Русская линия
Известия Борис Клин12.09.2007 

Богу — Богово, а счет — кесарю?

Телевидение Пензы показало сюжет: группа граждан прорывается в здание синагоги. То были не погромщики — через железный забор пытались просочиться евреи, не допущенные на собрание, на котором община решила перейти из Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений в России (КЕРООР), возглавляемого миллионером Аркадием Гайдамаком, в Федерацию еврейских общин России (ФЕОР), руководимую главным раввином Берлом Лазаром. (Ситуация напомнила анекдот про еврея, оказавшегося на необитаемом острове и построившего две синагоги. Спасателям он объяснил: «В эту я хожу, а в ту — ни ногой!»)

Этот факт — повод задуматься о религиозном возрождении в России. С одной стороны, соцопросы стабильно фиксируют тягу граждан к вере. Более половины даже хотят учить детей религии. С другой — обрядам строго следует лишь около 4%. Большинство же из нас захаживают в церковь, мечеть или синагогу по большим праздникам да по случаю: покрестить, повенчаться, отпеть… Не обременяя себя обязательствами и уж тем более не жертвуя большие деньги.

С начала года Пензенская община стала четвертой, сменившей КЕРООР на ФЕОР. Ранее так же поступили евреи Перми, Рязани и Иркутска.

«Они стремятся заручиться поддержкой более богатой организации», — считает председатель КЕРООР раввин Зиновий Коган. Исполнительный директор ФЕОР Валерий Энгель не согласен: «Если сравнивать, кто дает больше — КЕРООР или мы, я не знаю, в чью пользу будет плюс — в их или в нашу».

Кто на самом деле богаче, не так уж существенно. Важно другое: нежелание финансово помочь храму характерно не только для иудеев. У РПЦ тоже хватает «дотационных» храмов. В сельских церквях признаются, что если убрать ценники на требы, то даже за свет заплатить будет нечем. Причем речь не только об умирающих деревеньках, где в прихожанах — десяток нищих старушек. Недавно знакомый батюшка освящал новый 3-этажный особняк. В районе «золотой» столичной Рублевки. Получил 100 рублей. Это что, по-божески?

Поговорите со священниками. Редко где на пожертвования удается отреставрировать храм. Зато именно им приходится объезжать бизнесменов и чиновников, выпрашивая где доски, где кирпич.

Мусульмане просят ввести в российское законодательство понятие «вакуф» — это неотчуждаемое имущество, доход от которого идет на религиозные нужды. Вот только вопрос: а найдутся ли жертвователи? Реконструировать московскую Соборную мечеть помогает правительство города. Оно же оказало помощь в реставрации столичной Хоральной синагоги. Храм Христа Спасителя воздвигнут его же усилиями. А ведь изначально, с библейского Шатра Откровения, сооружали храмы всенародно. Самые грандиозные из них строились десятилетиями. И дело не в отсталых технологиях. Просто средства собирали всем миром, по копеечке. Так было установлено. Хотя князья, купцы-миллионщики да и сами цари могли бы тряхнуть мошной. На монастырь, что стоит на Бородинском поле, император дал 10 тысяч рублей — деньги огромные, но не настолько, чтобы отстроить обитель «под ключ». Что легко дается, не ценится…

«Сказать, что религиозное возрождение в нашей стране произошло, можно будет лишь тогда, когда каждая община будет самодостаточна в финансовом отношении», — считает раввин Зиновий Коган. Пока же наблюдается другая картина. Я не к тому, чтобы ввести прайс-лист «на божественное». Вопрос о пожертвованиях — интимный вопрос совести и возможностей каждого. Хотя еще пушкинский отец Варлаам сетовал: «Ныне христиане стали скупы; деньгу любят, деньгу прячут. Мало Богу дают… думают о мирском богатстве, не о спасении души». Но очевидно, что нынче прижимистостью страдают не только христиане. И не стыдно нам, что храмы, ветшавшие во времена безбожников, так и продолжают разрушаться ныне, когда большинство потянулось к вере…

http://www.izvestia.ru/comment/article3108166/


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru