Русская линия
Правая.Ru Владимир Карпец12.09.2007 

Четвертое измерение русского Кавказа. Часть I

Почему организационным и идеологическим центром т.н. «чеченского сопротивления» — строго параллельно аналогичной роли в «русском революционном движении» XIX в. — является Лондон? Стремительный «рывок» Запада на Кавказ после развала СССР, помимо геополитических, военно-политических и экономических причин и сторон, имеет еще и «четвертое измерение»

История одного из самых загадочных государств раннего средневековья — Хазарского каганата — во многом проливает свет на нынешний «кавказский узел» и «кавказский вопрос» и в то же время указывает на возможную перспективу его «окончательного решения» в пользу России.

Почему организационным и идеологическим центром т.н. «чеченского сопротивления» — строго параллельно аналогичной роли в «русском революционном движении» XIX в. — является Лондон? Без ответа на этот вопрос мы не сможем даже приблизиться к заявленной проблематике. А она оказывается ключевой в вопросе о сохранении России как таковой и ее позиций на евразийском «Великом континенте»

Важнейшими государствообразующми событиями т.н. «начальной» (на самом деле только лишь летописной, причем речь идет только о сохранившихся летописях) Русской истории были призвание Рюрика (862 г.), присоединение к Русской (т.е. Рюриковой — rur = rus) державе принадлежавшего тогда Хазарии «города Киева — логова змиева» (Н.Гумилев; понимать следует в буквальном смысле — как центра древних архаических, «офических», «рептильных» культов) в 882 году Олегом Вещим для сына Рюрика Игоря; и, наконец, разгром внуком Рюрика Святославом тогдашнего политического центра Евразии — Хазарского каганата — в 965 году. Этот ряд событий способствовал особому почитанию на Руси св. Георгия (Юрия-Гюрги — анаграмма имени Рюрик-Рарог) как змееборца и освободителя от дани «змию», «дракону» человеческими жертвами, а затем символическому уподоблению на Московском гербе всех Русских Царей этому святому, поражающему древнюю мистическую рептилию. Царь-«ездец» — на московском гербе в известном смысле параллелен европейскому Зигфриду, хотя на самом деле речь идет об одной сверхвременной сущности и едином священном Царском роде, духовно-генеалогически восходящем к пролитию святой Крови Христовой на Голгофе и к тем, кто стоял у Креста, созерцая и принимая в себя эту жертву. Народное предание о том, что в день Воздвижения Креста Господня змеи уходят в норы, — также тому подтверждение.

Духовно-генеалогическое подтверждение архетипов св. Георгия-змееборца и Рюрикова рода в целом не должно ни в коем случае смущать, поскольку речь идет о предвечном образе, замысленном и воплощенном еще при превращении не сущих в сущие. При этом мы должны помнить и о том, что победитель не может — иначе ему нечего будет побеждать, ибо первична всегда брань внутренняя, — не нести в себе также и внутреннюю сущность побеждаемого: «Между князем и Змеем, возможно, устанавливается какая-то связь, которая заслонена в былинных сюжетах более поздними впечатлениями и дальнейшим развитием эпических мотивов. Наиболее осязательна эта связь в былине о походе Вольги. Это связь прямого родства. Здесь она не подновлена и не затемнена последующими наслоениями. С точки зрения происхождения мотива, согласно наблюдениям В.Я.Проппа, „рожденный от змея (т.е. прошедший сквозь него) есть герой. Дальнейший этап: герой убивает змея. Их историческое соединение дает: рожденный от змея убивает змея“». (Фроянов И.Я., Юдин Ю.И. Былинная история, СПб, 1997, с. 98; тж. Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки, Л., 1946, с. 24).

Основой евразийской геополитики и геоэкономики всегда был контроль над путями — некогда торговыми, ныне энергетическими — между Европой и Центральной Азии — heartland’oм сэра Хэлфорда Макиндера. Северный Кавказ занимал и занимает в этом транзите исключительное место. В VI веке, когда тюрки (тюркуты) заняли его территорию, Северный Кавказ контролировали пришедшие вместе с гуннами Аттилы алтайские народы — савиры (???) и хазары (Х???). В то же время в Хронографии Феофана (ed. C. de Boor. Leipzig, 1883, p. 357) указывается, что решающую роль на торговых путях играли евреи Фанагории, Керчи и Северного Кавказа. Именно эти последние сыграли решающую роль в принятии аристократией будущего Хазарского каганата иудаизма. В свою очередь сама хазарская аристократия Кавказа, как свидетельствует американский исследователь Дэвид Айк, происходит от магов Вавилона. Сам по себе Хазарский каганат как государство представлял из себя типичную «химеру» (выражение Л.Н.Гумилева), поскольку население его исповедовало идеологически не совместимые меж собой религии — иудаизм (верхушка), ислам (армия) и христианство (плебс и городское население), накладывающиеся на древние тенгрические, шаманские и змеепоклоннические культы. Такое государство не способно создать империю и обречено на гибель, но распавшиеся его остатки будут с неизбежностью подтачивать основы государственности победителя, коснувшегося очага распада.

В своей ставшей знаменитой книге «Тринадцатое колено» (СПб, 2001) Артур Кестлер указывает, что, потерпев поражение от Святослава, хазарское государство, тем не менее, не исчезло полностью, а в очень сжатых границах существовало до середины ХII и, быть может, даже до середины ХIII в. В то же время именно хазары, в большом количестве бежавшие в Европу, дали начало так называемому «европейскому еврейству» (ashkenazim), никак не связанному с древним (ветхозаветным) Израилем. Эти же беглецы, по мнению некоторых исследователей, породили и значительную часть европейской аристократии, пополнив ее ряды в ХI-ХII веках: разница лишь в вероисповедании и соответственно социальном статусе. Уже цитированный Дэвид Айк указывает, в частности, что Ротшильды, хорошо известные в средневековой Германии как Бауэры, происходят не собственно из израильских колен, а с Кавказа, и принадлежат к хазарской аристократии, обращенной в иудаизм в VIII веке. Сама же хазарская аристократия, по мнению Дэвида Айка, как мы уже указывали, происходит от магов Вавилона — это бывшие халдеи (khld), этимологически родственные кельтам (klt) c их культами, основанными на человеческих жертвоприношениях. Эта же «черная аристократия» — «черная» не столько в современном моральном, сколько в средневековом герметическом смысле — имевшая в Европе свои центры в Венеции и Амстердаме, породила в XI и XII веках целый ряд знатных и королевских семейств, в частности, Сен-Клеров (Синклеров), Медичи, Заксен — предков таких династий, как Кобургская, Оранская, Глюксбургская (Датская) и Ганноверская. Нынешние банкирские семейства, такие, как Дюпоны, Рокфеллеры, те же Ротшильды, Варбурги, Аньелли и многие другие — как считающиеся еврейскими, так и не считающиеся — происходят из того же гнезда. К «Вавилонскому братству», как называет его Дэвид Айк (лучше говорить о «Вавилонском круге») относились и Финикийцы (как известно, это изначально венедский, но сильно семитизированный народ — В.К.), населившие Шотландию еще задолго до Рождества Христова. К периоду правления Давида I и Малькольма IV (1124−1165) складываются аристократические семейства Стюартов, Сетонов, Гамильтонов, Монтгомери и т. д.; все — «выходцы из Шумера, Вавилона, Малой Азии и Кавказа) выделено нами — В.К.) <…> Нынешняя британская Королевская семья, Виндзоры, несете в себе кровь Роберта Брюса, Шотландской, Ирландской и Валлийской элит, так же, как и некоторых „рептильных“ (т.е. полагающих у себя „змеиных предков“ и изначально связанных со змеепоклонничеством — В.К.) родов Германии» (там же). Официально же Виндзоры восходят к Ганноверской династии и Вильгельму Оранскому, то есть, могут считаться сугубо «рептильным» родом. Все эти роды и посвященные в их тайны лица до сих пор зависимы от вероисповедания (иудейского, католического или протестантского) и сохраняют верность пронесенным сквозь века культам, практикуемым, в отличие от официальной религии, на уровне «внутреннего круга».

Между строк — хотя это и очень важно — отметим, что к «черным родам» изначально не относились северные русы Рюрика и франки Хлодвига, хотя в дальнейшем также и многие из их родов сознательно предавали изначальное «змееборческое» призвание и соединялись, в том числе через брачные союзы, с «черной аристократией».

К последней, заметим, примыкает и «аристократия» ашкеназийская. В настоящее время к числу ближайших к Виндзорам лиц относится Генри Киссинджер и все то же семейство Ротшильдов — наряду с «арийцами» Джорджем и Барбарой Бушами (относящих себя к потомкам Карла Великого) и такими американскими генералами, как Норман Шварцкопф и Колин Пауэлл. Все эли лица вне зависимости от происхождения возведены Виндзорской династией в рыцарское достоинство.

Таким образом, Хазарским каганатом сегодня в известном смысле являются и Америка, и Европа, причем в числе истинных правящих родов выступают Ротшильды, Рокфеллеры, Кеннеди, Буши, большинство нынешних правящих в Европе династий, прежде всего, Виндзоры, а также Габсбурги и несколько «ашкеназийских» семейств (некоторые исследователи говорят о «тринадцати семействах». В руках этих лиц и подчиненных им международных структур (Бильдербергский клуб, Трехсторонняя комиссия, Федеральный резервный банк США, Британский Королевский институт международных отношений и др.), а также финансовых организаций находятся ключи ко всей мировой экономике и политике. Это, собственно, и есть «мировое правительство».

В письме Соломона Ротшильда к его брату Натану от 28 февраля 1815 года говорится: «Мы подобны часовому механизму — всякая его часть существенна». Сравнение именно с часовым механизмом крайне «смысловыявляюще» — перед нами слуги и одновременно хозяева времени как физической категории — линейного однонаправленного времени «иудеохристианской цивилизации», идущей к своему концу. «И часомер дорезывает время» (Ф.Глинка). «Вбегает мертвый господин (курсив наш — В.К.) и молча удаляет время» (А.Введенский).

Если исходить из «палестиноцентристского» понимания мировой истории (автор этих строк разделяет несколько иные подходы) и считать сионизм идеей «оккупации Святой Земли», как выражается Григорий Николаев, то можно с полным правом говорить о «хазарской оккупации Святой Земли».

Американский исследователь д-р Бетер указывает на сионизм — заметим уже от себя, призванный вместе с западным христианством завершить запущенный прародительским грехом механизм истории — как на дело рук именно выходцев из Хазарии.

Ссылаясь на американского «ортодоксального» (ветвь иудаизма) раввина Иоиля Тейтельбаума, называющего сионизм «святотатством и богохульством», д-р Бетер говорит о тысячелетнем противостоянии «Русского Христианского государства», созданного Рюриком, и «хазарско-еврейского королевства». При этом он подчеркивает именно хазарское (а не библейское) происхождение большевистских лидеров 20-х годов и указывает на то, что «сегодня тысячелетняя борьба Русских Христиан и Хазарских Иудеев достигла апогея». Подчеркнем, хазарских иудеев д-р Бетер противопоставляет не только «русским христианам», но и собственно иудейской «ортодоксии».

В связи с этим мы должны указать именно на Кавказ как на основное геополитическое пространство этой «тысячелетней борьбы». Почему так?

Наиболее глубоко мыслящие идеологи Кавказа видят в своей родине древнейшую сакральную землю (мы знаем, что с точки зрения «северной» геоистории Кавказ все же вторичен): «Исходя из того, что Евразия — это прародина всего человечества и что сакральный центр Евразии — это Кавказ, где нашли спасение пророк Ной и его спутники, от которых берут начало все народы, единой для нас и наших союзников точкой отсчета, архетипичным Центром Мира, надо определить родину пророка Ноя — Горы (Кавказ)». (Хож-Ахмет Нухаев. «Исламская традиция и „Новый мировой порядок“» в сб. «Угроза Ислама или угроза Исламу?», М., ОПОД «Евразия», 2001, с. 33−34). Нухаев и само название чеченцев производит от имени Ноя (Нох, Ноах) — «нохчи». Все это и так, и не так.

Артур Кестлер: «Главный маршрут хазарского исхода вел на запад, однако некоторые никуда не двинулись, а остались в Крыму и на Кавказе (выделено нами — В.К.), где образовали еврейские анклавы, сохранившиеся до Нового времени… В древней хазарской твердыне Таматархе (Тамань) на восточном берегу Керченского пролива существовала якобы династия еврейских князей, правившая в ХV в. под опекой Генуэзской республики, а позднее — крымских татар. Последний в династии, князь Захария, вел переговоры с московским князем, приглашавшим Захарию в Москву и предлагавшим привилегии русского боярина в обмен на крещение. Захария отказался, но в иных случаях восхождение хазарско-еврейских элементов на высокие должности в московском государстве было, возможно, одним из факторов, приведших к появлению ереси „жидовствующих“ среди русских священников и вельмож в XVI в. <…> Рудимент хазарского народа — „горские евреи“ на северо-востоке Кавказа, сохранившие обычаи тех давних времен, когда другие их соотечественники подались на запад. Их насчитывается около 8 тысяч, и проживают они по соседству с потомками других древних племен — кипчаков и огузов. Они называют себя „горскими евреями“ и пользуются языком татов, заимствованным у другого кавказского племени; больше о них ничего не известно». («Двенадцатое колено», стр. 148).

В свете выкладок Артура Кестлера очень легко проговаривается сепаратистское самоназвание нынешней Чеченской республики — Ичкерия. Современный православный исследователь «ритуальных войн» Николай Козлов (Андрей Алексеевич Щедрин), ссылаясь на академические этнографические исследования РАН, указывает: «Древний смысл названия „Ичкерия“ может быть выведен из значений составляющих его слов „ич“ и „кер“ — женский и мужской половые органы, и находит семантическое соответствие в сакральной архитектуре Чечни и Ингушетии, которая носит выраженный отпечаток фаллического культа. Таковы знаменитые родовые башни Чечни, посвященные солнечному божеству „Дэла Молх“ (Молоху древних евреев?) и подземному божеству Эштру (Астарте как богине войны и смерти?). Фамильное имя верховного жреца ингушей, упоминаемое Б.К.Долгатом, Фалханов (священник Ваала или Фала) имеет семитские корни и является прямой отсылкой к семито-хамитскому фаллическому культу (Первобытная религия чеченцев и ингушей, М., 2004, с. 31)». (Н.Козлов, «Ритуальная война», М., 2007, с.74).

С другой стороны, по некоторым сведениям, территория современной Чечни обладала в составе Хазарского каганата неким особым статусом, чем-то вроде «сердцевинной земли» Кавказа, своего рода Regnum sanctum — в переносном смысле, разумеется (что, впрочем, некоторым образом соотносится с выкладками Хож-Ахмета Нухаева). Весьма любопытны сведения, приводимые в книге С.А.Дауева «Чечня: коварные таинства истории», М., 1999).

С.А.Дауев: «Одним из первых этимологию слова „ичкерия“ попытался раскрыть У. Лаудаев еще в 1872 г. Он писал: „Ичкерия есть слово кумыкское; 'ичи-ери' значит 'земля внутри'…“ Здесь обращает внимание, что в этимологическом анализе слова „ичкер“ („ачкар“, „ичкир“) у У. Лаудаева выпадает гортанный звук „к“, который в такое случае не должен выпасть. Дело в том, что вторая часть „гери“ („кери“) обозначает геров (геры или субботники) — иудействующих инородцев, появившихся в регионе со времен Хазарского каганата. Герами называли инородцев, совершивших обряд перехода в иудаистскую религию — гиюр (от него происходит слово „гяур“)… В Хазарском царстве господствующей религией был иудаизм, в различные времена на Северный Кавказ вместе с персами проникли и евреи, которых на Кавказе называют горными евреями, следы иудаизма имеются не только на юге Дагестана, но и на севере и даже в Чечне. Если мы внимательно посмотрим на географическое положение Ичкерии, то увидим, что она граничит с Андией (Дагестан), а андийцев многие относят к еврейскому этносу. С юго-запада Ичкерия соприкасается с обществом Тат-бутри (Чарбали), название которого (таты — иудействующие персияне) говорит само за себя. С запада с ней граничит чеченское общество Ведено, в окрестностях которого мы имеем живые следы иудаизма, а рядом с Ведено расположился бывший персидский хутор Хинжой котар, с севера мы выходим на кумыкское общество, в котором в свое время укрылась религиозно-политическая верхушка Хазарского каганата, а с востока — Салаватское общество, усеянное персиянами и горскими евреями. Поэтому подход объяснения слова „ичкерия“ с помощью персидского языка — языка общения социальной, политической и религиозной верхушки Хазарии вполне оправдан… Имам Шамиль, который ввел понятие „ичкерия“ в оборот для обозначения административной единицы — наибства — не мог не знать этого…».

И далее: «„…Даже сегодня трудно с точностью определить этническое происхождение самого Шамиля, утверждавшего в последние годы жизни, что он кумык, однако, очевидно, как увидим ниже, что его в основном окружали лица, придерживавшиеся в брачных отношениях эндогамии — обычая брака между близкими родственниками, характерного для горских евреев… Весьма символично выглядела демонстрировавшаяся 2 октября 1998 г. в программе „Время“ из родного села имама Шамиля надгробная плита его мюрида, на которой красовалась вязь арабского письма и звезда Давида… Иудейская верхушка Хазарии растворилась главным образом среди кумыков. Религиозная верхушка Хазарии и период исламизации, несомненно, приняв ислам, оказалась, опять-таки, в ряду религиозной элиты. Видимо, этим объясняется тот факт, что практически все религиозные деятели, появлявшиеся в Чечне с середины 18 века, представлялись кумыками, и наличие у кумыков, как и у горских евреев, эндогамии — брачных отношений между близкими родственниками вплоть до двоюродным братьев и сестер… Имам Шамиль был одним из исполнителей идеологии газавата (идеологии хазарского реваншизма — по С.А.Дауеву). Он, по утверждению его биографов, 'родился в Аварском селении, ауле Гимры в 1797 г.'.“ Следует отметить, что автор, называя аул Гимры „аварским“, дает неправильную информацию, хотя она исходила от уже плененного Шамиля и его окружения во время пребывания в г. Калуге. Гимры — селение Койсублинского общества. Отец Шамиля, „Дэнгау-Магомед, — писала М.Н.Чичатова, — был аварский уздень (свободный гражданин). Гимрский житель, сын Али; предок его был кумык Амир-Хан…“. В данном случае мы видим искусную маскировку этнических корней Шамиля. Если его предок был „кумыком“, то он никак не мог быть „узденем“ Аварии, где узденем, как и в чеченском обществе, признавался только коренной житель… Настоящим именем Шамиля было Али. Новое имя ему было дано по обычаю „сокрытия имени“ от злых духов и врагов. Н. Кровяков пишет: „Позднее Шамиль обнаружил в книгах, что настоящее его имя Шамуиль“. О том, что имя Шамиль еврейское, говорят следующие наблюдения в среде субботников-иудеев И. Сливицкого в конце 50-х годов 19 в.: „они (т.е. субботники, геры — С.Д.) своих ребят, записанных по камеральному описанию Иванами, Михайлами и другими православными, русскими именами, прозвали Янкелями, Шмулями (т.е. Шамулями, Шамуилями — С.Д.)“». (Зд. и выше см. С.А.Дауев, указ.соч., с. 8−10, 43, 113).

В связи со всем вышеуказанным становится совершенно очевидным, что стремительный «рывок» Запада на Кавказ после развала СССР, помимо совершенно очевидных геополитических, военно-политических и экономических причин и сторон, имеет еще и «четвертое измерение».

Продолжение следует…

http://www.pravaya.ru/look/13 478


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru