Русская линия
Известия Борис Клин25.09.2007 

Грозит ли Церкви политический раскол?
Его провоцирует борьба «ревнителей» православия за «чистоту веры»

Внешне Русская православная церковь выглядит монолитной. Однако внутри нее идут сложные процессы, угрожающие духовному единству. Конфликты между разными группами проявляются даже на бытовом уровне. «Известия» попытались разобраться в происходящем, понять, кто и как воспользуется в предстоящих предвыборных кампаниях (думской и президентcкой) одним из самым мощных инструментов — верой.

Глас народа

На излете советской власти иерархи Русской православной церкви (РПЦ) заседали в Верховных Советах СССР и РСФСР, но в 1993 году Церковь решила отказаться от участия в выборах, а государство ее желание поддержало, законодательно запретив религиозным организациям и такого рода деятельность, и создание политических партий по религиозному признаку.

Вот только воистину «свято место пусто не бывает». В нашей стране 70% граждан называют себя православными. Для политиков совершенно не важно, сколько из них ходит к причастию. Для выборов важно, как себя люди самоидентифицируют. Поэтому появление православных общественных организаций было неизбежным как восход солнца. Да и сама РПЦ вовсе не собиралась устраняться от влияния на умы. Так возник Всемирный русский народный собор, общественная организация под председательством Святейшего патриарха Алексия II. Сегодня это — крупнейший форум, в заседаниях которого принимают участие депутаты, министры, артисты, писатели и журналисты, полпреды президента. Сам президент, если не может появиться лично, то непременно присылает приветствие. Что вовсе не мешает собору вести полемику с властью. Например, по вопросу о преподавании в школах «Основ православной культуры». Однако соборяне стремятся к сотрудничеству церкви и государства. Несколько тысяч активистов придерживаются такой позиции. К их числу относятся члены Союза православных граждан и молодежного движения «Георгиевцы». В том же направлении стал относительно недавно двигаться и Союз православных хоругвеносцев, участники которого запомнились протестами против концерта Мадонны в Москве, устрашающей черной униформой, кирзовыми сапогами и бородами, как у карикатурных черносотенцев из советских кинофильмов.

Но есть и другое крыло. Внутри РПЦ созрела «общественная» оппозиция, уверенная, что без восстановления монархии, без православного царя в Кремле никакой «симфонии» между Церковью и государством быть не может.

Старцы

Вот уже несколько лет Священный синод РПЦ борется с так называемым «младостарчеством». К возрасту священников это понятие отношения не имеет. «Младостарец» может быть и убелен сединами, но не обладать необходимым опытом, духовным и жизненным. Что не мешает ему давать советы. Заставить прихожанина бросить работу, запретить ему учиться в высших учебных заведениях, разрушить семью, отправить 18-летних девушек, собравшихся замуж, в монастырь. Это не выдумки журналистов. В 1998 году Священный синод, а в 2000 году Архиерейский собор осудили эту практику.

Но давайте посмотрим, что происходит в наиболее знаменитых монастырях. В Дивееве, где находятся мощи Серафима Саровского, монахиня перед причастием спрашивает у священника:

— Паспорт новый?

— Новый…

— Пошли отсюда, — говорит женщина, и примерно 200 человек причастниц уходят из храма на глазах правящего архиерея.

Небольшое пояснение — новый паспорт кое-кого пугает своим художественным орнаментом на внутренних страницах. Обладающие немалой фантазией граждане усмотрели в завитках «три шестерки» — дьявольское число и видят в нем «печать антихриста» на себе. По этой же причине не годится им индивидуальный номер налогоплательщика (ИНН). Неоднократные разъяснения Священного синода о суеверном характере таких страхов подействовали не на всех.

Боголюбовский женский монастырь. Один из древнейших в России — обители 850 лет. Новые паспорта и ИНН тут тоже не принимают. Духовником в Боголюбове — архимандрит Петр (Кучер). Известен своими призывами к всенародному покаянию за убийство императора Николая II и его семьи. Принять журналиста «Известий» не смог — монахини объявили, что батюшка болен. Грипп. Так что узнать, зачем информационный стенд о монастыре сестры украcили портретом Ивана Грозного, не удалось. Не получилось и выяснить, отчего православным следует каяться не только за убийство последнего царя, но и за никонианский раскол, реформы Петра I, восстание декабристов. Все эти призывы звучат в записи чина покаяния в подмосковном селе Тайнинское, где стоит памятник Николаю II. Диск с записью покаяния продается прямо в храме.

В 2006 году отец Петр самовольно выгнал из монастыря настоятельницу. Правящий архиерей епископ Евлогий «запретил в служении» архимандрита Петра, то есть лишил его права совершать церковные таинства. Запрет продержался четыре дня. И был отменен. Но не потому, что отец Петр раскаялся. Просто все это время во Владимире шел многотысячный митинг. Так что владыке пришлось назначить другую настоятельницу, по вкусу старца. В епархии говорят, что среди духовных чад уважаемого ветерана Великой Отечественной войны отца Петра есть и настолько влиятельные, что из окон их служебных кабинетов во Владимире и Москве видна Колыма. Владыка Евлогий от общения с «Известиями» предпочел воздержаться.

И в Дивееве, и в Боголюбове царит дух подозрительности. Монахини считают своим долгом поинтересоваться вероисповеданием приходящих в обители. Но и в мужских монастырях тоже происходит немало интересного.

Знаменитая в ХIХ веке Оптина пустынь. Уничтоженная коммунистами и ныне возрожденная. Братия расколота. По словам одного из насельников, процентов тридцать монахов во главе с отцом Василием и отцом Ильей относятся к «ревнителям», сторонникам епископа Диомида, знаменитого своей острой критикой слишком «либерального», по его мнению, Священного синода. Отцы поддерживают связи с издателем антисемитской газеты «Русь православная» Душеновым. «Как только в монастыре что-то происходит, у Душенова появляется материал, причем с такими подробностями, о которых могут знать только в обители», — рассказал монах. Например, пару лет назад в монастыре произошла драка между отцом Марком и отцом Савватием. Отец Савватий симпатизировал «ревнителям», а Душенов сразу сообщил о скандале со всеми подробностями. Оба монаха были изгнаны из монастыря. Но противостояние продолжается.

Лидером другой группы монахов, поддерживающей Священный синод и митрополита Кирилла (против которого и нацелено выступление владыки Диомида), стал иеромонах Роман. До кулачных боев еще не дошло. Но духовные чада отца Василия и отца Романа, проживающие в расположенном неподалеку от Оптиной пустыни дачном поселке Березка, теперь выясняют отношения в прокуратуре и в суде. У дачников теперь два председателя правления, не признающие друг друга. Один из председателей, Ольга Сарап, разослала письма, как говорится, «всем людям доброй воли»: «Помогите, православные экстремисты рейдерскими методами захватывают дачный поселок». Ее оппонент, тоже председатель, Валентина Швецова, религиозную подоплеку конфликта отрицает: «Просто Сарап раздала бланки доверенности на куплю-продажу дач, люди выразили ей недоверие и выбрали меня. Никаких экстремистов в поселке не было, а был летний детский военно-спортивный лагерь».

Почти готов поверить в «спор хозяйствующих субъектов». Но среди дачников Березки значится Дмитрий Морозов — главный редактор газеты «Дух христианина» ультраконсервативного направления, яростно поддерживающей епископа Диомида. Может, это просто совпадение. Однако информация о конфликте в Березке обнаружилась на сайте Русского общенационального союза, националистической организации. Автор заметки пишет о словесной перепалке между группой дачников и воспитателями лагеря. Стороны якобы обвиняли друг друга в подготовке «врагов еврейского народа» и соответственно в «ненависти к русскому народу». А иеромонах Роман из Оптиной пустыни, по версии сайта РОНС, пытался добиться от властей закрытия лагеря. Появление такой публикации случайностью назвать трудно.

«Демократия — в аду»

Вслед за получившим широкую огласку письмом епископа Чукотского и Анадырского Диомида последовало его видеообращение. Оно было размещено на сайте «Руси Православной». В нем позиция владыки изложена предельно ясно, и не только по внутрицерковным вопросам, но и по политическим. «Законная власть была царская. Сегодняшняя тоже незаконная… Демократия — в аду, а на небе — царствие небесное. Преподобный Серафим говорил о врагах, которые в Кремле сидят. Сейчас, может, больше, чем когда-либо. Политика антинародная. Глобализм должен воплотить власть антихриста. Паспорт должен быть без биометрий, чипов и антихристианской символики». Такая вот у владыки Диомида программа.

Исторические аналогии всегда хромают. Но в данном случае просто удержаться невозможно. Ведь было это уже в начале XX века. Иеромонах Илиодор (Труфанов), «ревнитель благочестия», громил в своих проповедях и газетах с радикально-правых позиций и «антинародный режим» и «продажных архиереев». Чем кончилось — известно. Илиодор сам снял с себя сан, опубликовал письма царицы к Григорию Распутину, чем посодействовал росту антимонархических настроений. Бежал в США, где и умер в 1957 году в должности швейцара чикагской гостиницы.

«Старцы», вопреки грозным постановлениям Синода и Архиерейского собора, сидят на своих местах, никто их не трогает. Такое положение дел объясняется соображениями икономии — «церковного снисхождения и практической пользы при решении недогматических вопросов, допускающих не подрывающие вероучения отклонения».

Но епископ Диомид продолжает публично и крайне резко высказывается не только в адрес светских властей, но и церковных, в том числе рассуждает о грехах митрополита Кирилла и самого Святейшего патриарха Алексия II. Как долго священноначалие будет это терпеть?

— Проблема есть, ее существования никто не отрицает, — говорит заместитель главы отдела внешних церковных связей Московского патриархата, епископ Егорьевский Марк. — Но вспомните евангельскую притчу: «До скольких раз прощать брата моего, до семи? Господь ответил — не до семи, но семижды семьдесят раз…». Церковь — сообщество людей, желающих Спасения, и важно отнестись к человеку с любовью. Владыка Диомид говорит как зомбированный человек, но хочется надеяться, что он все-таки поймет и прислушается к увещеваниям, хотя пока этого не происходит, несмотря на все усилия. В том числе и братии Троице-Сергиевой лавры. Так называемые «ревнители» — это не секты, а группы людей с особенными, тревожными настроениями. Люди, не имевшие нормальной духовной жизни.

По мнению епископа Саратовского Лонгина, «ревнителей» не так уж и много.

— Если бы не интернет, все это так и осталось бы маргинальным явлением в Церкви, — считает владыка. — А проблема паспортов была и в СССР, но несколько иного рода. Тогда монахи из разогнанных Хрущевым монастырей рвали паспорта, считая советские эмблемы неприемлемыми для православного человека, их за это преследовали. Отказывались пользоваться десяти- и двадцатипятирублевыми купюрами — на них был портрет Ленина.

Самая серьезная проблема в Церкви, по словам владыки Лонгина, это отсутствие религиозной культуры:

— У нас в России сегодня около 20 000 священников на 115 миллионов человек. Для настоящего воцерковления человека с ним нужно работать лет 10. Приходится признать, что и в монастыри попало много людей, еще не готовых к монашеству, ведь монашество — венец церкви. А люди приходили не в церковь, а сразу в монастырь, не усвоив даже начальных понятий духовной жизни. Мы пожинаем плоды периода «научного атеизма». Страстные поиски чудес и «старцев» — явления одного ряда, доминанта религиозного невежества. Скажем, открылась Оптина пустынь, но сейчас это уже не совсем та Оптина: многовековая традиция старчества прервана. Для ее возрождения понадобятся десятилетия, несколько поколений нормальной, сосредоточенной монашеской жизни в обители. Наивно в ней сегодня искать старцев — но ищут. Благодаря тому же невежеству вновь возникают и древние ереси, казалось бы, давно побежденные.

В Саратове издали богословский ответ доцента Московской духовной академии Юрия Максимова на письмо епископа Диомида. Но усилий одной епархии явно недостаточно. «Православным нужны не только „Основы православной культуры“ в школах, но и свои университеты», — такова позиция Союза православных граждан. Его пресс-секретарь Кирилл Фролов в «ревнителях» видит серьезную опасность: «Они пытаются раскачать страну и по сути мало чем отличаются от либеральных „цветных революционеров“. Не удивлюсь, если у них с „Другой Россией“ обнаружится общий источник финансирования».

Профессор Московской духовной академии диакон Андрей Кураев тоже обеспокоен ситуацией:

— История полемики вокруг ИНН показала, что большинство церковных людей считают ниже своего достоинства опускаться до обсуждения этих сюжетов. Кажется, что это настолько маргинальные издания и что их риторика настолько не здравая, что просто не имеет смысла реагировать. Но если провести социологические опросы среди приходского духовенства, не говоря уже об обычных прихожанах, то выяснится, что на кажущуюся нам маргинальной точку зрения ориентируется уже немалое количество людей. В церковной среде срабатывает известный социологический закон: один сумасшедший всегда переорет целый автобус.

Один из насельников Оптиной пустыни рассказывает:

— Все наши архиереи говорили о великом событии, чуде — воссоединении Церкви. А «ревнители» шепчут: «Священноначалие каноны нарушило. Мол, „зарубежники“ — они же в расколе были, и принимать их надо по соответствующему чину». Я в ответ говорю: «А Григорий Богослов писал — мы не победы над нашими братьями жаждем, а любви».

Что дальше?

Две недели назад в Оптину пустынь разбираться со скандалами приезжал епископ Орехово-Зуевский Алексий. Ранее наказанному «ревнителю» отцу Илье была возвращена мантия (то есть право исповедовать). Его направили на монастырское подворье в Санкт-Петербурге. То-то будет радости в северной столице, на подмогу Константину Душенову, главному редактору газеты «Русь православная» и «борцу за чистоту веры», едет такой могучий «старец». Соратнику отца Ильи, отцу Василию, запрещено исповедовать и иметь духовных чад. Но исповедовать он и так не может, после двух инсультов лишился речи. Общается с помощью записок. Одновременно за «смутьянство» был лишен мантии иеромонах Роман (Кошелев). Так оценили его проповедь в защиту политики Священного синода, владыки Кирилла и самого патриарха. Трудно сказать, принесут ли эти меры мир в обитель и в умы духовных чад противостоящих монахов, но хорошо уже, что церковные власти обратили внимание на явное неблагополучие. Ведь зачастую архиереи предпочитают не замечать таких, как говорят в церкви, «нестроений».

Но вот возможен ли церковный раскол только лишь из-за столь смиренной позиции иерархов? С одной стороны, авторитет «младостарцев» и «ревнителей» покоится на мощном фундаменте веры людей в благодатность Русской православной церкви. Уход из нее чреват для них утратой доверия со стороны прихожан. С другой — несколько лет назад это не остановило того же архимандрита Петра (Кучера). Правда, потом он вернулся. Но сейчас часть священников и монашествующих РПЦЗ, несогласных воссоединиться с РПЦ, примкнули к различным православным сектам. А бывший иерарх РПЦЗ Агафангел формирует в США новую структуру. За рубежом охотников расколоть православие всегда было и будет в избытке. Если их стратегические интересы совпадут с тактическими интересами жаждущих власти «ревнителей», «нестроения» внутри Церкви только усилятся.

http://www.izvestia.ru/obshestvo/article3108614/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru