Русская линия
Вода живая Анастасия Коскелло06.10.2007 

Что не так в отношениях Церкви со СМИ? — мнение журналистов светских и церковных

Как складываются взаимоотношения Церкви со СМИ в Санкт-Петербурге? Насколько достоверным является образ РПЦ в петербургских газетах и журналах? С какими проблемами сталкивается петербургский журналист, пишущий на церковную тему? Где в Петербурге можно получить достоверную информацию о современной церковной жизни? Какую роль в медийном пространстве Петербурга играет Санкт-Петербургская епархия? — 4 октября в пресс-центре «Санкт-Петербургских ведомостей» обсудить эти вопросы собрались светские и церковные журналисты.

Поводом для встречи послужило исследование, проведенное в августе-сентябре 2007 года Информационной службой Санкт-Петербургской епархии РПЦ «Вода живая», при поддержке мониторинговой компании «Экро-RG». Целью работы было выяснить, какой изображали Русскую Православную Церковь крупнейшие городские СМИ в 1997 году, и как изменилась ситуация сегодня. Для анализа были выбраны пять ведущих петербургских газет — «Вечерний Петербург», «Деловой Петербург», «Невское время», «Санкт-Петербургские ведомости» и «Смена».

Результаты исследования представил журналистам председатель Издательского отдела Санкт-Петербургской епархии, протоиерей Александр Сорокин. По его словам, данные мониторинга — «неоднозначны и во многом противоречивы». Так, увеличилось количество публикаций в городской прессе, посвященных или касающихся РПЦ. В то же время, доля их в общем массиве публикаций остается очень небольшой (в среднем ок. 1% из всех публикаций исследованных изданий в 1997 г., и ок. 1,2% в 2007), что в целом говорит о том, что церковная тема не является «кассовой», — по крайней мере, для означенных пяти изданий.

Также, с одной стороны, в СМИ больше стало говориться об участии Церкви в общественной жизни (в 1997 г. — 9% из всех публикаций об РПЦ, в 2007 г. — 20%), а также о событиях современной церковной жизни (в 1997 г. ей посвящается всего 9% публикаций о Церкви, в 2007 г. — уже 17%). Кроме того, Церковь стала гораздо меньше, чем десятилетие назад, ассоциироваться с народными традициями и обычаями (12% публикаций увязывают между собой православие и народные обычаи и обряды в 1997 г., и только 3% в 2007 г.).

Таким образом, по мнению социологов, можно предположить, что из разряда «экзотики» и «фольклорного заповедника» Церковь в глазах прессы уже попадает в разряд «обыденного». «Если раньше, в 90-е годы, многие считали, что Церковь — это нечто, имеющее отношение к нашим корням, к нашим истокам, — но не более того, — то сегодня ситуация изменилась. Пресса, а вместе с ней — и общество, привыкают к присутствию Церкви во многих сферах жизни и считают его естественным», — сообщил отец Александр.

С другой стороны, по-прежнему в СМИ описывается в основном внешняя сторона жизни Церкви. Наиболее типичный «информационный повод» в публикациях о Церкви последнего времени — это участие церковных иерархов в официальных мероприятиях, или освящение храмов с участием представителей светской власти. В то же время, в СМИ практически ничего не сообщается о социальных и благотворительных проектах РПЦ, о миссионерской деятельности Церкви. «Героями» публикаций становятся в основном Святейший Патриарх, реже — священнослужители. Гораздо реже упоминаются конкретные миряне и конкретные приходы. Иными словами, основа Церкви — сообщество верующих, его жизнь, его позиция — зачастую остается вне поля зрения журналистов.

«Церковь часто воспринимается прессой как некое учреждение, позицию которого выражают его начальники. В то время как в догматическом плане Церковь — это не только иерархия, но все сообщество верующих. Впрочем, во многом это проблема не прессы, а самой Церкви — в первую очередь, мирян, которые далеко не всегда осознают степень своей ответственности за жизнь Церкви», — добавил отец Александр.

Показателен и составленный на основе изученных материалов рейтинг «упоминаемости». Так, в 1997 году главным «героем» публикаций о Церкви был Иисус Христос; в 2007 году главным «героем» стал Святейший Патриарх, Иисус Христос занимает уже 2-е место (3-е — Бог, 4-е Ксения Блаженная). «Возможно, на основании такого результата нельзя делать каких-то уверенных выводов — все-таки, выборка была достаточно ограниченна. Однако можно предположить, что таким образом Церковь в сознании прессы дрейфует из области всеобщих, христианских ценностей, в область нашего национального достояния и ценностей патриотических. Последние также очень важны, однако досадно, что на второй план задвигаются ценности христианства как такового», — утверждает священник.

Наконец, по результатам мониторинга были получены данные об авторах статей на церковные темы. С одной стороны, авторы стали более «просвещенными», — в их текстах заметно увеличилось количество специальных церковных терминов, упоминаний элементов богослужения, богословских понятий, органов церковного управления. С другой стороны, в целом многие журналисты по-прежнему плохо осведомлены в нормах церковного устава и лексикона, в результате чего, например, имена священнослужителей и названия икон приводятся в произвольной форме (чаще же — без упоминания сана (у священника) или точного названия (у иконы)). «Образ РПЦ в прессе стал менее абстрактным и более конкретным, но, в то де время, пресса с трудом осваивает специфический церковный язык», — заключил о. Александр.

Он предположил, что одна из причин происходящего в том, что, — по крайней мере, в тех СМИ, которые были изучены в ходе исследования, — практически отсутствуют журналисты, специализирующиеся на сюжетах о религии: «Список авторов публикаций — обширен, но большинство из тех, кто в нем упомянут, за изученный период написали всего одну-две заметки о Церкви».

Некомпетентность светской журналистики в религиозных вопросах отмечают и представители власти. Как заметила присутствовавшая на встрече руководитель Отдела по связям с религиозными организациями Администрации Губернатора Санкт-Петербурга Любовь Мусиенко, светские журналисты крайне редко обращаются в отдел с вопросами, а если и обращаются, то исключительно по поводу «деструктивных сект» и «нетрадиционных религиозных объединений». В то же время, сотрудники отдела готовы помочь журналистам консультациями: «Сейчас выходит много новых законов, и много конструктивных изменений происходит в государственно-конфессиональных отношениях, — по всем этим вопросам мы всегда с радостью поможем с объективной информацией», — сообщила Любовь Мусиенко. Конфессиональная журналистика, по ее словам, в этом отношении представляет обратную картину: «Мы прекрасно взаимодействуем с религиозными СМИ, особенно с изданиями Санкт-Петербургской епархии».

Главный редактор «Санкт-Петербургских ведомостей» Дмитрий Шерих прокомментировал результаты исследования следующим образом: «С точки зрения не только количества, но и качества публикаций о Церкви, меня как журналиста ситуация не удовлетворяет. Действительно, часто журналисты рассматривают Церковь как предприятие, как один из субъектов городской экономики или, в лучшем случае, общественной жизни. В любом случае, жизнь Церкви освещается исключительно на бытовом уровне. И очень мало публикаций, посвященных позициям Церкви по сущностным, мировоззренческим вопросам». Говоря о причинах, Дмитрий Шерих посетовал не только на «непрофессионализм СМИ», но и на «частое нежелание церковных чиновников идти на контакт». Хотя, по его словам, «сегодня, когда в обществе преобладают ценности успеха и денег, Церковь и „качественные“, „просвещенные“ СМИ могли бы идти рука об руку в отстаивании духовных ценностей».

Как заметил обозреватель Интернет-портала «Религия и СМИ», Андрей Зайцев (Москва), журналист, пишущий о религии, вовсе не обязательно сам должен быть религиозным человеком — просто он «должен писать о Церкви так же объективно и честно, как обо всех остальных вещах». «СМИ не могут передать сущность понятия „Церковь“, — да это и не их задача, — но они могут создать соответствующее информационное поле, в котором интересующийся человек сможет черпать объективные и достоверные сведения о жизни современной Церкви», — утверждает он.

По словам Андрея Зайцева, «один из самых сложных вопросов здесь: может ли журналист критиковать Церковь?». «Нужно здесь действовать так же, как и в случае с другими пуликациями: если журналист утверждает, что священник что-то украл, то нужно либо решение суда, либо сведения из уголовного дела. В противном случае автора статьи можно привлечь за клевету. Важно понять, что утверждения типа «все в Церкви торгуют табаком», — это по сути то же самое, что говорить, что «все журналисты — продажные люди», — полагает Андрей Зайцев.

С ним был солидарен директор петербургского представительства журнала «Фома», Денис Маханько: «главная задача нашего журнала — компетентно и грамотно излагать материал». В связи с этим, отметил он, сегодня журналу крайне сложно подобрать авторов, способных качественно писать о Церкви. «Часто, если человек верующий, — так называемый «православный журналист», — то он начинает писать как-то чересчур слащаво и благостно. А со светскими журналистами другая проблема — они часто не знают специальной терминологии, например, ступеней церковной иерархии и допускают ошибки типа «митрополит Московский и Всея Руси Алексий"…

Результат встречи, по общему признанию участников — журналистам светским и церковным необходимо чаще общаться и активнее обмениваться опытом.

http://news.aquaviva.ru/news.php?readmore=585


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru