённой элиты, приводили расслабленное интеллектуальное сознание к полному отказу от традиционной религиозности, выбивали, исподволь, становой хребет всей континентальной цивилизации — веру в Иисуса Христа, из внешне ещё вполне христианского тела Европы, тем самым, ввергая её в ужасы мировых войн, нескончаемых локальных конфликтов, и банального, бытового самоуничтожения, то оставшееся малое число трезвомыслящих мыслителей традиционистов, во всём мире, сплотившись и по отдельности, старались сохранить, для неизбежной, по их мнению, эпохи реставрации, возможный максимум позитивной религиозно-философской мысли. Как раз одним из таких позитивных мыслителей своего непростого времени и был Николай Онуфриевич Лосский. Во всех его философских трудах верховным и идеальным началом выступает именно сверхвременной позитив-Бог и совершенно отсутствует философия «разрушения позитивных основ…», которая после Ф. Ницше буквально стала переполнять социальный аквариум Европы. Н. О. Лосский скорее защитник этих основ и он называет Бога по философски понятно, а богословски вполне правильно «Сверхсистемным началом». Это «Начало» одновременно является, у него, причиной всего сущего и неуничтожимым ориентиром на все времена. Он не просто ясно понимает, но и, не скрывая, верит, что «система мира (совокупность мировых отношений) обоснована каким-то более высоким, чем „случайность“, началом, которое обязательно должно быть Сверхсистемным». Сверхсистемное начало Лосского не содержит в себе множественности, упорядочиваемой человеческого типа отношениями, а это значит, что Оно не заключает в себе ничего, к чему бы могли бы быть применены рационалистические законы тождества, противоречия, или исключенного третьего. Оно есть начало методологическое — несоизмеримое с миром… Целостная система мира, в его понимании, находится в полной зависимости от этого Сверхначала, а Сверхначало всегда остаётся возможным и без системы мира. Оно «не есть никакое ограниченное», что, по логике вещей, нужно понимать, что оно «не вещь». Видя главную задачу философии в стремлении к нахождению единой теории мира, как единого целого, Лосский уделяет особое внимание религиозному опыту, который «…дает нам наиболее важные данные для решения этой задачи. Только благодаря ему (опыту), мы можем придать нашему миросозерцанию окончательную завершенность и раскрыть сокровеннейший смысл вселенского существования. Философия, принимающая во внимание этот опыт, неизбежно становится религиозной». Воспринимая христианство, как комплекс наивысших достижений в области религиозного опыта, Лосский считает, что «…это дает основание полагать, что любая философская система, поставившая перед собой великие задачи познания сокровенной сущности бытия, должна руководствоваться принципами христианства». Необходимо добавить, что после насильственной высылки из Советской России в 1923 году, он вплоть до 1963 года всё время проживал в разных странах мира и наблюдая процессы дерелигиоизации европейского сознания его внутреннее я не только не уподобилось активам времени, но наоборот, оно восстало против них и сохранило в себе именно православную традицию религиозного созерцания. В этом смысле, он создал систему способную авторитетно отодвинуть прочие религиозные методики в недоступные (для слабой ищущей доказательств души), глубины той самой мутной реки нашей жизни. Глубокая христианская, православная религиозность Н.О. Лосского подтверждается в его размышлениях о концепции «цельного человека». Например, говоря, что лишь «собрав в единое целое все свои духовные силы — чувственный опыт, рациональное мышление, эстетическую перцепцию, нравственный опыт и религиозное созерцание, — человек начинает понимать истинное бытие мира и постигает сверхрациональные истины о Боге».

В смысле дальнейших наших размышлений о религиозности философских воззрений Николая Онуфриевича, наиболее доказательной выступает его концепция времени. Именно она, как видится, является одной из самых глубоких и детально разработанных, она несет в себе множество перспективных идей. На примере этой его концепции, мы можем также убедиться в анти самоэволюционизме Лосского. Согласно Н. О. Лосскому, всё протекающее во времени нуждается в связующем начале для того, чтобы образовать «системное целое, в котором прошлое и будущее существуют в отношении друг к другу. Такое начало должно быть сверхвременным, иначе оно не могло бы определять вместе то, что относится к разным временам». Так что любая «материальная система содержит в себе, кроме пространственной множественности, еще другую сторону — сверхпространственную, единую, связывающую в нечто цельное то, что в пространстве удалено друг от друга». Речь идет о сверхвременном и сверхпространственном единстве предмета. Любая же «…попытка вывести всё высшее целиком из низшего без содействия… высших начал, приняв за исходный пункт творческой эволюции пустое чистое пространство и время, есть нагромождение непонятностей уже потому, что пространство и время суть только пассивные формы, неспособные существовать без содержания и быть источником творчества». Интересно, что при таких мыслях и вере Лосский остается полноценным ученым, всегда делая для нужд философской науки ровные и отстраненные, от временных категорий, выводы.

Лосский, учёный философ мировой величины. В основание своей признанной и уже давно используемой (за рубежами РФ) прикладными науками концепции он поставил Восточную христианскую религиозность, как систему в методологии. Согласно понятиям И.А.Ильина В.В. Зеньковского, С.Н.Булгакова, в философско-научном смысле доктрина Н.О.Лосского одновременно субъективна и объективна. В её лоне мало слабых мест, а это даёт нам повод говорить о возможности интерполяции методологии интуитивизма Лосского на скудную методологическую почву постсоветского философского сознания. Только интуитивизм в научном понимании этого направления в философии, по мнению автора этой статьи, способен, аккуратно позитивно изменить все наши, неверно ориентированные направления в науке, социальных отношениях, а значит и в экономике, что уже давно ожидаемо, но, увы, пока не имеет философско-идеологического обоснования. Таким образом, на лицо формально-логический вывод, что если Н.О. Лосский успешен в создании системы, а его проверенная временем философская концепция, до сей поры актуальна и способна к дальнейшему развитию и положительному влиянию на мыслительные и хэндологические* процессы в российском обществе, представляется крайне необходимым, детально разобраться в том, каково (в мелочах) содержание его Интуитивистской концепции основанной на знании о «Сверхсистемном начале». Также важно, нам думается, воссоздать и попытаться осмыслить ту научную парадигму, в русле которой создавал философ свою систему в начале XX-го века. Сейчас уже очевидно, что это в корне отличный, от Ньютоно-картезианского метода, способ познания ми­ра. Подобный анализ может быть актуальным и ещё по нескольким причи­нам.

Примечание: *"Хэндологические процессы" (англ.) — осмысленный, творческий ручной труд.

Об авторе: Об авторе: протоиерей Вячеслав Пушкарёв, заведующий Миссионерским отделом Иркутской епархии, аспирант кафедры философии Иркутского государственного университета.

http://pravostok.ru/ru/journal/culture/?id=453


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru