Русская линия
Вечерний Новосибирск14.09.2007 

Церковный раскол — трагедия русского народа
100 лет Новосибирской православной старообрядческой общине

Три столетия гонений понадобились для того, чтобы признать старые обряды спасительными и благочестивыми.

Святая и неожиданно проклятая Русь

Более трёхсот лет назад Россия исповедовала одну христианскую, православную веру и составляла единую православную Церковь. Не было тогда в Русской Церкви ни расколов, ни раздоров. Более шести веков, начиная с крещения Руси в 988 году, Русская Церковь наслаждалась внутренним миром и покоем. Она сияла многочисленным сонмом православных святителей, чудотворцев, угодников Божьих, славилась великолепием храмов и множеством святых монастырей. Своей верой, набожностью и благочестием русский народ удивлял приезжавших в Россию иностранцев. Его молитвенные подвиги приводили их в восторг и удивление. Россия была действительно Святой Русью и по праву носила этот священный титул: святость была идеалом русского благочестивого народа.

Но именно в это время, когда Русская Церковь достигла наибольшего величия, в ней совершился раскол, разделивший всех русских людей на две половины — на две Церкви. Это печальное событие произошло во второй половине XVII века в царствование Алексея Михайловича Романова и патриаршество Никона. Сторонники реформ и их последователи стали вводить в Русскую Церковь новые обряды, новые богослужебные книги и чины, устанавливать новые отношения к Церкви, а также к самой России, к русскому народу; укоренять иные понятия о благочестии, о таинствах церковных, об иерархии; навязывать русскому народу совершенно иное мировоззрение, иное мироощущение.

Всё это послужило причиной церковного раскола. Противников Никона и его новшеств стали звать оскорбительной кличкой — «раскольники», на них свалили и всю вину церковного раскола. На самом же деле противники никоновских нововведений не совершали раскола: они остались при прежней, старой вере, при древних церковных преданиях и обрядах, ни в чём не изменили своей родной Русской Церкви. Поэтому они справедливо называют себя староверами, или древлеправославными христианами. После им было присвоено и общепринято мирское (не церковное) наименование — старообрядцы, которое говорит лишь о некоторой внешности староверия и ничуть не определяет его внутренней сущности.

Как стали ходить против солнышка, или «против Христа»

Изменения чинов и обрядов Церкви Никон начал с упразднения двоеперстия и замены его на троеперстие, бытовавшее приблизительно с XV века в Греции. Тогда как ещё московский Стоглавый Собор (1551 год) определил: «Аще кто не знаменуется двема персты… да будет проклят». Со временем плотно вошло в практику обливательное крещение, несмотря на то, что 50-е Апостольское правило повелевает крестить только через полное погружение. Вместо сугубого (двойного) употребления слова «аллилуйя» было введено трегубое (тройное) его употребление. Крестный ход, который раньше совершался посолонь («по солнышку», как бы за Христом, Который олицетворял Собою солнце), теперь стал совершаться наоборот (против солнца). Если раньше божественную Литургию служили на семи просфорах, то позже стали служить на пяти. Но самым страшным явлением реформы было наложение проклятий и анафем на старые чины и обряды и на придерживающихся их людей (соборы 1665−1666 гг.) Никак не ожидал православный люд, что все русские святые: Сергий Радонежский, Зосима и Савватий Соловецкие, Антоний и Феодосий Печерские, Александр Невский и другие Божьи угодники, жившие до XVII века, тоже косвенно подпадут под эти клятвы. Ведь и крестились они двуперстно, и молились по-старому.

При помощи греческих духовных лиц весьма сомнительной компетенции в знании славянского языка была проведена так называемая книжная справа. Этой справе подверглись все богослужебные книги (староверы впоследствии назовут эту справу порчей). Даже имя Спасителя нашего стало писаться и произноситься по-новому. Вместо славянского написания Исус с одной буквой «и», была введена греческая форма этого имени с двумя — Иисус. Из Символа Веры, в месте, где говорится о Святом Духе, исключили слово «истинного» (старый вариант: «И в Духа Святаго, Господа истиннаго и животворящаго…»)

Век семнадцатый — цепь и петля

Уже после своего ухода с патриаршего престола, находясь в монастырском заточении, Никон сам признает нецелесообразность книжной справы. Но им же запущенный безжалостный маховик раскола был уже необратим. Официальные церковная и гражданская власти не оставляли народу права выбора. Все, не приемлющие церковную реформу, объявлялись фактически вне закона. Неподчинение царской и патриаршей власти каралось ссылками, пытками и казнями. История донесла до нас имена многих страдальцев за старую веру. Но наиболее знаменитые из них — это боярыня Феодосия Морозова (преподобномученица Феодора) и священномученик протопоп Аввакум. Со временем сопротивление реформам приобрело массовый характер. Монахи Соловецкого монастыря упорно не хотели принимать новые чины и обряды и молиться по новым книгам. Они открыто выразили свой протест. На усмирение мятежа были посланы войска. Монастырь сдерживал осаду в течение восьми (!) лет, и лишь по предательству одного из монахов стрельцы, ворвавшись в стены обители, учинили над непокорной братией кровавую расправу.

Как точно скажет современный старообрядческий поэт Виталий Гриханов:

«Век семнадцатый — ловчие сети,
Век семнадцатый — цепь и петля»

Этот период можно охарактеризовать как бегство Церкви в пустыни и леса. Уходя в отдалённые места и устраивая там свои поселения, староверы пытались сохранить не только собственную жизнь, но и чистоту веры. Постепенно эти поселения преобразовывались в старообрядческие центры: среди них Стародубье (Белоруссия), Ветка (Польша), Выг, Иргиз, Керженец (кстати, отсюда ещё одно наименование староверов — кержаки). Многие восприняли эти времена как апокалипсические. Бытовало утверждение, что церковное благочестие окончательно пало, в мире воцарился антихрист, а истинного священства не осталось. Отсюда начало развиваться течение, именуемое беспоповством.

У беспоповцев не было священников и основные богослужебные чины (крещение, погребение, соборная молитва, исповедь) совершались простецами — мирянами. Другая часть старообрядцев, не признавая и не оправдывая эту крайность, согласно существующим каноническим правилам, принимала к себе тайно сочувствующее священство от патриаршей новообрядческой Церкви, тем самым сохраняя все церковные таинства, кроме хиротонии. Хиротонию, т. е. рукоположение в священный сан, мог совершать только епископ, но древлеправославных епископов к тому времени не осталось. Одни приняли патриаршие новины, другие сгинули в ссылках и тюрьмах.

Восстановление иерархии

Будучи окормляемы беглыми попами, староверы всё же желали обрести себе епископа и тем самым восстановить полноценную трёхчинную иерархию. Не доверяя российским архиереям патриаршей Церкви, старообрядцы стали искать кандидата на святительское служение на Востоке. Для этой миссии были избраны грамотные, начитанные иноки Павел (Великодворский) и Алимпий (Зверев). После многолетних поездок и депутаций, выбор пал на Босно-Сараевского митрополита Амвросия. Павел и Алимпий очень скрупулёзно изучали вопрос о крещении митрополита Амвросия, его служении и не находился ли он в запрещении. В то время, в сороковых годах XIX века, он находился в Константинополе, был за штатом и служил при Константинопольском патриархе. После многих бесед с русскими старообрядцами Амвросий, не найдя никаких еретических погрешностей в старом русском вероисповедании, не нарушая канонических правил Церкви, решается стать древлеправославным архиереем.

Поскольку в России старообрядцам запрещалось иметь собственного архиерея, то кафедру решено было утвердить на территории Австро-Венгрии в селе Белая Криница (ныне — Украина). Таким образом, в октябре 1846 года в Успенском соборе Белокриницкого монастыря совершился чин присоединения митрополита Амвросия к старообрядческой Церкви. Отсюда пошло название иерархии — Белокриницкая. Присоединился он в сущем сане митрополита вторым чином через миропомазание (в Белокриницком монастыре до сих пор сохранилось немного мира ещё дониконовского освящения).

От «золотого века» до современности

Знаменитый Высочайший УказВ России на протяжении долгого времени по отношению к старообрядцам действовали значительные ограничения и запреты. Им не дозволялось открыто исповедовать свою веру, иметь собственные учебные заведения, они не могли занимать руководящих должностей в тогдашней имперской России. Католики, протестанты, мусульмане и иудеи находились в несравнимо лучших условиях. Они обладали всеми правами граждан России, а староверы, исконно русские люди, хранители древнего благочестия, — были на своей земле изгоями. Но вот в канун Пасхи 1905 года выходит Высочайший Указ «Об укреплении начал веротерпимости», в котором, помимо прочего, император Николай II подчеркнул, что старообрядцы «искони известны своею непоколебимою преданностью престолу».

С этого времени начинается так называемый «золотой» период старообрядчества. Активизируется приходская и общественная деятельность, учреждаются новые архиерейские кафедры, открываются учебные заведения. Только за двенадцать лет (до 1917 года) в России строится более тысячи старообрядческих храмов. Всё это происходит благодаря колоссальному потенциалу, нерастраченному за годы вековых гонений, благодаря природному трудолюбию, смекалке и приобретённому опыту выживания в тяжелейших условиях.

Несмотря на благосклонность царской власти, синодальная Церковь не стремилась признать старообрядцев. Лишь в 1929 году Синод постановил упразднить все клятвы на старые обряды «яко не бывшие», а сами обряды были признаны спасительными и благочестивыми. В 1971 году на поместном соборе РПЦ это постановление было подтверждено.

http://www.vn.ru/14.09.2007/society/88 187/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru