Русская линия
Русское ВоскресениеАрхимандрит Иннокентий (Просвирнин)08.10.2007 

Хранитель Русской Церкви
Память защитника земли Русской

Духовный подвиг Преподобного Сергия Радонежского — поворотный момент в истории русского народа. Его деятельность была творчеством, направленным на возрождение той духовной основы нашего Отечества, без которой немыслимо было бы обретение им внешней свободы от татарского ига. Возрождение медленное и постепенное началось давно. Вначале, в XIII веке, в первую очередь хотели сохранить то, что оставалось еще от татарского разгрома: Владимирский собор 1274 года заботится о разыскании рукописей, их переписывании; князья строят города, храмы, пусть маленькие и неприглядные по сравнению с величественным зодчеством Киевской Руси, но их все же строят; крестьяне идут на север в необитаемые леса, распахивают новые земли. Иногда этот процесс срывается преждевременными противотатарскими выступлениями, покрывавшимися только новыми волнами крови. Так было в 1252 году во Владимире, в 1326 году — в Твери. Самоотверженный порыв без малейшего основания на успех. Русь не только слаба, но раздроблена, разобщена, подчас до конца, до взаимной ненависти, подчас до обращения за помощью к татарам.

Едина для Руси только Церковь. И в часы величайшего испытания она духовно окормляет весь народ, вопреки его разделению.

Обращаясь к земным причинам столь бедственного положения Руси, историки справедливо указывают на политические факторы, способствовавшие установлению татарского ига, говорят о социально-экономической закономерности феодальной раздробленности. Но важно взглянуть на все это со стороны духовной. Церковь смотрит именно так на все, что происходит с людьми. Несчастья ниспосылаются за грехи, но орудием гнева Божия служат носители зла, в данном случае попущенного на вразумление. Следовательно, начало пути освобождения — в покаянии, в осознании греха, в очищении от него, в обращении к Богу. Так плакал об ужасах татарского разорения, но и вразумлял пасомых о попущении его Богом епископ Владимирский Серапион еще в XIII веке. Уже этим был показан путь, возможность возрождения. Ни о какой покорной пассивности, расслабленности речи не было. Предстоял тяжелый труд.

Разделение также следовало преодолеть духовно. Именно грех разделяет, а обращение к Богу сплачивает. В Боге — единство и любовь. Они воплощены в Пресвятой Троице. На нее, как на основу бытия, и указал, подобно равноапостольной Ольге, великий игумен всей Русской Земли Преподобный Сергий. Когда его руками среди непроходимых лесов был заложен первый храм впоследствии столь прославленной обители, то, по словам жизнеописателя Преподобного — Епифания Премудрого, Сергий призывал взиранием на Святую Троицу преодолевать страх перед ненавистной разделенностью мира. Пока еще не идет речь о преодолении самой разделенности, а о преодолении страха, уныния. Веру в победу дарует именно Пресвятая Троица. Жития Сергия и другие памятники, связанные с ним, не передают почти ни одного его Слова. Но как много говорят сами дела святого! Его жизнь наполнена не только призывом к духовному возрождению, но сама является пер-вопримером, образцом такого возрождения — истинного Пути Христова.

Следуя слову Спасителя, Сергий оставляет все, что связывает его с земным, все, кроме любви к людям, не разрывной от любви к Богу. Оставлено имущество, земные блага, доступные самым бедным людям. Проходят дни величайших аскетических подвигов, духовной борьбы, очищения в полном уединении, в полной сосредоточенности и углубленности, в умной молитве. Святость Сергия свидетельствуется самой природой: к нему приходят звери, слетаются птицы. Он по святости своей вступает в общение с тварью, отделенной от человека тем ярмом, которое человек, по слову апостола Павла, наложил и на «ее своим грехом. Но путь Христов — это и путь служения людям, исходящий из действенной любви, заповеданной самой жизнью Спасителя. Не прекращая ни на миг свою великую молитву, Преподобный Сергий устраивает собравшихся к нему монахов и рассылает их потом, уже приобщившихся к Сергиеву пути делания, в отдаленные места Руси.

Преподобный Мефодий Песношский, преподобный Савва Сторожевский, преподобный Сильвестр Обнорский, преподобный Павел Обнорский (или Комельский), преподобный Сергий Нуромский (или Обнорский), преподобный Аврамий Галичский (или Чухломский), преподобный Иаков Железноборовский, преподобный Никита Серпуховско-Боровский, преподобный Стефан Махрищский, преподобный Димитрий Прилуцкий, святитель Дионисий Суздальский, преподобный Евфимий Суздальский, преподобный Кирилл Белозерский, преподобный Ферапонт Белозерско-Можайский и святитель Стефан Пермский — вот ученики и собеседники Всероссийского игумена, продолжавшие „осолять“ землю своего Отечества… Следуя его пути, они разносят повсюду идею о внутреннем устроении и внешнем строительстве. Сам игумен не прекращает этого строительства. Когда-то своими руками построив церковь в честь Пресвятой Троицы, он смиренно и бескорыстно строит дома крестьянам, воскрешает их детей. Своими делами он всегда безмолвно наставляет, делая это кротко и с любовью. По вечерам обходит келлии братии и там, где нет молитвы и сосредоточенности, напоминает о них своим стуком. Обитель Сергиева становится образцом того устроения мира, который открывался русским людям. Но эта обитель не была изъята из человеческих треволнений и слабостей. Не в этом была ее сила и непобедимость. Не потому могла стать она примером людям. Но было у общины Сергиевой великое духовное оружие, всей обителью еще не воспринятое, но, как это было всегда, — явленное для всех самим Преподобным, — снова и снова смирение, кротость и любовь. И когда брат Сергия гордыней своей восстал на Преподобного, он незаметно ушел из дорогой обители к одному из многих своих учеников. И, конечно же, этой своей любовью он победил гордыню.

Преподобный Сергий никогда не ищет почестей. Они органически претят ему. Даже как послушание он не согласен принять их и потому отказывается от митрополичьего сана, предложенного ему Святителем Алексием.

В этом прообразе возрожденной Руси не могло не отозваться все, что волновало возрождавшийся народ. Здесь бьется его сердце. И сюда едет за благословением Дмитрий Донской перед решающей битвой на поле Куликовом. И Преподобный Сергий не только дает благословение, но и посылает на битву своих учеников, вместе с ним вкусивших сладость молитвы, — восстановленный духовно человек готов положить душу свою за други своя. И нет большей любви. Ею побеждаются враги, ею создается единение…

Во всех делах своих по духовному устроению Руси Преподобный оцерковлял жизнь, давая народу живым примером доказательство возможности этого.

От земного не отрекаясь, но преображая его, он звал восходить и сам восшел к Небесному. И Лествица Небесного Царствия явилась ему. Это было венцом по достоинству, полученным Преподобным, но это и непреложное свидетельство богоугодности пути, который был указан людям Преподобным и Богоносным отцом нашим Сергием, игуменом Радонежским и всея России чудотворцем.

*"ЖМП», 1969. N 9. С. 76−79.

http://www.voskres.ru/podvizhniki/innokentii.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru