Русская линия
Политический журнал Сергей Скатов04.10.2007 

Мифы Мутного времени

Знакомый мой православный батюшка считает: «Были когда-то Смутные времена. А теперь — Мутные!»

Действительно, мутное нынче время… Нелегко разобраться, кто куда клонит, у кого что на уме, кто неприятель, а кто свой: ни фронтов тебе гражданской или другой войны, ни явного, в униформе и при знаках различия, как подобает, противника. Размыто все, шатко… А война идет! Полным ходом! Современная, информационно-психологическая. Если б не шла, не теряла бы Россия в год по миллиону граждан…

Лишить нас родных истоков, исторической памяти, опорочить былых героев и традиции, разрушить народ изнутри — вот задача врага. Манипулируя нашим сознанием, дискредитируя, подменяя понятия, он повсеместно сеет сорняки апатии, сомнения и раздора.

Из года в год набирает силу недобрый слух: «А Кузьма-то Минин земляками торговал!» И обязательно ко Дню народного единства кто-нибудь да «вспомнит».

Откуда ноги растут?

Знакомьтесь: доктор политических наук, профессор, академик Российской академии наук, директор академического Института научной информации по общественным наукам (ИНИОН), президент Российской ассоциации политической науки (РАПН) и прочая, прочая Ю. Пивоваров. Несколько лет назад открыл, по его собственному признанию, «совершенно поразивший… исторический факт»: «В 1612 году, когда Кузьма Минин собирал ополчение, чтобы выбить поляков из Москвы, он продал часть населения Нижнего Новгорода в рабство. И на эти деньги сформировал для князя Пожарского ополчение». Озвучено было на проводимом Горбачев-фондом «круглом столе» с участием не менее титулованных зарубежных коллег, на тему «Становление демократии в современной России: от Горбачева до Путина».

При чем здесь, спрашивается, Горбачев, Путин и дела давно минувших дней? А при том: «Россия, — пояснил Юрий Сергеевич, как бы оправдывая рабовладельческие замашки Кузьмы Минина и сегодняшнее разграбление национальных богатств власть имущими, — всегда использовала свои природные ресурсы. Когда-то это были люди"…

Материалы «круглого стола» попали в печать… И вот уже В. Резунков, ведущий радиостанции «Радио Свобода», 4 ноября, то есть в самый праздник, бойко на всю страну вещает: «Известный русский ученый, историк Юрий Пивоваров обнаружил удивительный исторический факт. В 1612 году, когда Кузьма Минин собирал ополчение, чтобы выбить поляков из Москвы, он продал часть населения Нижнего Новгорода в рабство и на эти деньги сформировал для князя Пожарского ополчение».

Аналогичное «открытие», по-видимому, вне зависимости от академических «изысканий» (в воздухе-то носится!) сделал интересующийся отечественной историей литератор А. Бушков. Он тоже настаивает: «Именно такими средствами и были собраны нужные суммы. Нравится это потомкам или нет, разрушает это иконописный образ или нет, но без подобных крутых мер Нижегородское ополчение вряд ли смогло бы снарядиться в поход и изгнать интервентов». На А. Бушкова, как на безусловный авторитет, в свою очередь, ссылается одна из нижегородских газет (довольно популярная в регионе).

До сведения нижегородцев доводится: у их земляка и кумира К. Минина не было «скидок никому — ни церквям, ни монастырям, ни боярам, ни купцам, ни бедному люду. Особенно досталось последним — за них вносилась требуемая сумма, а их самих, их жен и детей отдавали в вечную кабалу кредиторам, которые обращали несчастных в крепостных рабов» (статья «Смутный праздник», опубликована за неделю до прошлогоднего празднества 4 ноября)… Газета на этом не останавливается, ошарашивая читателя все новыми сенсационными «открытиями».

Князь Пожарский, оказывается, «был очень ненадежным с политической точки зрения — замечен среди тех, кто присягал королевичу Владиславу». К тому же был Пожарский «посредственным полководцем и крайне нерешительным человеком. Во время похода князь вынашивал мысли об отказе идти на Москву, и только воля Минина заставила ополченцев продолжить движение». Газета приходит к неутешительным выводам: «Никакого народного единства, о чем сегодня вещают кремлевские идеологи, в те лихие годы не было и в помине — во всем разуверившийся народ чисто по-садомазохистски «наслаждался» самоуничтожением, политическая элита погрязла в тотальной измене и в самом гнусном стяжательстве».

Насчет «садомазохизма», чувствуется, выстрадано сердцем. Вышеназванные СМИ и авторы, по примеру унтер-офицерской вдовы, склонны к самобичеванию (кто в нижегородском, кто в российском, а кто и в международном масштабе).

Беда, однако, и в том, что «среднестатистический россиянин» родной истории не знает. Иначе бы переключил радиоприемник на другую волну, выкинул бульварную газету в мусоропровод… Потому что все сказанное о народных героях — ложь, инсинуации от начала и до конца!

«Слухами» мы обязаны историку второй половины XIX в. Н. Костомарову.

Человек он был либерального, как бы сейчас выразились, склада (от лат. liberalis — свободный), крепкий украинофил. А посему допускал вольности на исторические темы, полагая, что архивные, единственно приемлемые в изысканиях историка, «источники по своей скудности или краткости представляют мало черт для уразумения характеров». В таких своих трудах, как «Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей», «О личности Смутного времени», Костомаров рисует нелицеприятные образы руководителей Нижегородского ополчения.

Дмитрий Пожарский, в его понимании, «принадлежал к так называемым захудалым княжеским родам», «не выдавался никакими особенными способностями». Одно лишь качество способствовало призванию его ополченцами на воеводство — то, что «в прежние времена не лежало на нем никакой неправды, не приставал он к Тушинскому вору, не просил милостей у польского короля». А вообще-то трусоват был, «боялся идти под Москву, пока там были казаки». Одновременно не лишен амбиций: «Впоследствии обвиняли его в том, будто он истратил до двадцати тысяч рублей, подкупая голоса в свою пользу». С воцарением Романовых «жил долго, но не играл важной роли, как можно было бы ожидать». Удивляться, однако, нечему: «Сам подвиг освобождения Москвы был предпринят им против собственного желания, по настоянию земства».

Насколько слаб в представлении Костомарова Дмитрий Пожарский, настолько крут Кузьма Минин! Нижегородский староста изображен «человеком тонким и хитрым, с крепкой волей, крутого нрава, пользовавшимся всеми средствами для достижения цели и игравшим сначала роль театрального пророка».

Костомаров сомневается, на самом ли деле Минину во сне привиделся преподобный Сергий Радонежский: «Умные люди старого времени не считали безнравственным делом подчас обманывать людей чудесами для хорошей цели». Буквально воспринимает призыв народного героя: «Не пожалети животов своих, да не токмо животов своих, и дворы свои продавати, и жены и детей закладывать». «За неимением у них (бедных) денег, — разъясняет Костомаров, — оценивали и продавали их имущества и отдавали их семьи и их самих в кабалу». Уличает Минина в том, что тот сознательно указал на «посредственного» Пожарского, «вероятно для того, чтоб самому безусловно всем распоряжаться».

Современные Костомарову историки, истинные патриоты России М. Погодин, И. Забелин и другие, подняли «вольнодумца» на смех! «Рассуждения г. Костомарова сколько возмутительны с одной стороны, столько смешны с другой», — в январском выпуске «Гражданина» за 1873 г. писал М. Погодин.

«Какой длинный ряд предположений, одно другого ужаснее! — восклицает Погодин. — Какой длинный процесс исторического исследования! А что подумают читатели, если им сказать, что весь этот процесс состоит из одних выдумок, что нет прямых исторических подтверждений ни на одну из составных его частей?» Не существовало (не существует и по сей день. — С.С.) «известий о продажах, ни о покупках, ни о залогах, ни о кабалах. Все это сочинено…» Нет также свидетельств тому, «что Минин распоряжался и действовал мимо Пожарского».

Обстоятельно пройдясь пером по «исследованию г. Костомарова», Погодин словно бы нас, неразумных потомков, через толщу почти полутора веков вопрошает: «Пожарский ничего не делал <…>, о Минине не известно ничего. Кто же прогнал поляков, освободил Москву и спас Отечество?»

А. Бушков в своей скандально известной книге «Россия, которой не было» неуверенно отвечает: «Как бы там ни было, Минин и Пожарский все же выгнали из Москвы поляков…»

А вот некий собирательный А. Рабинович (псевдоним скорее всего), написавший на патриотический сайт, — этот точно знает: «…когда ваш Кузьма Минин снаряжал ополчение, ему понадобились деньги. Но разве у глупых, бедных гоев водились когда-нибудь деньги? А если и появлялись, так вы их тут же пропивали, — Минин, умнейший из гоев, зная об этом, мудро предложил продать в рабство жен и детей… Деньги, как всегда, были у нас, умных евреев, банкиров, ростовщиков и шинкарей. Мы и купили ваших жен и детей. А на наши деньги Минин с Пожарским наняли казаков и освободили Москву. Так кто-таки у нас спаситель?»

Что такое Н. Костомаров? Академический историк? Честный исследователь источников? Нет, это популяризатор истории, бойкое перо, человек, готовый ради красного словца цветистую выдумку выдать за факт. Цена достоверности его текстов невелика, и надо помнить об этом сейчас, когда Костомарова только ленивый не использует в целях очередной антирусской идеологической кампании. Между тем его «антигерой» кн. Пожарский до борьбы за Москву 1612 г. нанес немало поражений противникам Московского государства, мятежникам, да и после этого прославился как победитель талантливого кондотьера Лисовского. Ему — якобы «нелояльному»! — был пожалован боярский чин… И намного выше, чем предполагало сословное происхождение Минина, был поднят этот посадский человек в социальной иерархии России времен Михаила Федоровича.

Со времен Костомарова немало воды утекло. А новые времена — новые мифы. Один такой упорно насаждает современный нам военный историк А. Широкорад (см. «Северные войны России», «Дмитрий Пожарский против Михаила Романова» и другие его работы).

Он, в частности, реанимирует слух, что будто бы «после воцарения Михаила Пожарского обвинили, что он истратил 20 тысяч рублей «докупаясь государства». Тем и мотивирует каждый помысел, каждое движение предводителя ополчения на пути к российской короне!

По мнению А. Широкорада, Дмитрий Пожарской не только мог, но и добивался престола русского! Только вот не взошел…

Со взятием Москвы князь допустил «роспуск дворянских полков второго ополчения» — данный поступок А. Широкорад считает «серьезной ошибкой». Ведь «в Москве и Подмосковье остались толпы казаков, по разным сведениям их было от 10 до 40 тысяч». Эти тысячи в конечном итоге предопределили исход «сражения», потребовав на царство Романова… А жаль! «Не нужно было иметь семи пядей во лбу, чтобы понять, что самым оптимальным выходом из смуты было бы избрание государем славного воеводы, освободившего Москву и вдобавок прямого Рюриковича».

В пику А. Широкораду так и подмывает спросить: ежели долго и упорно, проявляя чудеса предусмотрительности и смекалки, Пожарский шел к заветной цели, куда в решающий момент подевалась политическая его мудрость?

И разве компромиссная фигура малолетнего Михаила Романова не стала тем «оптимальным выходом из смуты», что наконец-то угомонил в стране многочисленные враждебные кланы? Причем доказали это отнюдь не историки, но — история!

Что же касается навета про «20 тысяч рублей», про то, что, «докупаясь государства», и так далее, и так далее… «…сказавши это в пылу ссоры и спора Лар. Сумин, оправдываясь на суде, отрекся от всей своей речи о Пожарском, обозвал «поклепом» приписание ему этих слов» (П.Г. Любомиров, «Очерк истории Нижегородского ополчения»). Другими словами, клеветника Дмитрий Михайлович привлек по суду к ответу и прилюдно отстоял свою честь!

Пора и нам, господа, в затянувшемся и, в общем-то, недостойном споре ставить точку!

В этом смысле любопытны современные «изыскания», касаемые генеалогического древа Кузьмы Минина. Скажем, слухи о якобы татарских корнях нижегородского старосты… Утку запустил журнал «Огонек».

В июльском выпуске «Огонька» за 2002 г. (N 30) было интервью с известным историком Владимиром Махначом, называлось — «Ничего не было». Не было, как следовало из беседы, татаро-монгольского ига (были обычные для того времени договорно-вассальные отношения Руси с Ордой). Однако к рассуждениям В. Махнача крупным шрифтом была сделана врезка: «Земский староста Нижнего Новгорода крещеный татарин Кириша Минибаев, он же Кузьма Минин, действительно сделал то, что сделал. Да не вписался в величественную картину национального единения. После XVIII века о племенной принадлежности Минина упоминать перестали…»

Ничего такого Владимир Леонидович не говорил…. На шквал обращений и звонков, обрушившийся на редакцию, здесь отвечали: было это не что иное, как анонс материала, который «Огонек» хотел опубликовать, но не опубликовал. По той веской причине, что материал из редакции… внезапно пропал. Пропал и автор материала. Тем не менее слух живет, регулярно в канун торжеств 4 ноября на страницах газет и телеэкранах возникая…

Родословной К. Минина плотно занята и «Новая газета». Ее корреспондент А. Меленберг кое-кого разыскал в Н. Новгороде: «Зовут его Илья Львович Мининзон. 1947 года рождения, вежливый, в мешковатом костюме. Про таких обычно говорят: ботаник. Он и на самом деле лаборант ботанического сада Нижегородского университета… А кроме того, является еще и, как он выразился, «географическим, историческим и литературным краеведом» (номер от 10 ноября 2005 г.).

Илья Львович на основании предсмертного откровения Льва Яковлевича, родного отца, утверждает: его пра-пра-пра-… в общем, какая-то бабушка понесла от… Кузьмы Минина. Обоюдно ли это было у них, или же совратил Кузьма несчастную еврейскую дочь, история умалчивает. Но поскольку был народный герой, по общему историческому мнению, примерный семьянин, о признании отпрыска не могло быть и речи. Бедолага «с новорожденным на руках убежала к своим… После чего в местечке Орша, что в Белоруссии, появился молодой человек Мининзон (то есть сын Минина)».

Не думаю, что Лев Яковлевич и Илья Львович кривят душой (люди они, судя по всему, хотя и со странностями, а приличные). А вот зачем их семейные байки тиражирует А. Меленберг?

Пораскинув мозгами, мог бы журналист сообразить, что Мининых и доныне немало на Руси, а все потому, что популярным было в свое время имя Мина. Так что мало ли от какого Мины мог случиться первый Мининзон… Если бы не гипотетическое и, в общем-то, смехотворное «родство» с героем, ну кто бы о скромном «ботанике», вкупе с борзописцем из «Новой газеты», замолвил слово, кто бы узнал о них?! А тут — свои 15 секунд славы…

Минуют года, столетия, а история учит, что… ничему не учит.

Посудите сами: поколения разделяют Н. Костомарова и современных нам «исследователей», а их «свободомыслие», не эволюционируя, все одного и того же порядка!

Дмитрия Пожарского и его роль в истории можно всячески принижать. А можно предположить, что больной, израненный в боях за Москву во время Первого ополчения «властолюбец» поднялся в лихую для народа годину, дабы… узурпировать российскую власть!

Кузьма Минин, мол, взяв на себя роль «театрального пророка», вполне мог про видение св. Сергия Радонежского, хотя и «для хорошей цели», солгать. Человеком он был не только «тонким и хитрым», но и «крутого нрава» (земляками торговал!). Да и ничто «человеческое» ему не было чуждо…

Герои, таким образом, низводятся до уровня обыденного, простонародного сознания, и в данном ракурсе уже не герои они, а «в доску свои парни»! Тем самым в наши головы вбивается, что «никакого народного единства… в те лихие года не было и в помине». Праздновать, следовательно, нечего и незачем.

Либеральному «историку» отчего-то и мысли не придет, что кто-то (вот же дуралей!) способен просто любить Бога и Родину. И ради них, а не каких-нибудь земных корыстей не пожалеть живота своего!

Вероятно, кроит историю на свой лад.

Над либеральной его душой довлеет ratio, голый расчет. В том смысле, что не отягчена душа таким рудиментарным излишеством, как профессиональная и человеческая порядочность. Одному «мифотворцу» — гонорар, и поболее, другому — пусть скандальную, а известность, третьему — все дивиденды разом… А там, где расчет, вполне возможен заказ — сей фактор мы тоже не можем сбрасывать со счетов. Иной писака по найму, если хорошенько ему проплатить, такое способен «замутить»!

Источники могут быть разные, но в любом случае мифы рождаются не из воздуха, не сами собой, в чем мы только что могли убедиться.

Наша задача — противостоять! Русская история должна укорениться в народном сознании так, как того требуют время, историческая справедливость и элементарная совесть!

http://www.politjournal.ru/index.php?POLITSID=fcdf8150f0195612d9bf2dfc6b8afc1c&action=Articles&dirid=56&tek=7384&issue=203


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru