Русская линия
Смена Юрий Норштейн15.09.2007 

«Мультипликатор не может быть атеистом»

Мультфильмы Юрия Норштейна известны во всем мире. В 1984 году по результатам международного опроса его «Сказка сказок» была признана «лучшим анимационным фильмом всех времен и народов». А в 2003 году на международном мультипликационном фестивале в Токио лучшим в истории анимационного кино был назван «Ежик в тумане». В настоящее время Юрий Норштейн снимает мультфильм по повести Гоголя «Шинель», над которым с большими перерывами работает уже более 20 лет. Даже по эпизодам еще не до конца снятого фильма понятно, что он существенно изменит не только возможности, но и саму природу анимационного кино.

— Вы часто говорите о связи иконописи и мультипликации. В чем она выражается?

— Я понимаю, что это кажется невероятным — иконопись и мультипликационное кино. Но я абсолютно уверен в том, что нельзя работать в мультипликации, не зная Успения Богородицы и Омовения ног. Мы привыкли видеть в иконе только обобщение и тем самым отвращаем себя от подробностей, которые она в себе таит. Да не заподозрят меня в кощунстве, но мы до такой степени иссушили свои чувства и мозги, что когда начинаем смотреть на иконы, прежде всего ищем сакральный смысл.

Хотя вся чувственная сторона иконы в ней тоже открыта. Если бы этого не было, она бы не выполняла своего предназначения. Меня икона интересует не только с точки зрения религиозной, но и бытовой. Вот, например, икона Успение Божией Матери школы Феофана Грека. Я смотрю на апостолов, а они — как дети, у них даже глаза красные от слез. Иконописец очень хорошо представлял себе, как это было. Мне кажется, если бы он был оторван от бытовых вещей и работал только на ощущении божественного откровения, то этого было бы недостаточно. Если нет опоры на земле, опоры в пережитом реально, то икона такой силы не напишется. Без кровавых мозолей в иконописи делать нечего.

— Но есть же иконы, в которых, казалось бы, нет никакого бытового слоя…

— Надо очень внимательно вглядываться в икону, чтобы понять ее непреходящую жизненную силу. Например, в образе Владимирской Богоматери пяточка Младенца придает иконе движение и абсолютную живость, почти гиперреалистическую!

— Вы считаете, что без веры в творчестве не обойтись?

— Я вообще считаю, что художник по роду своей работы не может быть атеистом. Всегда есть что-то в мире, что невозможно сформулировать, но можно ощутить как невероятно глубокую силу. Духовная жизнь напрямую связана с самыми простыми человеческими действиями. Природная сущность человека — трудиться и рожать детей, давая им возможность во всей полноте ощутить жизнь. Поэтому, несмотря на то что во время работы я абсолютно поглощен ею, когда наступает отрезвляющее состояние, я понимаю, что есть вещи и поважнее. Например, появление внуков…

Мария Дошеви

http://www.smena.ru/news/2007/09/13/12 047/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru