Русская линия
Татьянин день Ольга Богданова18.09.2007 

Многую славу создал в них Господь величием Своим от века

Киево-Печерская Лавра, основанная в 1051 г., — один из первых русских монастырей. Она стала образцом для других русских обителей и имела великое значение для развития Русской Церкви. Сегодня мы публикуем материал о ее основателе — Антонии и устроителе — Феодосии Печерских.

Основатель Киево-Печерской Лавры святой Антоний родился в 983 г. в городе Любече (вблизи Чернигова). В крещении он был назван Антипой.

Еще в детстве Антоний стремился к духовной жизни, а потому решил идти на Афон. В одной из Афонских обителей он принял постриг и прожил там немало времени. Однажды игумен позвал Антония и сказал ему:

— Анто­ний! Иди обратно в Русскую землю, пусть и там живущие через тебя преуспевают и утверждаются в вере христианской; да будет с тобою благословение Святой Горы!

Так Антоний вернулся на Русь. Он долго размышлял о том, где поселиться, и наконец отправился в горы и пришел в место, которое называлось Берестово. Это было в 1013 г.

Через два года умер благоверный князь Владимир и началась усобица. Власть захватил Святополк Окаяный, который убил Бориса и Глеба. Видя такое кровопролитие, преподобный Антоний снова удалился на Святую Гору.

Вскоре Ярослав Муд­рый победил Святополка и занял Киев. Тогда в столице был известен митрополит Иларион, написавший знаменитое «Слово о законе и благодати». Временами он удалялся из Берестова на Днепр, на холм, покрытый вековым лесом, и вырыл там себе пещеру. Теперь здесь находятся Дальние, или Феодосиевы, пещеры монастыря.

Тогда же игумену Афонского монастыря, в котором пребывал прп. Антоний, снова было откровение от Бога:

— Пошли Антония снова в землю Русскую, ибо он Мне нужен там.

Игумен благословил Антония и отпустил на Родину, предсказав, что он станет отцом многих монахов.

Вернувшись в Киев, Антоний взошел на холм, где была вырытая Иларионом пещера, и со слезами на глазах помолился Господу:

— Господи! Да будет на сем месте благословение святой Афонской Горы и молитва моего отца, меня постригавшего; утверди, Боже, мое вселение здесь!

Вскоре слава о прп. Антонии разнеслась не только по Киеву, но и по другим русским городам. Многие приходили к нему за духовным советом и благословением. Некоторые стали проситься к нему на жительство. Первым был принят некто Никон, саном иерей, вторым преподобный Феодосий.

Святой Феодосий Печерский родился в г. Васильеве.
С раннего детства он избегал шумных игр, стремился к познанию Бога и любил молиться в уединении. Он не заботился о благах этого мира, за которыми гнались его сверстники и взрослые, и ходил в старой грязной одежде. Мальчишки дразнили Феодосия, а он не обращал на них внимания.

Уже тогда Бог уготовал ему судьбу великого подвижника.

Не только дети не понимали поведения Феодосия, но и его мать. Мы не знаем ее имени, но из «Жития» Феодосия понятно, что это была сильная, волевая женщина. Возможно, ей пришлось стать такой после смерти мужа.

Сначала мать уговаривала сына хотя бы одеться, как все дети, в чистую и нарядную одежду. В чем-то она даже поддерживала сына: когда Феодосий захотел изучать священные книги, он был отдан в учение, но на этом мирные отношения с матерью закончились.

Будучи благочестивым отроком, Феодосий очень хотел помогать в церкви. Когда он узнал, что часто не бывает литургии из-за того, что некому печь просфоры, он взялся за это дело сам. Сам покупал муку, сам молол, сам пек. Просфоры он продавал, чтобы на вырученные деньги снова купить муку и запастись всем необходимым, «лишние» из заработанных денег раздавал нищим.

Мать сочла, что это неподобающее занятие для отрока. Когда же Феодосий объяснил, что хлеб — это Плоть Христова, и он рад, что Господь удостоил его чести приобщиться к Его Плоти, мать подивилась мудрости сына и успокоилась, а через некоторое время снова стала отговаривать сына от этого занятия.

Нрав у этой женщины был крутой. Стараясь вразумить сына, она сильно ругалась и даже била его.

Феодосий решил уйти из дома.

Когда-то, еще до печения просфор, он уже уходил. Услышав о Святой земле, он стал молить Господа, чтобы Тот даровал ему возможность побывать там и поклониться святым местам. Вскоре в город, где жил мальчик, пришли странники, которые как раз направлялись в Святую землю. Обрадованный Феодосий ушел с ними, но мать узнала об этом, догнала незадачливого путешественника, обругала, побила и насильно привела домой. Дома связала и заперла, чтобы он не мог никуда убежать. Потом освободила и даже разрешила делать все, что он хочет, только дома.

И вот теперь Феодосий снова решил уйти. Он поселился в соседнем городе и стал печь просфоры там. Когда мать нашла его, она снова заперла его дома и грозно предупредила:

— Теперь уж не сможешь убежать от меня, а если куда уйдешь, то я, догнав и разыскав тебя, свяжу и с побоями приведу обратно.

Осознав, что пока никуда уйти не удастся и придется слушаться матери, Феодосий решил принять на себя великий подвиг — носить вериги. Он попросил кузнеца крепко оковать себя цепью вокруг пояса. Железо врезалось в его тело, но он ходил, как будто ничего не было.

Смиренный и благочестивый Феодосий полюбился местному правителю, и он подарил юноше нарядную одежду. Феодосий отдал ее нищим. Правитель решил вознаградить юношу и стал упрашивать его принять в дар еще более дорогую одежду, но Феодосий по-прежнему ходил в рубище.

Как-то в городе был праздник, на котором юноши должны были прислуживать богатым вельможам. Мать Феодосия хотела, чтобы сын тоже был там, и для этого приказала ему сменить старое платье на праздничный наряд. Когда он переодевался, она увидела пятна крови на рубахе (цепь натирала тело до крови) и с гневом сорвала с сына вериги.

Спустя некоторое время Феодосий услышал в церкви слова из Евангелия: «Если кто не оставит отца или мать и не пойдет вслед за Мной, то он Меня недостоин».

Тогда он твердо решил уйти из дома и принять постриг в одном из киевских монастырей и пришел к блаженному Антонию.

«Знай, честной отец, что Сам Бог, все предвидящий, привел меня к святости твоей и велит спасти меня, а потому я исполню все, что ты мне повелишь», — сказал Феодосий, когда Антоний стал убеждать его, что жизнь в пещерах очень трудная и унылая.

Феодосий принял постриг и целые ночи проводил в непрестанных молитвах, много работал и с радостью нес все послушания. Когда Феодосий стал монахом, ему было 23 года.

Когда мать узнала, что Феодостй стал монахом в Киеве, она немедленно отправилась на поиски сына. Придя к Антонию, она стала просить его, чтобы тот позволил ей увидеть сына. Феодостй не хотел выйти к матери: он понимал, что она начнет упрашивать его поехать домой. Когда они все-таки увиделись, так и случилось. Тогда Феодосий объяснил, что никуда не уедет, а если мать хочет видеть его, пусть сама остается в Киеве и примет постриг в женском монастыре. Так она и душу свою спасет, и с сыном не расстанется. Подумав, женщина приняла постриг и провела остаток жизни в молитве и покаянии.

В пещеры к преподобному Антонию стало приходить много людей. Среди желавших принять постриг оказались сын знатного боярина Варлаам и княжеский евнух Ефрем. Как и Феодосия, их постриг блаженный Никон. Отец Варлаама, Иоанн, был в ярости. Не обрадовался и благоволивший Антонию князь Изяслав.

Изяслав повелел заточить Никона в темницу, а вместе с ним грозился взять прп. Антония с братией, а пещеры закопать. Антоний решил оставить пещеру и вместе с монахами удалиться в Черниговское княжество.

Узнав об этом намерении преподобного, княгиня Мария Казимировна стала умолять князя, чтобы он гневом своим не отгонял рабов Божиих из своей области. При этом княгиня указывала на пример гнева Божия, постигшего отечество ее, землю Ляхскую, за изгнание черноризцев. Вняв с трудом мольбам княгини, князь наконец образумился и убоялся Бога: он послал к старцу просьбу о возвращении на покинутое место. Преподобного Анто­ния едва нашли после трех дней розысков и упросили вернуться. Вскоре возвратились и братия.

К преподобному снова стали приходить желающие принять постриг. Общими усили­ями была выкопана большая пещера, а в ней устроены церковь и келлии. В этой пещере пребыл прп. Антоний 40 лет. Когда уже было собрано довольно братии и устроена жизнь в обители по строгим иночес­ким уставам, преподобный Антоний, неизменно стремившийся к отшельничест­ву, поставил братии игумена Варлаама, а сам удалился в затвор в келью той же пещеры.

Потом, прожив в первой пещере 40 лет, он переселился на соседний холм и стал копать себе новую пещеру, в которой прожил 16 лет. Если кто из иноков стремился к более суровой аскетической жизни, он поселялся рядом с преподобным Антонием; так стал образовываться монастырь Ближних, или Антониевых, пещер.

Монастырь же на старом месте постепенно благоустраивался. Число братии росло, пещерный храм стал слишком мал. Тогда игумен и братия попросили у Антония благословения поставить малую церковь на холме вне пещеры. Эта церковь, освященная во имя Успения Богоматери, послу­жила началом великой Лавры Печерской.

Посел этого князь Изяслав, крещеный как Дмитрий, построил каменный храм в честь великомученика Димитрия и при храме устроил монастырь. На игуменство для этого монастыря князь Изяслав поставил Варлаама.

После того как блаженный Варлаам перешел в монастырь св. великомуче­ника Димитрия, оставшиеся без игумена братия пришли к прп. Антонию и попросили поставить им игумена.

— Тот из вас, — решил преподобный Антоний, — который отличается послушанием, кротостью и смирением, пусть и будет вам игуменом.

Тогда братия единодушно начали просить преподобного Антония, чтобы он благословил на игуменство преподобного Феодосия. Так игуменом стал Феодосий.

Вскоре под началом Феодосия оказалось 100 монахов и, посоветовавшись с прп. Антонием и братией, он учредил монастырь. Для монастыря нужна была территория, и князь Изяслав отдал черноризцам гору, которая была над пещерой. Там была построена церковь, а монастырь был назван Печерским, поскольку раньше братья жили в пещере. Монахи приняли устав Студийского монастыря.

Феодосий продолжал быть для всех примером смирения и покаяния. Он избегал славы, по-прежнему ходил в бедной одежде. Когда кто-нибудь из братий просил его назначить кого-то, кто бы нарубил дров или наносил воды, прп. Феодосий сам с радостью исполнял работу.

Он учил, как написано в Евангелии, чтобы монахи не заботились о благах мира сего.

Как-то в келью к преподобному пришел эконом и сообщил, что нет денег, чтобы купить необходимое для монастыря. Прп. Феодосий велел ему помолиться и подождать до утра. Нетерпеливый эконом снова постучался к Феодосию и повторил, что у него нет достаточных денег. Тогда Феодосий сам помолился Господу, и к нему явился юноша — Ангел, который положил на стол необходимые деньги и ушел. Феодосий отдал их эконому, еще раз сказав, что не следует чересчур заботиться и тревожиться о материальных благах, ибо по молитве Господь пошлет все необходимое.

Однажды в монастырь приехал князь, и один монах сказал Феодосию, что закончился мед и нечем напоить князя. Феодосий помолился, и в пустой бочке оказалось так много меда, что его хватило не только князю, но и самим монахам еще на несколько дней.

Прп. Феодосий следил за порядком в монастыре. Он учил, чтобы поселе вечерней молитвы братья не разговаривали между собой, а молились каждый в своей келье. Ночью он обходил монастырь. Если слышал, что монах молился в своей келье, то останавливался и молился вместе с ним. Если же слышал, как два брата разговаривали, стучал в дверь, а наутро разговаривал с ними и обличал, объясняя, что так поступать не должно.

Прп. Антоний продолжал жить в пещерах. Беспрестанно наставляя и утешая людей, он слыл не только благочестивым, но и прозорливым старцем.

Например, когда сыновья Ярослава Изяслав, Святослав и Всеволод отправлялись на войну с половцами, Антоний предсказал, что за свои грехи князья потерпят поражение. Так и произошло, когда братья бежали после битвы на р. Альте, а половцы рассеялись по юго-восточным окраинам Руси.

Тогда же прп. Антоний предсказал сыну варяжского князя, Шимону, что он первым будут похоронен в каменной Печерской церкви. Так и произошло.

Шимон воевал против половцев вместе с русскими к нязьями, а когда вернулся в Киев, рассказал преподобному Антонию следующее.

Когда он лежал на поле боя среди убитых, Божественная сила исцелила его и бывших с ним воинов от ран. В воздухе варяг видел подобие церкви, в которой должен быть похоронен.

Потом он вручил прп. Антонию пояс и золотой венец, которые снял с образа Иисуса, перед тем как покинуть свою родину.

— Я снял сии предметы с образа Иисуса, распятого на кресте, когда уходил из своего отечества. При этом был глас Господень, да измерится этим поясом основание церкви, подобие коей я видел и в коей по твоему предсказанию я буду положен по смерти. Венец же этот пусть будет повешен над жертвенником, — рассказал он Антонию.

Киевляне стали упрашивать Изяслава снова идти войной против половцев, а когда князь отказался, изгнали его, а на киевский престол посадили полоцкого князя Всеслава, который находился в темнице.

Через семь месяцев из Польши вернулся Изяслав. Всеслав сначала хотел с ним воевать, но потом испугался и убежал.

Изяслав стал гневаться на прп. Антония. Он вспомнил, что монах предсказал половцам победу, и решил, что Антоний поддерживал Всеслава и даже давал ему советы во время смуты. Князь захотел изгнать Антония из своих владений. Когда об этом узнал его брат Святослав, он забрал Антония к себе в Чернигов. Правда, Изяслав быстро разобрался, в чем дело, просил у Антония прощения и умолял вернуться.

Антоний снова поселился в пещере и начал проявлять дарованный ему Богом дар чудотворений. Однажды он советовался с прп. Феодосием о строительстве церкви во имя Пресвятой Богородицы и одновременно с этим молился. И произошло чудо: находясь в монастыре, он вместе с Феодосием явился в Константинополь и предстал перед Богородицей. Пресвятая Дева дала русским подвижникам золото, и они передали его мастерам-каменщикам, чтобы они по повелению Царицы Небесной шли
в землю Русскую для построения Печерской церкви.

Каменщики пришли на Русь и рассказали об этом чуде. Когда же собрались строить, приехал князь Святослав и подарил под церковь принадлежавшее ему поле, которое примыкало к пещере. Но этого мало. Сам Господь Иисус Христос явился преподобному Антонию, когда он стоял на молитве первую ночь и сказал:

— Антоний! Ты обрел благодать предо Мною.

Услышав это, преподобный испросил у Господа, чтобы в эту ночь по всей земле была роса, а на предпо­лагаемом для церкви месте — суша; в другую же ночь он испросил у Господа сушу, а на место, угодное Ему для храма, — росу. На третий день преподобный отец благословил предуказанное место и велел разме­рить его золотым поясом, взятым с иконы Спасителя и полученным от Шимона. По молитве св. Антония с неба сошел огонь, который не только сжег деревья, но самую землю ископал…

Вскоре после этого прп. Антоний начал приготовляться к смерти. Он утешал своих чад, давал им последние наставления и обещал заботиться о своей обители и о всех живущих в ней.

Скончался прп. Антоний 10 июля 1073 г. Его мощи были положены здесь же.

Прп. Феодосий умер через год, 3 мая 1074 г., как и сам предсказал, после восхода солнца.

Перед смертью он также поучал братьев и говорил им следующее:

— Да пребудет Господь с вами! И вот о чем прошу вас и заклинаю: в какой одежде сейчас я, в той и положить меня в пещере, где провел я дни поста, и не обмывайте ничтожное тело мое, и пусть никто из людей, кроме вас самих, не хоронит меня на месте, которое я вам указал.

Прп. Антоний и Феодосий, как и обещали, молились о монастыре и после смерти. Они вместе явились в Константинополе и разговаривали с греческими иконописцами об иконах, которые должны были быть написаны для Печерской церкви. После прп. Антоний дал им достаточно золота и послал их в Киев, в свой монастырь, к его игумену блаженному Никону.

http://www.taday.ru/text/70 227.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru