Русская линия
Православие.Ru Георгиос Мантзаридис14.09.2007 

Афонское монашество на заре третьего тысячелетия

В 1966 году, на исходе первого тысячелетия существования афонской монашеской республики, многим казалось, что конец ее близок. Она родилась, достигла зрелости и произвела обильные плоды и теперь старилась. Ее сила шокирующее иссякала. Количество монахов постоянно уменьшалось, а их средний возраст достиг 55 лет. Старцы уходили в вечность, и не было видно молодых последователей, способных занять их место в монастырях и скитах. Огромные монастырские комплексы, некогда полные жизни, теперь стояли пустынные и безлюдные. На всем был отпечаток ветхости и упадка. Конечно, это был не первый упадок, который переживала монашеская республика за свою долгую историю. Но теперь почти все считали, что этот закат — последний. Многие монахи думали о том, что у них не будет последователей. Так, накануне празднования 2000-летия христианства говорилось, что это празднование есть в то же время погребение Афона, реквием по афонскому монашеству.

Первое десятилетие второго тысячелетия афонской истории лишь подтверждало этот печальный прогноз. Число монахов продолжало таять, знаки вымирания были налицо, и будущее представлялось воистину безрадостным. Более того, в сознании несущих бремя власти и ответственности на всех уровнях стало крепнуть убеждение, что все усилия должны быть направлены на использование бесценных сокровищ тысячелетней монашеской республики как туристических объектов. К счастью, замыслам этим не суждено было осуществиться. Специальные исследования показали, что затраты на превращение полуострова в туристический курорт и, возможно, даже замена монахов на сторожей, которые станут охранять исторические и культурные ценности, могут быть значительно больше, чем предполагаемый доход.

В разгар этих событий на Святой Горе — в «саду Богородицы», как ее любят называть монахи, — неожиданно многое изменилось. Этих изменений не могли предвидеть даже наиболее оптимистически настроенные. Изменения оправдали надежды тех афонитов, которые всегда были твердо убеждены, что Богородица никогда не позволит Своему саду опустеть.

Даже приблизительные сведения о числе насельников афонских монастырей на рубеже 1960−1970-х годов говорят о том, что «отпевать» Афон было еще рано. И если до этого число братии Святой Горы стабильно уменьшалось, то в 1972 году впервые статистика показала, что число монахов впервые за многие годы увеличилось на одного: в 1971 году на Святой Горе проживало 1145 монахов, в 1971 году — уже 1146.

Кажущийся небольшим, но в действительности очень значимый рост числа насельников афонских монастырей год от года продолжался. Наблюдаемый некоторое время назад незначительный спад роста числа афонских монахов был связан с тем, что в общем числе насельников монастырей значительная часть — монахи преклонных лет, смертность среди которых весьма высока. С 1972 по 1996 год, в который была проведена последняя перепись на Афоне, еще 1036 монахов пришли на Святую Гору.

Примечательно и то, что в первые пять лет (с 1972 по 1976 гг.) на Афон прибыло 143 новых монаха, то есть приблизительно по 29 в год, с 1977 по 1986 годы — 284 монаха, а за следующие десять лет, с 1987 по 1996 году — еще 609 монахов, то есть приблизительно по 61 в год. Таким образом, приток новых монахов возрос за 10 лет более чем на 100%.

Увеличение насельников не было одинаково во всех монастырях. С середины 1970-х годов только в восьми из двадцати крупных монастырей наблюдался рост числа братии, в остальных же число насельников уменьшалось. В число упомянутых восьми монастырей входят Иверский, Хиландар, Каракалл, Филофей, Симонопетра, святого Павла, Григориат и Эсфигмен. В трех из них — в монастырях Филофее, Симонопетра и Григориате — прогресс был весьма внушительным: в монастыре Симонопетра, например, число монахов увеличилось втрое. При этом монахи прибывали не по одиночке, но группами — синодиями.

Это было характерной особенностью начального периода обновления афонского монашества. Синодии приходили в монастыри из зависимых скитов и пустыней, братия которых составляет три пятых всех афонских монахов.

Новоприбывшие на Афон для жизни монашеской, как правило, удалялись в скиты и пустыньки, где они вели аскетическую жизнь и получали более полное духовное руководство. Первые синодии отца Иосифа стали пополняться в 1950-х годах, позднее, в 1960-е годы, — синодии отца Паисия.

Растущий состав синодий сделал затруднительным пребывание их в зависимых кельях, ибо ощущалась острая нужда в местах жительства. При этом стало возможным размещаться в монастырях, которые хоть и приходили во все большее запустение, но имели достаточно места для размещения растущих синодий. Процветающие синодии переселялись в пустеющие монастыри. Новоприбывшие занимали управленческие посты в монастырях, а также делали их пригодными не только для собственного проживания, но и для приема новых монахов.

На втором этапе, с середины 1970-х годов, монахи стали перемещаться — и снова группами — из более процветающих монастырей в более слабые. И снова новоприбывшие оказывались во главе своего нового пристанища. Так была решена проблема непропорционального роста насельников в одних монастырях и угрозы полного запустения в других.

В начале 1980-х годов началось возрастающее движение из монастырей назад в скиты и кельи. Монахи, прожившие в монастырях много лет и стяжавшие необходимый монашеский опыт, переходили в скиты и каливы, где было более тихо и мирно. Началось широкое восстановление исихастириев.

Количество монахов на Святой Горе возрастало в обратной пропорции их среднему возрасту, потому что почти все новоприбывшие были молодыми. Подавляющее большинство монахов прибыло за последние 25 лет. Таким образом произошло омоложение афонского монашества и переформирование возрастной пирамиды — средний возраст сместился к 45 годам. Большинство монахов сегодня в возрасте от 31 до 40 лет; молодых больше в монастырях, чем в исихастириях.

Уровень образования насельников Афона сравнительно выше, чем в среднем среди всего греческого населения. Многие из послушников имеют высшее образование и являются специалистами в различных областях. За пять лет, с 1960 по 1964 годы, например, только три человека на Святой Горе имели университетское образование, в то время как сейчас 343 монаха закончили университеты. Среди них 133 имеют богословское образование и 210 — в других отраслях. Только 1,7% монахов не имеют начального образования.

И в организации монашеской жизни на Афонской горе произошли стремительные изменения. Общежительное устройство, отвергающее личное владение имуществом, считается наиболее полно отражающим идеал коллективного монашеского жития. Идиоритмическая (особножительная) форма являет собой старую лаврскую традицию. Она пережила самые тяжелые периоды истории монашества. При этой форме монашеской жизни допускается владение личным имуществом. Все 20 главных монастырей Афонской горы прошли этап идиоритмического устройства в определенное время своего существования. Афонский устав запрещает общежительному монастырю становиться особножительным, но особножительный может стать общежительным (статья 85 Устава). 25 лет назад девять из двадцати монастырей были особножительными, теперь все монастыри Афона — общежительные. Все другие монашеские поселения на Святой Горе (скиты, кельи, каливы, исихастирии и кафизмы) подчиняются одному из двадцати главных монастырей, так же, как и метохи (подворья) вне Святой Горы, многие из которых стали крупными духовными центрами.

Важно отметить, что люди не только из традиционно православных стран — Греции, России, Сербии, Румынии, Болгарии, Грузии — проживают на Афоне; здесь также есть насельники из Германии, Британии, Франции, Канады, Нидерланд, Перу, Сирии и Африки. Афонское монашество, таким образом, поистине вселенское. Жизненно важно и то, что этот вселенский аспект сохранился и крепнет во благо не только монашества, но и всей Церкви.

В процессе обновления Святой Горы ярко проявилось несколько харизматических фигур, оказавших большое духовное и моральное влияние на братию. Одни уже почили, другие еще живы, но все они послужили началом целых течений, привлекших множество людей к монашеской жизни. Среди почивших — отец Иосиф Исихаст (+1958), отшельник и старец, который был духовным отцом для шести из двадцати главных монастырей Афона; отец Паисий Святогорец (+1994), возродивший несколько монастырей, духовный отец многих афонских монахов и огромного числа мирян; отец Софроний (Сахаров, +1993), который хотя и провел последние десятилетия своей жизни в им основанном монастыре Иоанна Предтечи в графстве Эссекс в Англии, на Святой Горе прожил более 20 лет (1925−1947), а своей книгой о старце Силуане он многих молодых людей привел к монашеству.

По мере возрождения монашества на Афоне здесь обнаружилась и еще одна своеобразная черта его современной жизни — некоторое сближение общежительной и исихастской традиций. Исихастская традиция с продолжительными самоуглубленными упражнениями в умной молитве практиковалась в основном только в исихастириях, а ныне вошла, укрепилась и органично заняла свое место в киновиях, став частью их жизни. Регулярные же службы теперь упорядочивают жизнь почти во всех исихастириях на Афоне. правая.ру

Такие сближение исихастской и киновийной традиций сопровождается и определенным расширением контактов монашества с внешним миром. Это всегда было характерной чертой Православной Церкви, начавшей было умаляться в недалеком прошлом. Сейчас ситуация полностью изменилась. Тысячи паломников ежегодно посещают Святую Гору и открывают для себя духовность и жизнь монахов. Одновременно через публичные выступления, периодические статьи, специальные публикации, выступления в серьезных церковных и общественных изданиях, а также через личное духовное окормление монахи Святой Горы сильно влияют на духовную жизнь христианской общины и вносят заметный вклад в жизнь Церкви и общества. Оживление духовной жизни и значительный интерес к Православию заметны сейчас как в Греции, так и во всем христианском православном мире, что является прямым результатом расширения взаимных контактов между монашеством и обществом.

В 1981 году был создан Центр сохранения Афонского наследия. В него входят представители Священного Кинода Святой Горы, греческого правительства и генеральный секретарь правления округа Восточная Македония и Фракия, в ведении которого находится Святая Гора.

При вхождении Греции в Европейский Союз, естественно, возникли проблемы, связанные с особым образом жизни Святой Горы. Все они были решены, когда Греция и другие страны-участники подписали совместную декларацию о сохранении особого статуса горы Афон.

Сегодня на Афоне идет весьма утешительный процесс, который тем не менее вызывает и некоторую обеспокоенность. Речь идет о его стремительной реконструкции. Разрушенные и ветхие монастырские здания восстанавливаются, что, как считают некоторые, отвлекает монахов от духовных подвигов, заставляя их думать о материальном. И огромное число паломников, приезжающих практически круглый год, и автомобили, и механизмы, используемые для строительства, да и само строительство, и прежде всего дорожное, — все это существенно меняет ритм жизни Святой Горы. Но не стоит забывать и того факта, что на полуострове с XIX века не было проведено ни одной серьезной реконструкции. Естественный износ зданий требует серьезных восстановительных работ. Значительные изменения в общественной жизни и технологиях, произошедшие за последние десятилетия, не могут не сказаться на афонском укладе и должны восприниматься как обычный ход вещей.

Георгиос Мантзаридис

Перевел с англ. Василий Томачинский

http://www.diatheke.org/Athos/Monastic%20life/Heritage.htm

http://www.pravoslavie.ru/cgi-bin/sykon/client/display.pl?sid=208&did=2055


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru