Русская линия
Новая политика29.09.2007 

Религиозное измерение в партийных идеологиях современной России

20 сентября Центр «Новая политика» провел круглый стол на тему «Религиозное измерение в партийных идеологиях современной России».

Открывая дискуссию, главный редактор интернет-журнала «Новая политика» Даниил Щипков коротко изложил тезисы опубликованной на страницах «НП» некоторое время назад статьи Василия Полковникова «Протестантский фундаментализм „Единой России“, в которой делается вывод о том, что политическая практика „партии власти“ является конвертацией идеологии и этики протестантской религиозной традиции в плоскость российской политики. Даниил Щипков обратился к участникам круглого стола с предложением обсудить эту концепцию, высказать свой взгляд на поставленную проблему соотношения политического и религиозного.

С точки зрения аналитика „Новой политики“ Кирилла Бенедиктова, религиозные традиции действительно могут конвертироваться в политическую практику. Это касается не только протестантизма, но и православия. Социальная проекция православия отражает фундаментальные различия между религиозными традициями в рамках христианства. Если для протестантской этики ценностями высшего порядка являются конкурентоспособность, эффективность и профессионализм, то для Православной церкви важнейшим принципом социальной жизни была и остается справедливость.

Идеи справедливого устройства российского общества нашли свое отражение в Основах социальной концепции РПЦ — документа, не имеющего аналогов в истории православной Церкви. „Основы“ были приняты Юбилейным Архиерейским собором РПЦ в августе 2000 г. и вызвали неоднозначную реакцию в обществе и в структурах власти. По сути дела, впервые за всю историю постсоветской России на самом высоком уровне была предпринята попытка защитить левые идеалы общественного устройства, резко контрастировавшие с правой, либерально-демократической политикой, которую власти проводили начиная с 1992 г.

Сравнительный анализ Основ социальной концепции РПЦ и левой Политической платформы партии „Справедливая Россия“ показывает значительные смысловые совпадения двух документов. Это касается взглядов на труд и его оплату, распределение благ в обществе, демографической политики, патриотизма и т. д.

При этом Бенедиктов отметил, что при совпадении главных тезисов идеологических документов „Справедливой России“ и РПЦ важно понимать, что они находятся в принципиально разных плоскостях политической реальности. Однако при определенных условиях религиозные традиции могут конвертироваться в политическую практику. То, что идеи, высказанные семь лет назад в важнейшем документе социальной доктрины РПЦ, нашли свое отражение в политической платформе партии, претендующей на то, чтобы объединить все здоровые левые силы страны, может рассматриваться как добрый знак.

Писатель и историк, член коллегии ЛФГ „Бастион“ Дмитрий Володихин коснулся вопроса преподавания в российских школах Основ православной культуры. По мнению Володихина, противодействие, с которым сталкиваются энтузиасты преподавания ОПК, исходит как из внешних по отношению к России источников, так и из рядов современной правящей элиты, у которой, по мнению писателя, отсутствует внятная идеология, которую заменяет „простое агрессивное стяжательство“.

Говоря о протестантском элементе в идеологии „Единой России“, Володихин заметил, что сама по себе „партия власти“ достаточно пестра и состоит из крайне разнородных, механически соединенных между собой группировок. Некоторые из них склоняются к поддержке православия, по крайней мере внешне (Русский Проект, Молодая Гвардия). Однако на практике подавляющее большинство руководителей ЕР очень часто проявляют себя неосознанными адептами этики раннекапиталистической Европы, этики дикого стяжательства и бесконечного накопления. Фактическое совпадение с этикой протестантизма происходит на пути возвеличивания так называемого эффективного собственника и его прав, его стимулирования со стороны государства. Здесь определенная связь с этикой протестантизма, как ее понимал, например, Макс Вебер, видна.

По мнению Володихина, социальная программа „Справедливой России“, которая является ее главной визитной карточкой в мире современной российской политики, действительно во многом соответствует Основам социальной концепции РПЦ и тем приоритетам, которые были высказаны православными иерархами на последнем Всемирном Русском соборе, на котором, в частности, обсуждались проблемы бедности и богатства в России. „Соединение сильных требований в социальной сфере и защита интересов русской православной общины как минимум в информационной сфере, может принести партии успех у населения России, выразить чаяния многих миллионов людей“, — заявил писатель.

Вице-президент Института национальной стратегии Виктор Милитарев рассмотрел историософский, богословский, общественно-политический, идеологический и политтехнологический аспекты проблемы. Он подверг критике концепцию Макса Вебера, который, по его мнению, произвольно отождествил взгляды части кальвинистов и пуритан со всей протестантской этикой. Небесспорным, на взгляд Милитарева, является и гипотеза Вебера о том, что именно ментальность протестантской этики породила капитализм.

Милитарев обратил внимание на влияние на Основы социальной концепции РПЦ социальной доктрины католической церкви, отметившей недавно свою 110-ю годовщину. По мнению Милитарева, митрополит Кирилл совершил „рецепцию на православной почве социальной и политической доктрин католической церкви с отказом от многих католических заблуждений“.

„Независимая эволюция социальной доктрины католицизма и идеологии социал-демократии привела к тому, что социальная доктрина западной церкви, а также социальная доктрина РПЦ действительно сближаются с официальной идеологией европейской социал-демократии и Социнтерна“, — заявил Милитарев. По его мнению, достижения западноевропейской социал-демократии, также как и исторического русского социализма, в том числе немарксистского толка, должны быть использованы в творческом поиске „идеологической лаборатории“ „Справедливой России“. Он выразил надежду, что в следующем году „Справедливая Россия“ примет официальное участие в работе Всемирного Русского народного собора.

В то же время Милитарев не согласился с оценкой „Единой России“, как партии, выражающей протестантскую этику. По мнению Милитарева, „Единая Россия“ — партия чиновников и ворюг, которые неизвестно почему пытаются приватизировать брэнд Путина, а не партия протестантской этики». «Единая Россия», с точки зрения Милитарева, лишена всякой внятной идеологии. Она неоднородна, и некоторые группы в ее составе действительно пытаются взять на вооружение идеи социальной справедливости, отвечающей русскому национальному характеру. «Но если для „Справедливой России“ эта идеология естественна, то на функционерах „Единой России“ она выглядит, как на корове седло», — добавил он.

Главный редактор «Политического журнала» Петр Акопов выразил мнение, что не только партии, но и само государство избегает в открытую играть на православной площадке. «Если говорить о религиозной составляющей в российской политической системе, то ее практически нет» — заявил он. Даже сама российская власть старается взаимодействовать с РПЦ не напрямую, а через какие-то параллельные структуры, «только чтобы ее не обвинили в том, что она русская православная». По словам Акопова, власть до сих пор боится признать, что она является русской национальной православной властью. Это, впрочем, отчасти оправданно, поскольку власть не однородна.

Акопов согласился с мнением Милитарева о том, что «Единая Россия» вообще боится какой бы то ни было внятной идеологии. «Хотя сам факт появления там Писарева, Демидова и команды говорит о том, что в высших эшелонах партии идет идеологическая борьба», — добавил он.

Он отметил, что с политтехнологической точки зрения гораздо более перспективно говорить не об отношениях партий с РПЦ, а об отношениях с православными мирянами. Именно деятельность, направленная на укрепление социальной справедливости, принесет политической партии симпатии и уважение православного электората.

Ответственный секретарь «Политического журнала» Андрей Васянин выступил с короткой репликой, касающейся отношений между Церковью и государством. По мнению Васянина, протестантская нотка прослеживается не только в декларациях «Единой России», но и в государственном подходе к Церкви в целом. «К Телу Христову подходят как к хозяйствующему субъекту, как к корпорации», — заметил он. По его мнению, в настоящий момент государство не готово понять те законы, по которым управляется Церковь. Из-за этого буксует и закон о реституции, и многие другие важные законы. Политические партии должны учитывать в своих взаимоотношениях с Церковью эти аспекты, и подходить к Церкви не как к субъекту права, а с точки зрения церковной природы. Если какая-либо партия сможет это понять, то ее и поддержит церковный народ", — заключил Васянин.

Заведующий международным отделом журнала «Смысл» Борис Межуев подробно остановился на анализе концепции Макса Вебера. По его мнению, тот «жуткий» протестантский фундаментализм, который описывал Вебер, и который лег в основу капиталистического уклада западного мира, сохранил свои позиции главным образом в США. Межуев подверг сомнению идею о том, что протестантская этика лежит в основе политической платформы «партии власти». «Если бы это было так, то это был бы огромный комплимент для „Единой России“, хотя насколько единороссы это осознают, непонятно», — заметил он.

Что касается «Справедливой России», то, по мнению Межуева, она могла бы успешно занять нишу христианского социализма. «Ошибка всех христианско-демократических движений — это попытка выяснить свои отношения с РПЦ. Либо лояльность, либо диссидентство. Следует обозначать свою христианскую составляющую вне структурных сближений с РПЦ», — сказал Межуев. Таким образом, удастся избежать многих проблем, связанных с возможными противоречиями между демократическими тенденциями в левой социал-демократической партии и традиционализмом РПЦ.

http://www.novopol.ru/material27712.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru