Русская линия
Труд Вячеслав Прокофьев05.10.2007 

В «Русском доме» ждали Алексия II как чудо

Березы, такие же, как где-нибудь в Подмосковье, и ряды православных крестов на могилах. Князь Феликс Юсупов, писатель Иван Бунин, балерина Мариинского императорского театра Матильда Кшесинская, председатель Временного правительства Георгий Львов. Цвет нации и люди, ничем не прославившиеся, свыше 20 тысяч россиян, оказавшихся в изгнании после октябрьской революции и гражданской войны, нашли вечный покой на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа, что в 30 километрах к югу от Парижа.

Вчера этот «русский некрополь» посетил Патриарх Московский и всея Руси Алексий II и отслужил панихиду по погребенным там соотечественникам. Несмотря на напряженную программу как в Страсбурге, так и в Париже, где состоялись беседы с президентом Франции Николя Саркози, который подчеркнул «важную роль Русской православной церкви в возрождении России», молебен перед Терновым венцом Христа в соборе Парижской богоматери, а также устроенного в его честь приема в средневековом зале дворца Консьержери на острове Ситэ, Патриарх выглядел бодро, и по всему было видно, что результатами своего первого визита в католическую Францию доволен.

Посещение Сент-Женевьев-де-Буа не обошлось без одного знакового события. Как мы уже писали, в Париже Алексия II не пригласили в знаменитый собор Александра Невского, который относится к экзархату русских церквей в Западной Европе (Константинопольскому). И до последнего момента не было ясно, получит ли Патриарх возможность побывать в церкви Успения Божией Матери — она была возведена при кладбище на общественные пожертвования в 1939 году и также находится под юрисдикцией Константинополя. Так вот, очевидно «лед тронулся» и двери небольшого храма, построенного по проекту архитектора Альберта Бенуа в традициях новгородско-псковского зодчества XVI века, распахнулись перед Алексием II…

Затем Патриарх направился в расположенный неподалеку «Русский дом», тот самый, который еще в конце 30-х годов прошлого столетия дал приют многим престарелым эмигрантам из России. Основан он был княгиней Верой Мещерской, дочерью последнего посла Российской империи в Японии. Сейчас же о нем заботятся ее близкие — внук Жан и правнук Николя.

«Это наша семейная традиция, семейное дело, которым мы занимаемся на добровольных началах, совмещая с профессиональной деятельностью вне его стен, — рассказывал мне Жан Буаю (он носит фамилию матери Антонины, француженки из старинного аристократического рода, принявшей православие). — Вместе с Николя мы проводим здесь свободное от французской жизни время. В субботу и воскресенье мы, русские люди, читаем, говорим по-русски, в другие дни — настоящие граждане Франции».

Сам Жан, ему немного за 60, — человек в стране известный. Сторонник генерала де Голля, друг Жака Ширака, был депутатом парламента, в середине 90-х годов — министром высшего образования, а ныне он — советник премьер-министра Франции Франсуа Фийона, которого знает еще по временам своей молодости.

Сейчас под крышей «Русского дома» живет 70 человек. Из них почти половина — с русскими корнями. Все они люди в почтенном возрасте. Как, например, монахиня Екатерина, в миру Екатерина Гирст, чей дед был ближайшим соратником Александра III, министром иностранных дел. Ей 97 лет. Или Иван Мирзоев, кадет Хабаровского графа Муравьева-Амурского кадетского корпуса, перешагнувший в прошлом году 100-летний рубеж.

— Все они ждали встречи с Патриархом как чуда, и оно произошло, — говорит мне сын Жана Николя, который занимается здесь административными делами.

Алексий II долго и заинтересованно разговаривал с постояльцами в «Русском доме», и было видно, что он тронут до глубины души этими беседами.

На этой высокой ноте завершился визит Патриарха Московского и всея Руси во Францию. После трапезы в «Русском доме» он направился в аэропорт «Орли» и вылетел на родину. Давая высокую оценку визиту, парижская газета «Ле Круа» пишет, что он «стал важным этапом на пути сближения двух церквей — католической и православной».

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

— Перед могилами здесь погребенных мы вспоминаем о сынах и дочерях России, утративших мать-родину, но не впавших в отчаяние и даровавших Франции плоды своей веры и талантов, — заявил по завершении панихиды Алексий II.- Мы постараемся сделать все для того, чтобы это место упокоения наших соотечественников сохранялось бы в веках и было бы живой связью между поколениями россиян.

http://www.trud.ru/issue/article.php?id=200 710 051 810 401


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru