Русская линия
Православие.RuМитрополит Киевский и всея Украины Онуфрий (Березовский)07.09.2007 

«Меня Господь сюда послал, чтобы учиться у людей благочестию»
Беседа с митрополитом Черновицким и Буковинским Онуфрием

Митрополит Черновицкий и Буковинский Онуфрий
Митрополит Черновицкий и Буковинский Онуфрий
— Ваше Высокопреосвященство, что сегодня представляет собой Черновицкая и Буковинская епархия?

- Епархия является одной из епархий Украинской Православной Церкви, ее границы совпадают с границами Черновицкой области. Она небольшая по численности — всего 960 тыс. человек населения во всей области, из которых 260 тыс. в проживают в Черновцах, остальные — по районам и селам. Она населена людьми активной церковной жизни. В этом плане мне повезло, люди в основной массе верующие: сами ходят в храм и детей водят на службы. Это приятный факт. Такая традиция сохранилась с дореволюционных времен. Тут испокон веков жили верующие люди. Население области многонациональное: русские, украинцы, румыны, молдаване, грузины, армяне и другие. Православная вера является доминирующей, хотя проживает достаточно поляков.

— Епархия находится в приграничной зоне с католической Польшей. Как это влияет на жизнь епархии?

- Как любая приграничная область, Черновицкая является буферным регионом. Мы первые встречаем то духовное развращение и политические веяния, которые идут с Запада. Происходит естественная диффузия: люди, приезжая сюда, приносят свой дух и свои настроения. Достаточно много приезжает проповедников, в том числе протестанты, сектанты, мормоны и другие. Они очень активны, при этом стараются в основном воздействовать на низменные чувства. Концерты всякие устраивают, энергетические сеансы какие-то. Пытаются вторгнуться в душу человека с помощью нездоровых, греховных методов — гипноза, внушения.

— Владыка, у вас полная приемная людей. Означает ли это, что Церковь пользуется доверием людей? И какое место занимает Церковь в жизни области?

- Церковь, по-моему, осталась сейчас единственным институтом, которому люди еще доверяют. Наши политики уже настолько забрехались, что люди уже им боятся верить. А Церковь, слава Богу, держится еще на таких позициях, что нам еще верят. Мы не лезем в политику, хотя нас активно втягивают разными способами: и пряниками, и кнутами. Но мы считаем, что Церковь не должна быть политическим движением; ее занятие — спасение человеческой души, введение человека в Царствие Небесное. Мы аполитичны.

— Вы уже 15 лет возглавляете епархию. Прибыли сюда тогда, когда советские настроения были еще очень сильны и многие были за оградой Церкви. Расскажите, как народ пришел в храмы, как он духовно рос?

- Каждый имеет свой путь к Богу. Но, наверное, больше всего тому, что люди пошли в храмы, содействовало изменение обстановки — снятие запрета на исповедание своей веры. То, что раньше люди делали секретно, теперь могут делать открыто. Это очень важно, что люди получили право свободно исповедовать свою веру и за это не претерпевать никаких притеснений, гонений. Если посмотреть на верующий народ, то самые твердые православные люди — это те, кто ходили в храмы и при советской власти. Вот это самые церковные люди. Конечно же, неофитов, пришедших в Церковь недавно, очень много хороших, но есть и те, кто поверхностно воспринял Православие, не вошел в церковную жизнь до конца.

— Сколько в епархии активных прихожан, тех, которые не только на Пасху и на Рождество приходят в храм?

- Такой статистики мы не ведем. Их столько, сколько Господь посылает. Людей таких много, но в наши спокойные времена их не особенно и видно. Вот когда начинается притеснение Церкви, тогда эти люди проявляются. Когда проходит испытание веры, люди начинают остывать.

— Ведется ли работа с молодежью в епархии?

- Конечно. Проводятся занятия в воскресной школе, организованы различные кружки: художественные, ремесленные. Есть молодежные братства, для которых читаются лекции, организуется активный отдых: выезды на природу в лагеря, где молодые люди живут, молятся, проводят дискуссии на духовные темы.

— По сравнению с другими епархиями — украинскими и российскими, насколько активно молодежь здесь проявляет свой интерес к Богу, к Церкви?

- Как обстоит дело в других епархиях, я не знаю, но здесь молодежь очень активна: ребята с удовольствием отправляются в паломничества, в основном летом, на каникулах. Очень любят Соловки, Дивеево, Валаам, Оптину Пустынь, Троице-Сергиеву лавру. Многие семьи венчаются. Бывает, что в воскресение венчаем по пять-шесть-десять пар.

— В Черновицкой области в школах преподаются основы православной культуры?

- Нет. Есть несколько школ, с которыми по инициативе директора сложились добрые отношения, там преподаются духовные дисциплины, там священник может прочитать лекцию по Закону Божию. Но законодательно это у нас не разрешено.

— Востребован этот предмет в школах?

- Почему бы нет. Наша молодежь должна параллельно с мирскими знаниями питать себя и знаниями духовными, которые нужнее всего.

— В этом году исполнилось 15 лет Харьковскому Собору. Вы были одним из тех, кто занял жесткую позицию по отношению к Филарету и тем, кто с ним был. Сейчас, спустя столько времени, как Вы оцениваете те события, свои действия? Что Вас тогда укрепляло?

- Время было сложное, Церковь очень активно пытались втянуть в лабиринты политических сетей, и я, конечно, понимал и знал, что Церковь не может идти в ногу с политиками. Четко и определенно видел, что это попытка уничтожить Церковь, хотя ее никто не может уничтожить. Но те люди, которые боролись с Церковью таким образом, думали, что превратят ее в политический клуб, который будет им рукоплескать и плясать под их дудку. И не только я, многие, почти все епископы, когда наступил такой критический момент — быть канонической Церкви на Украине или не быть, встали прямо. Тут было такое время, что нельзя было молчать, быть пассивным. Так Бог сделал через нас. Тогда опять проявились пророческие слова Спасителя, что Церковь «не одолеют врата ада». Если бы не были мы, были бы другие. Все равно каноническая Церковь осталась. Это было по повелению Божию, и Господь нам дал такой разум, ревность, что мы собрались в Харькове и осудили Филарета. Сделали то, что нужно было сделать по церковным правилам и канонам, избрали нового предстоятеля.

— Сколько сейчас в Черновицкой епархии храмов, захваченных Филаретом?

- В нашей епархии у Филарета две «епархии», два «епископа». Насколько я знаю, примерно по 45 приходов в каждой. Несколько сел полностью перешли к Филарету, но таких очень мало. В некоторых селах есть разделение: есть храмы и наши, и филаретовские. Есть такие села, где только филаретовский храм, но люди едут в другие места, в город, чтобы прийти в канонический храм на исповедь, на причастие.

- По сравнению с другими епархиями, например, Черниговской и Ровенской, где постоянно происходят «силовые» столкновения с Филаретом, насколько он агрессивно ведет себя здесь?

- Филарет одинаково ведет себя во всех епархиях. Он хотел бы все себе подчинить, но он потерял каноничность, потерял свой сан. Он пытается время от времени с помощью политических настроений себя реанимировать, но это все равно что мертвому припарки делать.

— Существует ли сегодня опасность повторения ситуации пятнадцатилетней давности из-за того, что украинская власть пытается сверху навязать противоестественное объединение с Филаретом?

- Такая опасность исходит со стороны президента. Он очень активно настаивает на том, чтобы всем Украинским Церквям объединиться, а от Москвы оторваться. Но это политика. Мы не можем оторваться, у нас с Москвой, как и со всем православным миром, свой общий канон, свои общие правила. В Церкви могут быть отделения, но причины для этого должны быть не политические, а духовные. Если часть Церкви впадает в ересь, заблуждение, хоть мне и не нравится, не хочется отделяться от нее, но я должен отделиться, должен уйти. Как Русская Церковь отошла от Константинополя? Россия никогда не была политически зависима от Константинополя, она всегда была независима, но 600 лет она находилась под омофором Константинопольского патриарха. А Константинопольские патриархи начали унии заключать — Лионская, Флорентийская, Брестская уже назревала. Тянулось это долгое время. И когда стало ясно, что Константинополь завяз в ересях, с католиками контакты налаживает, тогда только Русская Церковь отошла от Константинополя, избрала себе предстоятеля. Эта единственная причина. По сути дела, политики должны идти за Церковью, а не Церковь за политиками. А что же теперь? Как в миру все идет шиворот-навыворот, в экономике, в политике, так и в церковной жизни тоже стараются первостепенное поставить на вторые роли, а второстепенное на первые.

— Церковь довольна теми взаимоотношениями, которые существуют на Украине между ней и государством?

- Хотелось бы, чтобы все прислушивались к Божиему закону: и мы, священники, и все христиане, и власть всех уровней. Я не хочу, чтобы власть меня слушалась, я сам желаю слушать Божий закон и ему повиноваться и хочу, чтобы власть то же самое делала. Когда говорят, что Церковь была некогда лидером, вела всех, то имеют ввиду прежде всего Церковь как священный закон, который и определяет Церковь, который наполняет Церковь Божией благодатью. Вот этот священный закон должен быть ориентиром для всех нас, живущих на земле; и чтобы все — те, кто в священническом сане, простые люди, руководители — все мы шли за этим священным законом.

— Владыка, скажите, как в епархии восприняли воссоединение Русской Церкви?

- Люди церковные, которые всегда ходили в Церковь, с большой радостью встретили это событие. Сегодня, когда все разъединяется, разрывается, это вызов тем, кто занимается сепаратизмом. Люди, особенно проживающие за границей, объединению очень рады. Потому что раньше, живя в Германии, в Америке, в Австралии, они не знали, в какие храмы ходить. Они и к нам приходили, и письма писали, спрашивая, в какой храм ходить можно, в какой нельзя. Прибыв в чужую страну, они не могли сразу сориентироваться, а мы им, чего уж таить, давали благословение ходить и в храмы Зарубежной Церкви. Я сам, грешный, давал, чтобы наши люди, если есть Русская Зарубежная Церковь, ходили туда и не ходили ни к униатам, ни к католикам. И они ходили. Было все слишком натянуто, ведь зарубежники не поминали патриарха. Ну, а объединившись, словно рану залечили.

- Вы задолго до воссоединения поддерживали отношения с предстоятелем Русской Зарубежной Церкви. Расскажите, как проходили ваши встречи с митрополитом Лавром?

- С владыкой Лавром я знаком давно — уже 12 лет. Знакомство с владыкой Лавром состоялось в 1995 году, когда я посетил Джорданвилль. Потом, когда я приезжал в Америку или Канаду, мы с владыкой Лавром всегда встречались, а если у нас не получалось встретиться, то обязательно по телефону говорили. Если я приезжал в Канаду, а владыка в это время находился в Америке, мы договаривались о встрече. Я останавливался около Торонто, владыка пересекал границу возле Ниагарского водопада, я приезжал в то место, где останавливался он, и мы встречались. Но я никогда не говорил об объединении, хотя я хотел этого, но не хотел навязывать эту тему. И он молчал. Говорили на духовные темы. Потом владыка Лавр несколько лет тому назад приезжал сюда, в Почаев заезжал инкогнито, посетил владыку Сергия, у нас ночевал. Мы ему немножко показали епархию, монастыри, детский дом при Свято-Вознесенском Банченском мужском монастыре. Тоже было приятно. Сейчас приезжают наши прихожане, живущие за границей. Приезжал владыка Агапит на архиерейскую хиротонию в Киев.

— Черновицкая епархия граничит с Румынией. Какие отношения с румынскими епархиями?

- С народом у нас хорошие отношения, а с официальной Церковью отношения натянутые в связи с тем, что Румынская Церковь приняла одного из епископов нашей Церкви, который был запрещен в священнослужении десять лет назад. Это епископ Петр Педударо. С этого времени у нас стали отношения натянутыми. А до этого мы ездили к ним, служили, они к нам приезжали служить. Теперь, я считаю, такого быть не может. Это ненормально: если они будут запрещать, а мы будем снимать запреты, и наоборот, получится церковная анархия, которая ни к какому духовному совершенству не ведет, а только потакает греху. На уровне священства — они приезжают, служат, наши к ним приезжают, но на уровне епископата — я туда не еду и румынских епископов сюда не приглашаю. У нас епископы обязаны блюсти церковный порядок. Если у нас будет хаос, то что спрашивать с простых людей.

— Хватает ли в Черновицкой епархии священников?

- Да, даже избыток. У нас много есть кандидатов во священство, тех, кто закончил разные семинарии. Человек около 50 ожидают освобождения места, чтобы принять сан священника. Они не хотят ехать в другие епархии, куда мы предлагаем им поехать и где есть нужда в священнослужителях. Сейчас ведь время такое экономически трудное, а у них уже свои семьи, какое-то тут свое хозяйство. Священник ведь живет не только на доходы от священнослужения. Почти каждый священник имеет свою живность, небольшой огородик. Этим они подкрепляют себя.

— Владыка, а какие еще проблемы есть у епархии?

- Низкий духовный уровень. Надо подниматься выше всем, начиная с меня грешного. Задача христианина на земле не только придти в Церковь, но и расти духовно, над собой работать. Это есть самая главная проблема, которая всегда стоит перед всеми. Чтоб не успокоиться, как фарисей, сказав себе: «Ага, я в Церкви, даю десятину с того и с этого, два раза в неделю пощусь. И все». Это неправильно. Пришли в Церковь, и не важно, кто на каком уровне стоит — кто на очень высоком, кто на очень низком — все должны над собой работать. Это самая главная проблема, вечная проблема. Пока есть земная жизнь, эта проблема существует.

— Как можно было бы решить эту проблему?

- Эта проблема решается не с помощью административных методов, это сугубо духовный вопрос. Спасайся сам и возле тебя тысячи спасутся. Если священник живет духовно и сам совершенствуется, постоянно борется, то возле него тысячи верующих тоже начинают ему подражать.

— Владыка, Вы выросли здесь, Ваш духовный путь продолжался в Москве, в Троице-Сергиевой лавре, потом Вы снова вернулись на родину. Вы видите в этом особое Божие благоволение к Вам?

- Это, несомненно, Божие благоволение ко мне, потому что все, что Господь делает, все по своей любви к человеку, по своей милости, по желанию, чтобы человек стал лучше. Меня Господь сюда послал, чтобы учиться у людей благочестию. Тут люди традиционно любят Церковь, любят молиться, любят паломничать. Это, естественно, сказывается на духовном устроении человека, упрощает его, делает открытым, искренним, доброжелательным, помогает становится настоящим христианином. Хочу всем пожелать, чтобы мы были христианами не по названию, а по жизни. Чтобы не только верили в Бога, но и верили Богу.

Православие. Ru

Черновицкая и Буковинская епархия

Учреждена в 1941 году. Объединяет приходы и монастыри на территории Черновицкой области.

Кафедральный город  — Черновцы.

Кафедральный собор  — Свято-Духовский (г. Черновцы).

Правящий архиерей  — митрополит Онуфрий (Березовский), на кафедре с 9 декабря 1990 года.

Благочиннические округа: Вижницкий, Герцаевский, Глыбокский, Заставновский, Кельменецкий, Кицманский, Новоселицкий, Путильский, Сокирянский, Сторожинецкий, Хотинский, Черновицкий.

Епархиальные отделы: катехизаторский; миссионерский; по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными органами.

Статистика: 382 прихода; 338 священнослужителей (329 священников, 9 диаконов).

Действующие монастыри: во имя святой праведной Анны женский монастырь, Боянской иконы Божией Матери женский монастырь, Вознесенский мужской монастырь, Иоанно-Сучавский женский монастырь, Колинковский во имя святого равноапостольного князя Владимира мужской монастырь, Крещатицкий во имя святого апостола Иоанна Богослова мужской монастырь, Куливецкий в честь Успения Пресвятой Богородицы мужской монастырь, Леордовский во имя святых жен-мироносиц женский монастырь, Никольский мужской монастырь, Черновицкий в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы женский монастырь, Черновицкий в честь Рождества Пресвятой Богородицы мужской монастырь, Свято-Вознесенский Банченский мужской монастырь. Общее число насельников: 400 — в мужских и 450 — в женских монастырях.

Учебные заведения: Черновицкий православный богословский институт; около 35 воскресных школ.

Церковные СМИ: газета «Православный свiтокляд»; церковно-литературный журнал «Свiтильник"/"Candela», издается на украинском и румынском языках, г. Черновцы; детский православный журнал «Свет Рождества», на русском языке.

http://www.pravoslavie.ru/guest/70 906 125 104


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru