Русская линия
Фонд стратегической культуры Гурия Мурклинская17.09.2007 

Освободиться от наваждений чужой истории

Исторический календарь — тоже политика.

Для нас 11 сентября — это, прежде всего, День воинской славы России. В этот день в 1790 году русская эскадра под командованием Федора Ушакова наголову разбила турецкую эскадру у мыса Тендра, нанеся сокрушительный удар могущественной Османской империи с ее захватнической идеологией пантюркистского владычества.

Однако 11 сентября нас отчего-то преследует чужая историческая память — о взорванных в Америке небоскребах.

За три дня до этой даты Россия должна была отметить (но забыла, готовясь ко дню памяти нью-йоркских башен-близнецов) 8 сентября — день, когда в 1812 году на Бородинском поле русская армия под командованием М.И. Кутузова впервые нанесла армии Наполеона удар, который привел к краху наполеоновского проекта установления мирового господства. А ведь современники называли войну Двенадцатого года «нашествием двунадесяти языков», — тогда вместе с французской армией из Европы на нас шло все, что ненавидело Россию.

В 1812-м в России тоже были предатели. Были и те, кто преклонялся перед носителем «мировой цивилизации» Наполеоном. Антиэлита того времени посылала детей жить и учиться во Францию, большинство молодых дворян почти не знало русский язык, образцом для них был Запад — не правда ли, картина, знакомая до боли? Только для французов эти русские все равно оставались «варварами», или, выражаясь современным языком, геополитическими противниками. Наполеон, как и Буш, был глобализатором. Он тоже распространял прокламации к народам России, засылал агентов, которые должны были помочь ему победить в войне. Но русские, россияне сплотились. Башкирские и татарские партизанские конницы оказались быстрее и маневреннее регулярной конницы французов. Из кавказцев в Бородинском сражении прославился князь Багратион — грузин и русский патриот. Это его родной дядя создаст впоследствии первый в Дагестане любительский, затем профессиональный театр, и он же заложит коньячное производство в терском (теперь по административной принадлежности — дагестанском) городе Кизляре. Хоть что-то из этого мы вспомнили?

Нет! В угоду американскому видению истории и политики мы после суперпровокации 11 сентября 2001 года положили в основу национальной военной доктрины и обозначили в качестве главной задачи всех вооруженных сил России (включая ракетно-космические!)… «борьбу с терроризмом».

Отступим в нашем перечне сентябрьских дат на несколько дней и вспомним, что 4 сентября был днем специалистов по ядерному обеспечению — тех, благодаря кому мы еще не подверглись ковровым бомбардировкам снарядами с обедненным ураном и прочей дрянью, уже скинутой на головы сербов и иракских арабов.

Нет, мы не отметили и этот день: мы вместе с натовцами отрабатывали на нашей территории методы «борьбы терроризмом», — натаскивали их на местности, знание которой, как они полагают, им пригодится в будущей войне. И вообще, в состоянии ли хоть кто-то из российских военных внятно объяснить, каким образом «борьба с терроризмом» может считаться главной задачей вооруженных сил не третьеразрядного африканского государства, а огромной евразийской державы — России?

Не лучше ли признать, что терроризм и бандитизм — это, по большому счету, порождение политизированного криминала 90-х, «отмывавшего» в крови чеченской войны краденые бюджетные средства и миллиардные состояния.

А еще 4 сентября мы должны были отмечать День танкиста. Именно танковые войска обеспечили перелом в Великой Отечественной войне, разгромив фашистские танковые армады на Курской дуге. Они же победным маршем прошли по освобожденной от фашизма Европе до Берлина.

Но в проклятые 90-е именно в танках, как в спичечных коробках, горели на улицах Грозного наши мальчишки-танкисты, которых позвали на помощь чеченцы, противостоявшие криминальной власти Дудаева. Им не сказали, что эти танки устарели, что их прожигают обычные «Мухи». Зато чеченские боевики об этом почему-то знали, когда осенью 1994 года, бравируя перед собравшейся публикой и зеваками, с плеча подбивали «гантамировские» танки на подступах к площади перед президентским дворцом. А на следующее утро с ухмылками проводили экскурсии для своих барышень: подводили их к укрытым детскими клетчатыми одеяльцами обрубкам тел русских танкистов и пинали их ногами…

Это — тоже история России. И это то, что мы не имеем права забывать, от чего должны оттолкнуться, упершись спиной и сказав: больше никогда! А чтобы это сказать, чтобы наша армия никогда больше не терпела позора «борьбы с терроризмом», нужно, чтобы не было предательства в правительстве, в штабах… Победы и поражения начинаются оттуда. А еще — с памяти о победах и поражениях. С горьких уроков о том, что предательство должно быть вовремя разоблачено и выжжено каленым железом. И плохи были не те, кто делал это перед Великой Отечественной войной, спасая страну от самого страшного — от внутреннего предательства, плохи те, кто не делает это сегодня. Кто прощает людей, предававших наших мальчишек в Чечне еще до того, как они вступали в бой. Мы не выжигаем каленым железом, не клеймим позором предателей, мы не чествуем наших героев, мы забываем о днях своей боевой славы, мы — в плену призраков чужих тайн, чужой истории, чужой и враждебной нам политики, подыгрывая мифу об «11 сентября, которое изменило мир». Поэтому у нас продолжают взрывать дома и поезда, убивать людей целыми семьями, захватывать заложников.

… Армия — главный инструмент геополитики. Если мы хотим остаться хозяевами на своей земле и передать следующим поколениям все, что создано трудами наших отцов, надо любить свою армию. История армии, как и история Церкви, — это и есть история России. Не будет сильной, боеспособной армии — не будет и нашей истории, ее уже стирает коварный ластик соросов и прочих авантюристов и мародеров. А то ведь по логике нашей военной доктрины нам впору развернуть ядерное оружие внутрь страны и палить по Кавказским горам в погоне за «Бен Ладеном», предателей же, освоившихся в больших кабинетах, перетасовывать и рассаживать по-новому.

* * *

…Отправили в отставку правительство Фрадкова. Я хочу знать: а что это изменит? Стабфонд в Россию вернем? Платить цену поражения в холодной войне соросам и прочему международному криминалу перестанем? Может быть, новое правительство во главе с новым премьером — главой финансовой разведки поучится защищать финансовые интересы государства у Израиля: тамошним чиновникам и действующим политикам запрещено вывозить деньги за границу.

Смену правительства в России комментаторы с важностью объявили «грамотным пиар-ходом» — дескать слишком много негатива связано у «электората» с нынешним составом российских министров (Зурабов, Кудрин, Греф и проч.). Только пиар-ходы, даже грамотные, не заменят настоящих дел и серьезной политики. Выборы, если их полностью выстроить на «технологиях» и «пиар-ходах», не ответят на главный вопрос: выдержим ли мы, отстоим ли свое жизненное пространство, и так почти на четверть уменьшившуюся территорию страны?

Россия стоит не перед «выборами», а перед историческим, судьбоносным выбором: не подведя итог проклятым 90-м, не назвав предателей и разрушителей, мы не сможем отстоять патриотическую линию в политике, прочертить новый курс на консолидацию нации. Только общность побед и поражений, общность будущего делают нас как народ едиными и сильными.

Национально мыслящие ученые, политологи едины во мнении относительно того, что главной задачей, которую история поставила перед В. Путиным во второй срок его президентства, было освобождение страны из-под иностранного ига в современной интерпретации — режима Внешнего управления. К сожалению, масштабы этой задачи намного больше того срока, который конституция (данная стране «по итогам» расстрела Верховного Совета и превращенная в идола) отводит на срок президентства. И хотя всем понятно, что в условиях жесткого военно-политического шантажа НАТО швырять страну из выборов в выборы каждые четыре года — опасно, В. Путин не пошел (пока) на изменение конституции. Возможно, это мудрое решение. Только консолидация общества перед лицом нарастающей внешней угрозы и испытаний, обещаемых выборами, — задача исключительно тяжелая. От того, как она будет (и будет ли) решена, зависит безопасное будущее страны — окончательное освобождение из-под власти Внешнего управления.

А начинать это освобождение стоило бы с освобождения сознания от наваждений чужой истории, с чествования дней славы России.

* * *

21 сентября — праздник Рождества Пресвятой Богородицы и День победы русских полков во главе с великим князем Дмитрием Донским в Куликовской битве 1380 года, ставшей началом освобождения от чужеземного ига Единой Руси, включавшей и Малороссию, и Белоруссию.

Сейчас нам говорят, что союз славянских земледельческих народов и монгольских кочевых племен на каком-то этапе истории позволил отстоять евразийскую территорию от разорения, а симбиоз этих этнических культур лег в основу Российской цивилизации. Так или иначе, но если сегодня мы хотим отстоять независимое существование России, мы обязаны помнить о славных вехах становления России как государства-цивилизации, призванного мирно интегрировать близкие по культурным установкам народы для отражения общей внешней угрозы и построения безопасного мира на нашем континенте.

Избегнуть этого, спрятав голову в песок, — не получится: не мы, а наши геополитические противники еще сотню лет назад обозначили российскую территорию как «географическую ось истории». Сегодня они, охватывая нас кольцом противоракетного оружия, в своих проектах будущего уже расчленили нашу землю на куски и шаг за шагом уничтожают дух сопротивления их экспансии.

* * *

Главная цель, которую мы должны видеть, идя на выборы, — выбрать тех, кто в ответственный для России момент способен сделать правильный исторический выбор, на краю пропасти остановить страну от падения.

http://www.fondsk.ru/article.php?id=958


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru