Русская линия
Правая.Ru Юрий Сошин13.09.2007 

Детский «Остров»

Кино для детской души служит лекарством. Ребенок в процессе просмотра уходит от проблем в сказочный и красивый мир. И в этом мире он находит новые ценности, новые идеалы и примеры для подражания. Но из юного россиянина сутками смотрящего телеканал «Фокс Кидс» или «Бетмена», вряд ли вырастет хороший духовно и нравственно образованный гражданин

В современной России нет ни одного человека, который бы не смотрел в детстве кино. Все мы, даже пенсионеры воспитывались на великом наследии русской и советской кинокультуры. Даже в трудные предвоенные и военные годы кинотеатры сельские клубные кинозалы или «кинопередвижки» давали возможность всем жителям СССР смотреть прекрасные фильмы. Советскому кино, в том числе и кино детскому, принадлежит одна из главных ролей в формировании особой советской духовности, того особого склада, который позволил советскому народу выстоять в борьбе с врагами и мобилизовать общественные силы в деле государственного строительства.

В настоящее время, когда российское общество мучительно пытается найти пути выхода из многостороннего духовного и социального кризиса, успех фильма Павла Лунгина «Остров» показал, насколько киноискусство востребовано в этом поиске. И в очередной раз успех «Острова» ставит проблему возрождения детского и молодежного кино в современной России.

В современном обществе именно этот вид искусства становится для молодого человека чуть ли не главным источником образовательной и ценностной информации, и во многом берет на себя определяющие функции в деле формирования личности. С самых юных лет человек, вместе с колыбельными песнями и рассказываемыми родителями сказками начинает смотреть мультфильмы и детское кино. И то какие мультфильмы и кинофильмы он смотрит, на каких сказках воспитывается — все это определяет его дальнейшее личностное развитие.

Если в раннем детстве на детских книгах, мультфильмах и кинофильмах закладывается индивидуально-личностный фундамент, то затем, при наступлении социально-психологических трудностей подросткового возраста, на этом фундаменте окончательно формируется новая полноценная личность. Наиболее мягко и ненавязчиво предложить подростку варианты решения личностных духовных проблем, подсказать ему пути выхода из тех или иных сложных ситуаций, помочь воспользоваться опытом предыдущих поколений — вот далеко не полный спектр задач стоящих перед детским и подростковым кино.

Кино для детской и подростковой души, особенно в случае индивидуальных трудностей и проблем, служит лекарством. Ребенок в процессе просмотра радуется и уходит от проблем в сказочный и красивый мир. И в этом мире он ищет и находит новые ценности, новые идеалы и примеры для подражания. Но как любое лекарство кино может стать и вредным, может стать своеобразным наркотиком уводящим юного человека от реальности в мир грез и фантазий, подменяющее реальное видение многосложного мира фальшивой киноиллюзией. Кино бывает разным, как и те ценности, которые оно прививает юной неокрепшей душе. Из юного россиянина сутками смотрящего телеканал «Фокс Кидс» или на «Бетмена» и «Человека-паука», вряд ли вырастет хороший духовно и нравственно образованный гражданин.

Сейчас в России, к сожалению, на фоне засилия на теле и киноэкране голливудских блокбастеров, практически исчезло детское приключенческое кино. Сейчас как никогда востребована героико -романтическая тема, но динамичное героико-авантюрное кино для молодежи на эту тему не снимается. И в современном российском взрослом кино, несмотря на госзаказ и щедрое финансирование попытки развить эту тему оказываются крайне слабыми («Личный номер»), а порой и скандальными («Сволочи»). Наполненное коммунистическим пафосом героическое детское кино советского времени нынешней молодежи уже почти не понятно, нового пока нет, и юные россияне вынужденно смотрят примитивные голливудские блокбастеры.

Американская кинокультура, при всей своей финансовой обеспеченности и опыте, в настоящее время сталкивается с определенными трудностями. В рамках голливудского кинопроизводства почти исчез жанр детского фильма как таковой. Стремление к максимальной прибыли от проката приводит (помимо стандартизации и схематичности сюжетных линий) к стремлению максимально расширить возрастную аудиторию фильмов, сделать их в лучшем случае семейными. В результате кино не совсем отвечает запросам именно детской аудитории, возрастные рамки фильмов размыты, а детям отказывают в полноценной детской культуре. Это приводит появлению размытого «псевдоподросткового» культурного стандарта, и перенесению такого стандарта на все общество. Американцы все более в культурном плане нивелируются и становятся «нацией 14-тилетних», происходит инфантилизация американского общества. При этом серьезная мировоззренческая духовно-нравственная проблематика в американском кино практически отсутствует.

Российские дети принудительно вынужденные смотреть американский и японский кинопродукт так же подвергаются опасности стать духовно унифицированными, социально и духовно дезориентированными личностями, в размытыми нравственными и возрастными установками.

Главная мера духовного возрождения России — это спасение ее самобытной культуры, в том числе и детского кино. Как сказал самый авторитетный в России режиссер детского кино Леонид Нечаев «Нет страны, если у нее нет детского кино».

Детское кино нынешнем мире сохраняется как один из важнейших инструментов сохранения российской национальной культурной самобытности, своего культурного и исторического «лица», как инструмент социализации и трансляции духовных норм в процессе смены поколений.

Руководство всех стран всегда и во все времена сознавало, что общество будет таким, какое детское кино смотрят в нем дети. Граждане любой страны вырастают и формируются на детском кино. Это прекрасно сознавали в советском государстве с самых первых моментов его возникновения. Известная фраза Владимира Ленина «Из всех искусств для нас важнейшим является кино», являла собой стратегическую установку на использование огромного потенциала этого вида искусства в деле государственного строительства.

Власти Советской России, а позднее СССР, понимали огромную важность и социальную значимость детского кино, его огромное воспитательное и пропагандистское значение. Детскому и молодежному кино в советское время отдавалось все самое лучшее (первым советским звуковым кинофильмом был фильм о подростках «Путевка в жизнь», а цветным — сказка «По щучьему велению»).

Советское детское кино, как и кино взрослое приобрело сразу всемирный авторитет и стало во многом эталоном для мировой кинокультуры, а многие фильмы, в частности сказки Александра Роу, вошли в мировой «золотой фонд» киноклассики.

Надо признать, что советское детское кино было порой излишне романтическим и патетическим, его герои зачастую были искусственны, стереотипны и нежизненны. Но в целом все же советское детское кино было добрым и светлым. Покойный Римский папа Иоанн Павел II рекомендовал верующим католикам показывать детям именно советские мультфильмы. Советское детское кино, в конечном счете, ориентировало детей на гуманистические ценности, ставило целью подготовить ребенка к творческой самореализации и развить у него чувство прекрасного и стремление к высоким жизненным целям. Возможно, великое счастье для российского общества заключается в том, что тематика российского взрослого кино 90-х, с его идеализацией самых низменных человеческих страстей и пороков, не вылилась на киноэкран детский. Конечно, многие детские фильмы советского времени были откровенно слабыми, наполнявший их «казенно-советский» патетический романтизм и пионерско-коммунистическая риторика теперь может вызывать разве что улыбку. Но в то время многим детским и молодежным фильмам (к примеру, по Владислава Крапивина) были присущи, даже в условиях советской идеологической зашоренности, публицистическая актуальность и полемизм.

В настоящее время кинофильмы на актуальные для общества публицистические темы появляются редко и стали уделом элитарного авторского кино. При этом вся немногочисленная актуальная кинопродукция ориентирована только на взрослого зрителя, оставляя детскому и молодежному зрителю лишь дешевые поделки развлекательного плана. Ребенку и подростку сейчас фактически отказывают в праве на духовные запросы и мировоззренческий поиск.

Хотя этот поиск неотъемлемо присущий детскому, а особенно подростковому возрасту и является основой, краеугольным камнем духовного становления юной личности. В советское и перестроечное время это считалось вполне естественным. Актуальные полемические картины для юного зрителя хоть и не часто, но снимались. Советские фильмы «Чучело» и «Каникулы Кроша», ил «Мальчик со шпагой» поднимали серьезные, глубинные мировоззренческие проблемы характерные именно для детской и подростковой аудитории того времени.

То, что современное российское экранное искусство сейчас ничего не может дать для мятущейся и ищущей юной души, это одна из серьезных бед современной России. Впрочем, эта беда общая, характерная для всего российского общества, а не только молодой его части. Оглушительный успех фильма «Остров» Павла Лунгина показал, насколько духовно-мировоззренческая составляющая в российском кино востребована, но недополучена российским обществом.

Современный «духовный голод» детско-юношеской аудитории заполняется фильмами советского периода, хотя многие детские фильмы этого времени (к примеру «Неуловимые мстители») имеют для современной России весьма неоднозначное значение С одной стороны в Россию доставляют прах руководителей белого движения и с государственными почестями хоронят их в Донском монастыре, с другой показывают детям фильмы, преисполненные ненависти и презрения к «белякам», православной религии и ее служителям. Антирелигиозная агрессивно-атеистическая подоснова очень часто наличествовала в кинонаследии советского периода, что, конечно же, для нынешнего времени духовно-религиозного возрождения России неприемлемо. Но вопросы духовного поиска религиозного плана в молодежном кино так и не ставятся, а они для молодой неокрепшей души важны не менее, а скорее более, чем для души взрослой.

Позднедетский (10 — 11 лет) и подростковый (12−17 лет) возраст согласно законам возрастной психологии отличаются возникновением интереса к серьезным вопросам мировоззренческого характера. В этом возрасте уже осознается проблематика самого высшего мировоззренческого плана. Естественные возрастные проблемы, связанные с отношениями, в школе, с недостатком внимания и понимания в семье дополняются осознанием вечных вопросов человеческого бытия — о смысле жизни, сути любви человеческой и божественной.

Юный российский кинозритель желает в настоящее время именно российского кино, но кино современного и в техническом и в сюжетном плане. Духовная самобытность России, способность к ее сохранению и защите от глобалистической культурной унификации, проявляется и на уровне запросов детско-молодежной культуры. А главнейшим из всех запросов является оказание помощи детям и подросткам в «наведении мостов» между их душами и Православной церковью и Богом.

Донести дух Православия до детской души гораздо сложнее, чем до души взрослой. Глубинные духовно-мировоззренческие вопросы, приводящие взрослого человека в Церковь, для ребенка или подростка, не менее остры, но выразить и сформулировать их ему гораздо труднее. Нравственно-этическое мировоззренческое наследие Православия для ребенка воспринимается через призму его личной духовной проблематики. Поэтому проповедь Православия должна вестись на понятном для ребенка языке. И здесь роль кино огромна. Именно кино имеет тот художественно-образный язык, который способен стать максимально понятным ребенку, способен без слов показать путь к Церкви и Богу.

Процесс духовного поиска и духовного становления новых поколений людей никогда не может прекратится, и хочется верить, что детский «Остров» будет снят и духовно-православное наследие России будет донесено до изголодавшейся юной российской киноаудитории.

http://www.pravaya.ru/look/13 482


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru