Русская линия
СпасДиакон Константин Киосев06.10.2007 

О телесной и душевной красоте
Размышления о современной субкультуре

ПРОЛОГ

«Ты хочешь, но никак не можешь на это решиться. Тебе нравится, но ты этого боишься. Пирсинг и тату — это красиво и совсем не страшно. Необычность внутренних ощущений и внешнего вида вам обеспечена. Главное — не бояться и не стесняться. Пирсинг и тату — это круто!»

Подобная реклама пирсинга и татуировок часто встречается на страницах молодежных журналов либо на уличных щитах. Что стоит за этим явлением и каковы могут быть его последствия? Об этом наш сегодняшний разговор.

Границы прекрасного…

Каждому человеку, живущему в этом мире, естественно стремиться к красоте — как физической, так и душевной. Однако красота у каждого имеет свои критерии, она может выражаться и восприниматься по-разному.

Наступило лето, а это значит, что каждый из нас имеет возможность максимально выразить свою внешнюю красоту. Кто-то сделает это, сменив свой гардероб, кто-то — через показ различных телесных модификаций: пирсинга (прокалывания), татуировок (раскрашивания). Неужели понятие красоты так многолико и разносторонне и в то же время так неопределенно, что границы прекрасного и безобразного, дикарского и цивилизованного, ужасного и приятного столь размыты?

Для некоторых тело стало основным средоточием всех ценностей, и, воспринимая его сегодня как полотно, человек расширил границы своих фантазий. Пирсинг бросает вызов культу совершенного тела. А может быть, наносимые себе раны и уродства действительно только подчеркивают совершенство, как считают сторонники пирсинга?

Различные телесные манипуляции с каждым годом набирают все более широкую популярность среди молодежи и людей более серьезного возраста. О том, по какой причине это происходит, почему выставленные напоказ телесные рисунки, ритуальные перфорации индейцев кайапос, пронзенный язык великих жрецов майя, кольцо в груди или папуасскую косточку в носу новое поколение считает красивым и глубоко философ-ским, а также многом другом — наш разговор.

Встреча в поезде

Поезд «Санкт-Петербург — Калининград» медленно приближался к белорусско-литовской границе. Я крепко спал, как вдруг кто-то дернул меня за плечо. Вскочив от неожиданности, я не сразу узнал своего двоюродного брата, который так же, как и я, направлялся домой в родной город. Я обрадовался этой необычной встрече с человеком, которого давно не видел, но более всего мне запомнился разговор на особую тему, которую мы затронули в нашей долгой и об-стоятельной беседе.

Все началось с того, что брат поведал мне о своей специфической творческой деятельности — профессионального татуировщика — и о трудовых буднях специалистов в смежной области пирсинга. Мой собеседник всегда отличался наличием художественного мастерства, фантазии и оригинальности. И сегодня весь этот талант он реализует вот таким необычным способом, который набирает все большую популярность как за границей, так и у нас в России.

Все то, что я услышал, поначалу вызвало во мне непонимание и несогласие; но, сдержав все свои эмоции, я попытался вместе с братом задуматься о том, каковы причины популярности данных видов искусств, в чем состоят их истоки и психологические предпосылки. Это и многое другое побудило меня более подробно разобраться в этой тематике.

Немного истории

Что же толкает стольких подростков и взрослых людей обоего пола и всех социальных слоев прокалывать и раскрашивать различные части тела? Обратим взгляд в прошлое…

Первые западные путешественники в заокеанские края, миссионеры, солдаты, моряки и торговцы привозили из дальних стран фантастиче-ские рассказы о своих путешествиях. Они описывали африканских женщин, у которых губы, деформированные украшениями, служили фартуком или даже зонтиком от солнца, рассказывали об индейцах с ушами настолько длинными, что они использовались вместо подушки.

Эти действия, воспринятые как варварские, долгое время воспринимались на Западе с отвращением: в таких украшениях прочитывались отталкивающие знаки, признаки дикости. Особенно восставали против этого миссионеры, которые расценивали это как кощунственное уничижение и разрушение творения Создателя — надругательство над человеческим телом.

Но начиная с ХVIII века некоторые люди на Западе стали видеть в таких жестах проявление своеобразной культуры. На рубеже ХХ века стала очевидна универсальность этих явлений и их присутствие даже в цивилизованном мире. Они были по-новому восприняты и оценены.

XX век наступает…

Первыми пирсинг заимствовали и распространили его в «цивилизованном» мире представители панк-культуры. Они стали проводниками этого явления в 80−90-х гг. ХХ века. Также этими традициями заинтересовались представители секс-меньшинств и многие другие группы молодежных субкультур.

Традиционно образ панка ассоциируется с разодранными, проколотыми лицами, сигаретными ожогами на руках, порезанными бритвой телами. Выкрикивающие непристойности, харкающие, публично испражняющиеся люди с «ирокезами» на головах — все это невольно заставляет вспомнить о первобытной дикости. Из всех панковских атрибутов пирсинг остается наиболее вызывающим, тем более что часто из губы, носа, щеки, брови или уха торчат не просто английские булавки, а бритвенные лезвия, свастики, распятия…

Говорят, что этим имиджем пред-ставители панк-культуры хотят выразить безразличие к боли, отсутствие страха, свой протест против лицемерия. В их душах накопилось разочарование, отчаяние и ощущение пустоты мира. В присущей им циничной манере панки напоминают, что дикость — в нас, в современном обществе, а не у племен, которые мы считаем примитивными.

Зачем все это?

Причин, побуждающих к такому поведению, социологи называют не-сколько, но самые распространенные — желание показать свою независимость, продемонстрировать этому серому миру, что ты не такой, как все остальные. Это некий способ сообщения, выражения своего отличия или лояльности, симпатии или принадлежности к определенной субкультуре. Поиск всякого рода сильных ощущений — тоже одна из причин, являющаяся характерной чертой конца ХХ века. В этой связи вспоминаются экстремальные виды спорта, в которых реализуется желание испытать страх, боль, чтобы узнать предел собственных возможностей.

Прокалывая свое тело, человек подвергается страданию и мукам — и это делает его «настоящим». Таким образом устанавливается власть над своим телом с целью приобрести видимость контроля над миром. Медицина позволила победить боль, и боль стала рассматриваться как нечто нетерпимое, то, что нужно тщательно скрывать. Получилось, что научный про-гресс привел к отрицанию одного из способов познания себя и окружающего мира — боли. Страх перед болью только усиливается тем, что в действительности она практически перестала быть составной частью со-временной жизни.

Это также может быть способ утвер-ждения того, что тело принадлежит мне, или способ сообщить: я изменился, я больше не тот, что был прежде. Достижение взрослого возраста, а также траур, развод, изменение образа жизни, социального статуса, места работы — ситуации разрыва, ситуации кризиса, часто сопровождающиеся депрессивными состояниями. Чтобы облегчить стрессовое напряжение, каждое поколение изобретает свои собственные инициации.

Наконец, существуют представления, которые не имеют под собой серьезных оснований, — например, что прокол языка может помочь бросить курить; но за всю свою деятельность мой собеседник не встретил ни одного подтверждения этого мифа.

Пирсинг в древности

Узнав о причинах симпатии к экстремальной моде, я поинтересовался у брата, что, собственно, означает пирсинг. Он рассказал мне, что существует несколько значений пирсинга: ритуально-мистического, практического и социального характера.

По своему происхождению знаки на теле наделены магическим или мистическим смыслом. Их внешние проявления в разных культурах, в разные эпохи и в разных географических областях различны, но это всегда выражение веры в высшую инстанцию, утверждение присутствия сверхъестественных сил в природе. Такими знаками иногда заменяли человеческие жертвоприношения. У майя рассечение языка было знаком священного подчинения богам; даже сегодня ритуальная перфорация щек в Индии и особенно в Индонезии показывает все ту же преданность божественным силам.

Дополнительное значение имеет расположение знаков на теле: они всегда располагаются рядом с естественными отверстиями — ухом, ртом, носом, половыми органами. Это области контакта с внешним миром, опасные зоны, где, по некоторым верованиям, злые духи могут проникнуть в тело, а эти знаки-«украшения» призваны преградить им путь. Поэтому нередко «украшения» обладают ценностью амулетов, призванных защитить своего владельца от опасностей, злых чар и даже от некоторых болезней.

В практическом значении пирсинг использовали, например, пираты. После очередной победы, взятия и грабежа корабля они вставляли серьги в уши и щеки; татуировки накалывали моряки при очередном пересечении экватора. Подобное действие напоминает об актах Петра I, который укреплял на ростральных колоннах носы побежденных вражеских кораблей.

Пирсинг сегодня

Затем брат поведал мне, какого вида бывает современный пирсинг. Оказывается, прокалывание ушей — самая банальная разновидность пирсинга. Проколотые мочки ушей мы встречаем повсеместно. Прокалывают либо саму ушную раковину и мочку, либо делают несколько дырок, начиная от мочки и выше, и вставляют в них серебряную или золотую цепочку, создавая эффект прошитости уха драгоценной металлической нитью.

Распространенным видом пирсинга сейчас является растяжка прокола мочек ушей. Вместо обычных сережек в уши вставляют «тоннели» различного диаметра, но не сразу, а после постепенного растяжения до нужного размера. Кожные ткани очень эластичны, поэтому дырки в ухе можно растянуть до внушительных размеров, как это делают в некоторых африканских племенах. Можно проколоть как перегородку между ноздрями, так и брови, как щеки, так губы и язык.

Множество современных молоденьких девушек, в гардеробе которых есть топики и коротенькие маечки, непременно воспользуются случаем сделать пирсинг пупка. Брюки и джинсы с заниженной талией на бедрах позволяют покрасоваться пирсингом на копчике. Последний вариант пирсинга — один из самых сложных.

Расплата за «оригинальность»

"Красота требует жертв" - с таких слов начинается памятка по уходу за пирсингом. Эта «жертва» заключается в том, что до свежей ранки нельзя лишний раз дотрагиваться и травмировать ее. Надо стараться не носить синтетические и шерстяные ткани на месте, находящемся в контакте с проколом. Не трогать прокол грязными руками. Промывать его три-четыре раза в день мирамистином или мазать специальными мазями. Место прокола нельзя распаривать. При пирсинге языка необходимо чистить зубы после каждого приема пищи, промывать рот антибактериальным раствором или питьевой содой.

Проблем, связанных с экстремальной модой, не меньше, чем пунктов по уходу за ее проявлениями. Врачи обычно не советуют трогать слизистые оболочки из-за проблем с рубцеванием и гигиеной. Заболевания могут возникнуть в результате неправильного ухода за проколом и несо-блюдения гигиенических норм. Рот — идеальная среда для бактерий, и слюна скорее загрязняет, чем действует как антисептик. При пирсинге языка возможно инфицирование всего организма. Пирсинг языка может привести к поломке зубов. Чем ближе к кончику языка сделан прокол, тем более он травматичен для зубов. Из-за сильного опухания языка в результате небольшого пореза и инфекции возможно удушье. Нестерилизованные иглы могут занести в организм ВИЧ или гепатит. В некоторых случаях организм может отторгнуть украшение как инородное тело, чаще всего на руках и ногах.

Хрен редьки не слаще…

После долгого разговора о пирсинге мы перешли к другой теме — татуировкам. Это явление культуры, которым сегодня интересуются многие, однако объем литературы на данную тему, несмотря на обилие татуированных, весьма незначителен. Такая ситуация, естественно, определяет состояние знаний общества об этом спорном визуальном явлении.

Татуировка, как и пирсинг, также имеет несколько значений. В ритуальных актах через татуировку человек пытался обезопасить себя от злых духов и врагов. История человечества хранит много легенд и преданий о силе и могуществе священных животных. Практически все божества Древнего Египта имели внешность животных или походили на них. В восточной мифологии и астрологии образы психотипов связываются с определенными типами животных.

У татуировки более долгая и интересная история. В этой истории чередуются периоды взлетов и падений популярности, которые объясняются тем, что татуировка относится к числу спорных или даже сомнительных способов украшения человеческого тела. И по сей день, несмотря на доступность информации о татуировке, ее глубоких исторических корнях, никак не связанных с уголовщиной, в мнении большинства татуировка — атрибут преступника, его опознавательный знак, тайный код, информирующий посвященного о месте конкретного лица в иерархии.

У различных народов татуировки имели свое социальное значение: в африканских племенах тату указывало на количество детей; у фракийцев порезы обозначали благородное происхождение; в Европе каленым железом клеймили голову и плечи, чтобы определить сбежавших галерников и пленников.

Самые древние татуировки обнаружены на египетских мумиях — им около 4000 лет. Татуировка является выражением определенной эстетической и нравственной культуры тех или иных кругов общества. Корни татуировок уходят в язычество. Тату служит охранным талисманом и визитной карточкой, по ней можно определить, к какой социальной группе относится носитель изображения.

Татуировки выполнялись различными способами в зависимости от народа и времени. Например, пред-ставители островов Океании накалывали рисунки на телах иглой из металла или рыбьих костей, твердыми щепками деревьев, обломками мор-ских раковин, а племена Южной Африки использовали иглы, обмотанные на конце нитью из сухожилий зверей.

Современные татуировки

В наше время татуировки наносят специальной электрической машинкой с использованием особой туши. Каждый рисунок на теле несет на себе определенную смысловую нагрузку: он говорит о ценностных ориентациях человека, его жизненном опыте.

Наиболее популярными в России являются изображения оскаленных животных, преимущественно семейства кошачьих, а также скорпионов, змей, драконов. В христианстве все эти твари означают князя тьмы, дьявола. А на Западе существует Ассоциация христианской татуировки, которая таким образом проповедует Христа. Наибольшей популярностью у членов ассоциации пользуются наколки «I am saved», «Halleluja», «I Love Jesus» и т. п.

В преступном мире некоторые изображения означают следующее: морда кошки говорит об осторожности вора; роза, набитая на плече, — о том, что совершеннолетие человек отметил в колонии; корона на спине указывает на униженность, а какой-либо из хищников — на ярость и непримиримость; паук в паутине — это знак наркомана и др.

Если рассмотреть соотношение татуированных с точки зрения половой принадлежности, то выяснится, что 55% из них составляют мужчины, а 45% - женщины. В последнее время активный интерес женской половины к татуировкам связан с тем, что на фоне сегодняшних стереотипов моды, когда девушки максимально обнажаются, у представителей прекрасного пола больше не остается загадок женской природы.

Причины

Причин, по которым делаются татуировки, психологи называют не-сколько, но самая главная из них — желание выделиться, показать свою независимость. Для некоторых подростков пирсинг и татуировка — способ выйти из переживаемого шокового состояния. Также замечено, что подростки из неполных и трудных семей прибегают к наколкам намного чаще, чем остальные, так как для них существует потребность в личностной самоидентификации. Однако для части сторонников экстремальной моды это вполне обдуманное «украшение» тела.

Психологи утверждают, что татуировка способна влиять на своего носителя, изменяя его. Есть опасность утраты своего «я». Человек невольно начинает подгонять себя под суть рисунка, выпячивать татуировку и совершать поступки, которые окружающие ждут от носителя подобных картинок. Татуировка есть, а сама личность подменяется маской. Если перед вами тихий, спокойный человек, но на груди у него — угрожающий тигриный оскал, то, возможно, это означает скрытую агрессивность и жестокость.

Нужно упомянуть еще об одной вещи, столь часто рекламируемой сегодня, — о временной татуировке. Конечно, было бы удобно менять тату как одежду, но временных татуировок как таковых нет.

Человеку, который со временем захочет удалить татуировку, придется пройти отнюдь не безболезненную процедуру ее снятия — либо методом лазерного выведения, либо шлифованием фрезой кожного слоя; есть также метод снятия электрокоагуляцией, когда кожу постепенно сжигают, а краску вымывают перекисью водорода. Но после всех этих методов остаются глубокие рубцы. Необходимо помнить о том, что снять татуировку в несколько раз дороже, чем ее наколоть.

О святотатстве

В конце нашего разговора Сергей продемонстрировал мне на своей спине большое изображение лика Иисуса Христа, надеясь получить от меня признание за выбранную тематику.
— Да ведь это настоящее святотатство! — вместо одобрения бросил я.

Святотатство (от «свят» — святыня, «татьба» — воровство) — это посягательство, направленное на священные и освященные предметы и принадлежности святого храма. Любое использование церковной вещи или святыни не по назначению тоже есть грех святотатства. Что уж говорить об изображении Христа на частях тела, в том числе на спине, которую мы периодически трем мочалкой, чешем, на которой лежим, на которой давим прыщи и т. п. Всему свое место, и для расположения святого образа есть намного более подобающие места.

Если же говорить о том, допустимо ли верующему человеку делать себе проколы и татуировки, то ответ будет очевидно отрицательным. В Священном Писании Ветхого Завета Бог наказывает Моисею: «…не делайте нарезов на теле вашем и не накалывайте на себе письмен. Я Господь» (Лев 19:28). Правильное понимание этого отрывка из Священного Писания подразумевает невозможность нарезов и наколок на теле ради умерших родственников, а также невозможность таких действий в принципе.

Теперь посмотрим на этот вопрос с позиции Нового Завета. Человек — великое творение Божье. Используя свое тело как художественный холст, делая в нем дырки и вставляя в них железки, мы не приносим пользы не себе, ни своему здоровью. Как бы отнесся, скажем, художник к человеку, который на его уже готовой картине взял бы да и пририсовал чего-нибудь «интересненькое» на свой взгляд? Если мы умеем уважать права художника на свои произведения, то, пожалуй, нужно научиться уважать и творение Божье. Человек создан для святости, и тело его свято.

«Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои? Ибо вы куплены [дорогой] ценой. Посему прославляйте Бога и в телах ваших, и в душах ваших, которые суть Божьи». (1 Кор 6:19,20).

В заключение мне вспоминается рассказ из патерика о двух инокинях, которые испрашивали у своего духовника благословение на то, чтобы совершить на своем теле нарезы креста в случае, если во время гонений их принудят снять нательные крестики. Ответ старца был таков: «Не на телах своих делайте изображение креста, но в сердце своем».

http://www.ubrus.org/newspaper-spas-article/?id=425


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru