Русская линия
Правая.Ru Алексей Ярасов19.09.2007 

Защитники неправды

Часто приходиться сталкиваться с возмущенными высказываниями на просектантских сайтах о «несправедливых» обвинениях в адрес разного рода сект. Однако верования и доктрины деструктивных сект далеко не безопасны. Сектантские воззрения способствуют разрушению традиционного уклада жизни, сложившегося на протяжении столетий под влиянием Православной Церкви, угрожают целостности национального самосознания

Довольно часто на просектантских сайтах приходиться сталкиваться с возмущенными высказываниями о «несправедливых» обвинениях в адрес разного рода новых религиозных организаций (сект). Недавно Портал-Кредо.ру опубликовал заявление Совета Евро-Азиатского отделения Международной ассоциации религиозной свободы (ЕАО МАРС), направленное на защиту интересов «протестантских» религиозных организаций от якобы несправедливых «нападок» со стороны религиоведческих центров Российской Ассоциации Центров исследования религий и сект, в частности, в опубликованной Агентством национальных новостей статье руководителя Тульского отделения центра религиоведческих исследований о разжигании межрелигиозной розни. Представители МАРСа обвиняют автора статьи в действиях, направленных на дестабилизацию межрелигиозного мира в России. Напомним, что в статье шла речь о деятельности таких религиозных организаций, как адвентисты, свидетели Иеговы и баптисты, способствующей разжиганию межрелигиозной розни. Важен тот факт, что после выхода статьи ни от одной названной религиозной организации не поступило претензий, касающихся распространения ложных сведений. Это косвенно доказывает правдивость изложенной в статье информации. МАРС движим желанием, используя любой подходящий случай, дискредитировать в глазах общественности и работников СМИ уважаемые центры противодействия сектантству в России, публикующие информацию о негативном влиянии сект. В данном случае были использованы факты «незаконных» обвинений ведущих сектантских (Свидетели Иеговы, адвентисты, баптисты) организаций. МАРС называет указанные религиозные организации фактически признанными государством и легитимными, и поэтому, по их мнению, следует, что они априори безупречны. К сожалению, многие уже начали забывать, что в свое время и секта Аум Синрике действовала открыто и являлась вполне легитимной.

В статье о разжигании религиозной розни, возмутившей членов МАРС, говорилось о секте свидетелей Иеговы. Представительство данной секты в Москве в судебном порядке было ликвидировано. Эта секта имела регистрацию в столице полтора десятилетия. И лишь в 2004 году удалось ее регистрации лишить, благодаря доказанным в судебном порядке фактам деструктивной деятельности этой секты. Известно, что представительства религиозной организации иеговистов, составляющие жесткую структуру, подчиненную головной организации секты в США, не имеют существенных отличий внутрисектантской жизни и методов миссионерской деятельности между собой. Поэтому органам юстиции РФ стоило бы пристальней исследовать деятельность представительств секты в регионах.

Что же касается религиозных организаций адвентистов и баптистов, упомянутых в статье и названных МАРС в заявлении «протестантскими», то здесь хотелось бы напомнить сектозащитникам о той неправде со стороны названных сект, с которой мы недавно столкнулись. Но прежде чем обозначить факты лжи, хотелось бы коснуться вопроса о статусе данных сект. В заявлении «Российского лютеранского центра по мониторингу СМИ и общественного мнения» от 28 мая 2004 года говорится, что данные религиозные организации не должны именоваться протестантскими. Лютеране указывают, что термин «протестант» в его историческом контексте возможно применять лишь к лютеранам, а также реформатам. Обозначение иных конфессий возможно словами «неопротестант» или прямо по названию конфессии (баптист, пятидесятник, адвентист седьмого дня и т. д.). Позиция лютеран вполне понятна, т.к. деятельность неопротестанских религиозных организаций зачастую дискредитирует протестантов. За примерами далеко ходить не надо. Не так давно отгремели страсти, связанные с осуществлением рядом неопротестантских сект миссионерской программы «Надежда есть». На телевидении прокручивали ролик с названием «Надежда есть», его кадры возвещали телезрителям о некоем Федеральном проекте по духовному возрождению. На улицах городов раздавали листовки, приглашающие на эту программу всех желающих. В роликах демонстрировалась череда известных актеров, спортсменов и политиков. Красочные листовки так же содержали изображения знаменитостей. Популярные артисты, спортсмены и политики не подозревали о том, что их имена служат для пропаганды нетрадиционной религиозной идеологии. Актеры Сергей Безруков и Амалия Гольданская, гимнастка Алина Кабаева, историк и деятель искусств Эдвард Радзинский, депутат Госдумы Владимир Рыжков, космонавт Георгий Гречко, музыкант Константин Кинчев, соглашаясь сняться в фильме «Надежда есть!», не знали, как будут использованы их рассказы о вере и духовной жизни. Однако монтажеры искусно вплели слова и лица звезд в пропаганду и использовали в своих целях. Многие из них впоследствии заявляли об обмане сектантов.

Данный всероссийский медиапроект поддерживали и осуществляли, помимо пятидесятнических и неопятидесятнических религиозных организаций, секты адвентистов и баптистов. Таким образом сектанты стремились привлечь к своим миссионерским акциям как можно большее число людей.

Центры противодействия сектантству члены МАРС обвиняют в «нравственно не безупречных» методах ведения своей деятельности, в частности — публикации материалов и статей об опасности некоторых «ведущих религиозных организаций России». Возникает вопрос: а нравственно ли защищать упомянутые в заявлении МАРСа и в настоящей статье «протестантские» и проч. р.о., если их деятельность, как показывает практика, далеко нравственно не безупречна?

В еженедельнике «Русская мысль» (La Pensee Russe) N 4260 была опубликована гневная статья «Антикультистская» кампания как духовная агрессия", обвиняющая Русскую Православную Церковь и центры противодействия сектантству в борьбе с другими религиями с целью устранения религиозной конкуренции.

Противодействие безнравственным деяниям сектантов, названное в статье «антикультизм», объясняется автором как противостояние недавно возникшим религиозным движениям с целью не позволения людям верить в то, во что они верят, вплоть до запрещения их веры законом. Такой дилетантизм в понимании современного состояния дел в сфере межрелигиозных отношений в России, к сожалению, свойственен многим «защитникам совести». Их истерические статьи и выступления для людей, не искушенных в вопросах сектоведения, кажутся вполне отражающими действительность. Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что дело обстоит иначе. Никто насильно никого не принуждает быть православным или не верить вообще. Вся деятельность «антикультовых» центров сводится к защите людей от негативного воздействия со стороны сект. И она, в основном, заключается в информировании граждан об опасности сект. Сектоведов «защитники совести» постоянно обвиняют во лжи, указывают на незаконность их деятельности, но по сей день неизвестно ни одного судебного решения, осудившего хоть один «антикультовый» центр или представителей данных центров. Зато недостоверной информацией о неких «средневековых гонениях» на верующих изобилуют материалы, принадлежащие перу «защитников совести». Примером тому служит названная выше статья из «Русской мысли», где утверждается, что в Туле, как и во многих других городах, под разными предлогами лишают молитвенных зданий баптистов, пятидесятников и представителей других малых вероисповеданий и запрещают им собрания. В Туле с девяностых годов прошлого столетия существуют молельные дома баптистов, пятидесятников и др., и никогда ни под каким предлогом никто их этих домов не лишал. Факты публикаций подобной ложной информации, полагаю, говорят либо о поверхностном знании предмета обсуждения «защитниками совести», либо о намеренной дискредитации органов государственной власти или традиционных религий в глазах общества.

Сектантство разрушительно. В сущности, со стороны новых религиозных организаций западного происхождения мы ныне испытываем духовную агрессию. И то, что в России действуют центры противодействия сектантству, говорит о здоровой реакции нормального общества на разрушающие действия определенных групп. Как в человеческом организме, при попадании в него инородных и разрушительных тел, возникают антитела, так и российское общество стремиться защитить себя и сохранить.

В защиту сектантства часто приводятся факты благотворительной деятельности. Социальная деятельность сектантов используется как козырная карта для создания исключительно положительного образа сект в глазах общественности. Очень часто (благодаря самим же представителям сект) становится известно о порой действительно нужной и необходимой социальной помощи детским домам, интернатам и др. социальным учреждениям, оказываемой сектантами. Но такая деятельность сект сродни действию антибиотиков на организм человека, когда помимо устранения самой болезни причиняется вред организму. Так и секты, помогая в социальной сфере обществу, зачастую наносят непоправимый духовный вред, и не только.

Негодование сектозащитников прежде всего вызвано случаями, когда деятельность тех или иных сект, с их точки зрения, необоснованно ограничивается. Тут мы также сталкиваемся с недовольными высказываниями об ущемлении прав верующих религиозных меньшинств, о деятельности традиционных религий по устранению конкурентов в религиозной сфере и проч. Данные утверждения не соответствуют действительности, и это легко проследить, рассмотрев более тщательно социальную деятельность сект.

Не первый год во многих городах России в конце лета сектой кришнаитов устраивается т.н. «Праздник Колесниц». Например, в Туле сектанты из года в год именуют его по-разному: «Фестиваль Индии», «День знаний», «День российского флага» и проч. Но постоянно неизменным остается сокрытие от властей и общественности религиозного значения данного мероприятия. Сектанты под прикрытием социальной программы на целый день получают в свое распоряжение центральный парк Тулы. Тысячи туляков, как взрослых, так и детей, неосознанно становятся участниками религиозных ритуалов кришнаитов, преподносимых как некие красивые индийские народные традиции. При этом нарушается право граждан на свободу выбора.

Довольно часто сектантов можно встретить в лечебных учреждениях. Многие из них действительно движимы благими целями, но то, что зачастую являет их деятельность, порой не может не шокировать. В одной из тульских детских больниц одним «прекрасным» утром появились приятной наружности люди. Они заходили в палаты к детям, угощали их фруктами. Назвались эти нежданные гости «православными христианами». Ставили детей в кружок, возлагали им на головы руки, войдя в полутрансовое состояние, произносили непонятные никому из присутствующих молитвы, якобы способствующие исцелению. В результате чего не понимающие, что происходит, дети испытывали головокружение, сонливость, тошноту, у них подкашивались ноги. В общем, все признаки, указывающие на гипнотическое воздействие. Кроме того, чтобы показать наглядно «силу» своей молитвы, харизматы выбрали нескольких детей, у которых, якобы, оказались руки неодинаковой длины. Попросили их с закрытыми глазами протянуть руки перед собой, далее сектанты, выделывая определенные пассы руками, кричали, что руки детей приобрели одинаковую длину.

Этими «православными христианами» были члены тульского представительства международной неопятидесятнической секты «Слово Жизни».

В Новосибирской области сектой «Слово Жизни» был организован лагерь для подростков, где сектанты заставляли детей выполнять странные обряды: подростки катались по дорожкам, залитым помоями, мазали голову непонятной коричневой жижей, совсем не похожей на шоколад…

Секты создают себе положительный образ за счет разрабатываемых ими антинаркотичеких программ. Проблема наркомании чрезвычайно актуальна сегодня. Сектанты открывают центры по реабилитации наркоманов. Но и здесь мало положительного можно отыскать. В сектантских реабилитационных центрах люди, страдающие наркотической зависимостью, превращаются в зависимых от секты. «Лечение» в таких центрах приводит к иной зависимости — психологической, которая не менее опасна, чем наркотическая, и тоже наносит ущерб здоровью.

Не так давно мы все были поражены выходками адептов секты «Богородичный центр» в Липецке, где психологическому воздействию с их стороны были подвержены учащиеся 10 класса одной из школ, пришедшие на выставку «Соловки — вторая Голгофа. Таинственные помазанники Грааля». После посещения данной выставки детям понадобилась медицинская и психологическая помощь.

Подобного рода примеры можно приводить достаточно долго. Сектозащитники обвиняют представителей Православной Церкви и государственной власти, противостоящих деструктивной деятельности сект, в субъективности, т. е. в том, что исходящие от сектоборцев посылы к ограничению деятельности сект связаны только с несоответствием сектантских верований традиционным верованиям Российской Федерации. Но из приведенных выше примеров мы видим, что запрет или ограничение деятельности сект исходит не из догматического анализа их верований, а из явных деструктивных результатов их деятельности.

Но и, кстати сказать, сами верования и доктрины деструктивных сект далеко не безопасны. Зачастую сектантские воззрения способствуют разрушению традиционного уклада жизни, сложившегося на протяжении столетий под влиянием Православной Церкви, единого для нас духовно-нравственного идеала, угрожают целостности национального самосознания и культурной идентичности.

Алексей Ярасов — Руководитель Тульского отделения центра религиоведческих исследований

http://www.pravaya.ru/dispute/13 580


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru