Русская линия
Столетие.Ru Анна Петросова15.09.2007 

«Баловень судьбы»
Как Петр I оценил заслуги Александра Меншикова

Как только не называли Александра Меншикова завистники: и свинопас, и пирожник, и конюх. А он, знай себе, взбирался по карьерной лестнице. «Баловень судьбы» не ведал устали в государственных делах, достиг невиданных высот, но в одночасье лишился всего. Некогда владелец городов и миллионов поехал в ссылку с 500 рублями.

Генеалогия

Точная дата рождения будущего временщика точно неизвестна, равно как и его происхождение. По одной версии, он — сын крестьянина, попавший в «учение к пирожнику в Москву», откуда угодил на службу к Францу Лефорту (у которого, соответственно, его заметил Петр I). Согласно другим свидетельствам, Алексашка присматривал на царской конюшне, и в результате попал в услужение государю.

Впрочем, существует еще одна версия, появившаяся благодаря самому Александру Даниловичу. Ведь какими только титулами не обзавелся сподвижник Петра: герцог Ижорский, светлейший князь Римской империи и Российского государства, генералиссимус, верховный действительный тайный советник, рейхсмаршал, президент Военной коллегии, адмирал красного флага, санкт-петербургский губернатор, кавалер многих русских и иностранных орденов. Могущественный сановник не мог смириться со своим низким происхождением. Нелегко было игнорировать плохо скрываемые усмешки родовитой знати. В итоге появилась версия о благородном происхождении светлейшего.

Из сфабрикованной генеалогии рода Меньшиковых следовало, что он был связан родственными узами с королями или князьями ободритов (западные славяне, обитавшие в районе реки Эльбы), откуда берет начало род Рюрика, и далее указывалось, что в 1664 году, во время русско-польской войны, его отец Даниэль Меншик попал в плен, где женился на дочери уважаемого купца, русифицировал свою фамилию и имя и, став Даниилом Меншиковым, поступил на службу к царю Алексею Михайловичу.

Впрочем, как бы то ни было, но на службе у Петра I Александр Меншиков начинал свою карьеру с должности простого слуги, а потом уже государь взял его к себе в денщики.

Достоинства расторопного Алексашки или Данилыча (как называл его Петр I) царь оценил сразу. Меншиков стал неразлучен с государем. Более того, между ними установилась тесная дружба. Были бы силы выдюжить (двужильному царю надо соответствовать), а энергии, смелости и ума у Данилыча хватало. Петру импонировали в друге деловитость, находчивость, талант организатора.

Алексашка первым стоял в списке волонтеров, поехавших с Великим посольством. Умело вместе с Петром он отесывал бревна на голландских верфях, бывал с государем на всех приемах. По возвращении в Москву Меншиков помогал в расправе над стрельцами.

Наделенный воинской отвагой, отчаянной храбростью, он стал участником всех сражений Северной войны (и не только), ему сопутствовала слава настоящего героя.

Победы

Блестящей была победа Меншикова над шведами в Польше в октябре 1706 года в битве у поселка Калиш, когда полегли почти все шведы (кроме тех, кто были взяты в плен с Мардефельдом) — около 5 тысяч человек, а русские отделались 80 убитыми и 320 ранеными. За эту победу царь наградил Данилыча тростью, усыпанной бриллиантами, ценой более 3 тысяч рублей (гигантская сумма по тем временам).

После измены Мазепы Петр, не надеясь на успех, поручил Данилычу предпринять попытку овладеть городом Батуриным (резиденция гетмана), где были сосредоточены огромные запасы провианта, пороха и артиллерии, куда уже спешили шведы с Мазепой. Меншиков все исполнил наилучшим образом: опередил шведов, взял Батурин, захватил все запасы, а остальное сжег.

Сыграл большую роль Александр Данилович и в Полтавском сражении, где командовал сначала авангардом, а затем левым флангом русской армии. Еще до ввода в сражение главных сил он разгромил отряд генерала Шлиппенбаха, пленив последнего. В момент столкновения армий обрушился на корпус генерала Росса, рассеяв его, что во многом предопределило победу русской армии. В этом сражении под Меншиковым было убито три лошади! Когда шведы бежали с поля боя (около 16 тысяч бойцов) Александр Данилович с 9 тысячами догнал их и принудил к капитуляции.

После Полтавы он стал вторым в России фельдмаршалом (первым был Шереметев), а его огромные владения увеличились еще на 43 362 души. При торжественном въезде Петра в Москву (21 декабря 1709 года) Александр Данилович находился по правую руку самодержца, чем подчеркивались его исключительные заслуги.

Петр I во многих военных вопросах полностью доверял интуиции и расчетливому уму своего любимца. Почти все инструкции, директивы и наставления, которые царь рассылал войскам, проходили через руки Меншикова. Он был у Петра I как бы начальником штаба: подав мысль, царь нередко поручал разработать ее своему ближайшему помощнику, и тот находил способ воплотить ее в дело. Его быстрые и решительные действия вполне соответствовали кипучей энергии Петра.

В 1709—1713 годах Меншиков командовал русскими войсками в Польше, Курляндии, Померании, с 1714-го управлял территориями в Прибалтике, отошедшими от Швеции к России.

Помимо прочего он руководил строительством Санкт-Петербурга (стал первым губернатором столицы) и Кронштадта. В 1710-м ему было поручено завоевание Ливонии, которое он успешно осуществил.

Не следует забывать, что Меншиков стал одним из первых российских предпринимателей, заложивших ряд заводов и мануфактур, приносивших огромную пользу государству и немалый доход — самому князю. Многие из них существуют и по сей день. Он учреждал торговые компании, заботился о привилегиях для российских купцов в западноевропейских державах. Одним из первых в России Александр Данилович стал создавать предприятия по переработке сельскохозяйственного сырья и полезных ископаемых. Благодаря большому дипломатическому опыту Меншикова были нормализованы русско-австрийские отношения, прерванные в связи с делом царевича Алексея, и заключен союзный договор.

Александр Данилович научился говорить по-голландски и по-немецки, но до конца дней своих оставался неграмотным — мог подписывать только свою фамилию.

Как он при этом умудрялся вершить дела столь огромного масштаба? Впрочем, его выручали незаурядный ум, цепкая память, способность держать в голове все детали многочисленных указаний, распоряжений и обязанностей. Кроме того, у светлейшего была большая личная свита (в 1717 году она насчитывала 47 человек). Его канцелярию вели способные люди.

Несмотря на свою необразованность, Меншиков уважительно относился к науке и ученым. Он был первым русским человеком, которого почтила высоким избранием в свои члены иностранная Академии наук. В октябре 1714 года Исаак Ньютон сообщил в письме об избрании Меншикова членом Королевского общества Англии.

Пагубная страсть

Светлейший князь любил роскошь: великолепный выезд, лучшая в столице кухня, огромный штат иностранных слуг. Его каменный дворец на Васильевском острове — дом петербургского губернатора — выделялся не только своими размерами, но и пышностью и великолепием. Этот дом называли также посольским — государь принимал здесь иностранных послов.

После царя Меншиков являлся самым богатым человеком в России. Его поземельный доход равнялся 1300 тысяч рублей в год. После опалы у него конфисковали 90 тысяч крестьянских душ, 6 городов, наличных денег 4 миллиона, да еще в заграничных банках — 9 миллионов, драгоценностей на 1 миллион и 105 пудов золотой посуды.

Неудержимая тяга к роскоши, стяжательству чуть не погубила Меншикова. Он брал взятки и воровал в таких количествах, что даже датский посол Юст Юль однажды заметил, что Меншиков «во всем, что относится до почестей и до наживы, является ненасытнейшим из существ, когда-либо рожденных женщиной».

С этим соглашался и Петр I, который заявил: «Меншиков в беззаконии зачат, во гресех родила мать его и в плутовстве скончает живот свой, и если он не исправится, то ему быть без головы».

Данилыч не исправился. В 1710 году по приказу Петра специальная канцелярия под председательством Василия Долгорукого начала расследование по делу о незаконных махинациях Меншикова и других высокопоставленных чинов — они заключали подряды на поставку провианта по завышенным ценам и наживались на этом. На Меншикова был сделан начет в 144 788 рублей — такую сумму он должен был вернуть казне. Следствие о подрядных махинациях еще не закончились, как светлейшего обвинили в новом незаконном расходовании государственных сумм.

Самым неприятным стало Почепское дело, обвинялся он в захвате чужих земель и закрепощении украинских казаков, за которых вступился сам гетман. Пошли слухи о скором падении всесильного фаворита. Но Александр Данилович устоял и на этот раз.

Очередное объяснение между Петром I и Меншиковым произошло после возвращения Петра I из Персидского похода (1722−1723 годов), когда обнаружились очередные финансовые злоупотребления. Меншикову пришлось возвратить в казну 200 тысяч рублей штрафа, чуть позже он лишился поста петербургского губернатора, на котором пребывал 22 года. Казалось, Александру Даниловичу не удержаться. Впрочем, смерть Петра I открыла дорогу к еще большей власти.

Еще в 1703 году сподвижник государя забрал у Шереметева Марту Скавронскую (будущую жену императора Екатерину), но очень скоро уступил ее Петру I. Екатерина на всю жизнь сохранила к Меншикову чувство искренней дружбы и глубокой признательности — она была обязана ему своим сказочным возвышением. К тому же Меншиков способствовал ее восхождению на престол после смерти Петра I в 1725 году.

Полудержавный властелин

Светлейший князь пользовался неограниченным влиянием на Екатерину I. С Меншикова сняли обвинение в незаконной трате казенных денег и отменили наложенный на него штраф в сотни тысяч рублей. Меншиков стал фактическим правителем страны. Однако ненадолго. Вскоре императрица серьезно заболела. Александр Данилович мог остаться без покровительницы. И он придумал новый ход: склонил императрицу дать согласие на брак наследника Петра Алексеевича (внука Петра I от царевича Алексея) с дочерью Меншикова Марией.

Светлейший не прогадал. Екатерина I умерла, на престол взошел 12-летний Петр Алексеевич. Меншиков безраздельно руководил действиями императора. Однако нетерпение и излишняя настойчивость всесильного Александра Даниловича сыграло с ним злую шутку. Он просчитался, назначив известного интригана Остермана попечительствовать над Петром II. А тот культивировал в своем подопечном охлаждение и недоверие к будущему тестю. Тому содействовали и князья Долгорукие, приближенные тем же Меншиковым к государю. В результате император отвернулся от навязанной ему невесты и ее честолюбивого отца.

Утром 8 сентября 1727 года Александр Данилович получил императорский указ о домашнем аресте. При этом Меншикову стало так плохо, что лекарь во избежание апоплексического удара вынужден был «отворить» ему кровь. Сей день ознаменовал крушение его карьеры.

Огромное состояние светлейшего конфисковали, а самого Александра Даниловича сослали сначала в Раненбург, затем в Березов. На дорогу он получил 500 рублей, которые истратил на покупку сельскохозяйственного инвентаря, плотницких орудий, семян, мяса и рыбы. Часть денег Александр Данилович раздал бедным. Вместе с восемью мужиками, оставленными ему в виде слуг, он срубил дом, рядом — деревянную церквушку и стал жить по-крестьянски. В опале он сохранил исключительное самообладание, оптимизм и стоически переносил тяготы, не обращаясь к властям с просьбами о помиловании.

Через полтора года самый близкий и талантливый сподвижник Петра I скончался.

http://stoletie.ru/zodchiy/70 913 131 437.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru