Русская линия
Радонеж Ирина Багратион-Мухранели18.09.2007 

Прощание

13 сентября Москва прощалась с Марком Вайлем — режиссером и создателем русского театра в Ташкенте «Ильхом», зверски убитым накануне открытия сезона, в подъезде собственного дома. Это было очень странное прощание. Как сказал замечательный режиссер, патриарх нашего театра Петр Наумович Фоменко, — он в первый раз видит подобные похороны. Панихида была назначена на 14 часов в Театре Наций, где обычно проходили гастроли театра. Гора цветов и портрет. Все ждут семью и тело самого Марка. В аэропорту без объяснений жене и дочерям не разрешили везти гроб с телом на панихиду, а до того самолет их был задержан на пять часов, тоже, как водится, без объяснений.

Марк был бесстрашным человеком. Он создал театр в советское время в мусульманском окружении и почти 30 лет не уставал нести свет русской культуры. В 70-х он ставил острые политизированные спектакли, такие как «Дракон» Е. Шварца, повесть Ч. Гусейнова «Магомет, Мамед, Мамиш» об азербайджанской мафии, Б. Брехта, современных авторов. С начала девяностых талант его становился все более мощным и глубоким. Он ставит спектакли по всему миру, в Америке, Голландии, Германии и имеет все возможности остаться и работать там. Его больше знали за границей, чем у нас. Но Марк постоянно возвращается к своим актерам, своему зрителю, считая себя ответственным за их судьбу. Марк был упрямым человеком. Для голландского телевидения он снял фильм «Другой Ташкент» об особом пространстве русской культуры. «Для меня Ташкент не просто родной город. Это место, где умерла Комиссаржевская, где жила Ахматова, играл Мейерхольд». И он не собирался отдавать без боя то, что любил, что считал своим. Ряд спектаклей шел на двух языках — русском и узбекском. Порой без слов, философская пантомима «Кломадеус» — регтайм для клоунов, где в названии прочитывается и «Амадеус», и «Clamat Deus» — «Говорит Бог». Среди работ Вайля последнего времени, новаторских, глубоких и неожиданных инсценировки А.С.Пушкина — «Свободный роман» («Евгений Онегин») и «Подражание Корану».

«Подражание Корану» — спектакль-трагедия, обжигающе обнаженный, рассматривающий путь к Богу, судьбу пророка и лжепророка, обретения веры. Этот глубоко выстраданный, страстный и целомудренный спектакль (первый богословский цикл Пушкина и средостение его религиозных и художнических размышлений — стихотворение «Пророк») был воспринят мусульманскими фундаменталистами чуть ли не как оскорбление. Во всяком случае «предложения» убираться вон после него усилились. Марк говорил об этом с юмором, он сам был необыкновенно светлым человеком, его вера в добрые начала в людях была очень сильна. Хотя он понимал размеры бедствия давно, но не считал для себя возможным капитулировать, даже после того, как во время московских гастролей был устроен поджог и один из актеров театра Евгений Дмитриев умер, другой — Борис Гафуров — чудом спасся. А сам Вайль через год, раненный, истекая кровью в машине скорой помощи, повторял: «Вы должны что-то сделать. У меня завтра открытие сезона. Все должно состояться». Премьера, которая вышла на следующий день после смерти главного режиссера — «Орестейя» Эсхила, пьеса, где над законами кровной мести торжествует светлый разум и закон.

Сентябрь страшный месяц. К трагедии 11 сентября прибавляется еще одна дата — 6 сентября, когда убили Марка Вайля, бесстрашного, светлого, обаятельного человека, (ему было всего 55 лет), режиссера, гордость современного русского и мирового театра.

http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=2414


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru