Русская линия
Русское Воскресение Валерий Ганичев07.09.2007 

Жемчужина Адриатики
Ионические острова. Исторические связи России и Керкиры

ФЕДОР УШАКОВ. ЕВГЕНИЙ, БУЛГАРИС.
НИКИФОР ФЕОТОКИС. ИОАНН КАПОДИСТРИЯ

Узкой жемчужной ниткой протянулись вдоль западного побережья Греции Ионические острова — это одно из красивейших и исторически славных мест Эллады. Наиболее крупный из островов Керкира нередко называют Корфу. Это итальянское название.

Давние исторические контакты связывают Россию и Грецию. Известно, что православие пришло на Русь из Греции (Византии) и это определило тесные духовные отношения между нашими народами. Многие греческие священники служили в русских храмах, были настоятелями в монастырях. Россия, освободившаяся окончательно от татаро-монгольского ига в XV веке, сочувствовала греческому народу, находившемуся под гнётом Османской империи, принимала на поселение греков, направляла помощь афонским монастырям. Многие греческие добровольцы учились в Военном Корпусе чужеземных единоверцев.

Русские паломники посещали святые места православия. В то время, когда материковая Греция триста (!) лет находилась под гнётом Турецких султанов. Ионические острова принадлежали Венецианской республике. Конечно, гнёт здесь не был таким жестоким и нередко, кровавым, как в Турецкой империи. Но всю высшую власть захватили представители венецианской аристократии — нобили. Б ыло ликвидировано православное епископство, греческий язык уходил из официального обращения… На островах по сути установился олигархический режим. Но греки на островах не хотели терять ни свою веру, ни свой язык, ни свои обычаи. Они усердно молились, считая покровителем острова святого Спиридона Тримифунтского, мощи которого уже много веков находились в одноимённом храме.

На Руси хорошо знали этого святого, поклонялись ему. Один из великих паломников и православных путешественников, в последствии монах Василий Григорович-Барский, оставил нам блестящие повести «Странствия по святым местам Востока с 1723 по 1747 гг.» (изд. «Ихтиос» М. 2004−2007 г). Бесценны его впечатления об острове Корфу, ионических островах, которые он посетил в 1725 году. В своих записках он благодарил Бога за то, что он «веру нашу православную на такой благой, мягкой и плодовитой насаждает земле». Василий Барский описал дружелюбных и гостеприимных греков, которые приглашали его совершать литургию и святить воду на островах. Он же описывает и церковь Святого Спиридона, его мощи, рассказывает, как их позвали «на праву сторону святого алтаря… и отверзи все четыре замки, где опочивают мощи Святого…, а затем ещё малую часть в ногах… лобызания ради». Это «лобызание» Василий совершил и с тех пор многие русские паломники прикладываются к раке и мощам свт. Спиридона.

А в 2007 году по благословению Керкирскогр митрополита Нектария и Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II мощи свт. Спиридона были привезены в Москву, где к ним приложились более 750 тысяч православных людей…

Василий же посетил ещё многие храмы: «заложенные ещё при великом Константине», «А церквей же благочестивых, — указывает он в записках, — много, яко пятьдесят со монастыри». Особо почитаем храм и «святые мощи, — подчеркнул он, — святителя Спиридона и праведной царицы Феодоры «Храм которой и ныне всегда посещают русские паломники. Посетил он и храм, где до сих пор есть мощи святого Герасима. Василий отметил, что греки хорошо относились к ним, как людям «из земли Московской и Российской».

Священство острова естественно было главной духовной силой, объединяющей православных греков. И вместе с этим основой для просвещения не только островитян, но и греков, живущих в материковой Греции. Малой Азии и Молдавии.

Многие из священников островов получали хорошее образование и слыли, как в Греции, так и в других странах прекрасными учёными богословами и специалистами в различных отраслях гуманитарных и математических наук. Один из них Евгений (при рождении Елевферий) Булгарис изучил на островах грамматику, геометрию, логику, а в итальянском университете г. Падуя — познал латинский, итальянский, француский, еврейский языки. В 1739 году он принял монашество и преподавал в монашеской школе на Афоне и патриаршей в Константинополе. Турецкое правительство изгнало его и он уехал в немецкий Лейпциг, там он овладел ещё многими науками и сам издал труды по православию, философии, математике. Екатерина II «прослышав об учёности» Евгения Булгариса пригласила его в Петербург и назначила библиотекарем императрицы (1771г.). Это был очень высокий пост в мире учёных и просвещённых людей.

Россия в это время освободила свои южные земли от турок. Они стали заселяться русскими, украинцами, сербами, болгарами. На этих землях и была создана новая и первая русская православная епархия. Первым архиепископом этой

Словенской Херсонской епархии и стал Евгений Булгарис (1776 — 1778 гг.) — грек с острова Керкира, русский подданный. Юг России, или как тогда назвали Новороссия, стал русской православной землёй. Е. Булгарис, уйдя на покой и пенсию, поражал современников своей работоспособностью. Он сочинял, переводил, издавал труды по богословию, философии, математике, поэзии, истории, педагогике, гимнастике. Его труды издавались в С-Петербурге, Москве, Вене, Лейпциге. Он обращался к своим соотечественникам, готовя духовную базу освобождения Греции. В России он был награждён орденом Александра Невского и упокоен в Александровской Лавре в С-Петербурге. На острове есть потомки Булгариса, которые помогали подготовить конференцию в 2006 году, посвященную памяти великих керкирян, русско-греческим связям.

Второй великий керкирянин Никифор Теотокис служил в храме Иоанна Предтечи, где вы сможете увидеть его портрет и вещи, принадлежащие священнослужителю. Никифор тоже был блестяще образованный человек, изучил на Корфу и в Италии многие языки, преподавал математику, физику, риторику, астрономию, философию, богословие. На его лекции, в гимназии ли, в университетах Зарубежья, сходились сотни людей. Для бедных же людей он создавал гимназии и школы. Из Лейпцига же, где он занимался научными трудами, в 1778 году переехал в Россию, где работал со своим соотечественником Евгением Булгарисом в Полтаве и Херсоне.

После удаления на покой архиепископа Булгариса Никифор Теотокис был посвящен в сан архиепископа Словенского и Херсонского (1779 г).

Можно предположить, что в Херсоне встречались Булгарис, Теотокис и капитан первого ранга (будущий адмирал) Фёдор Ушаков, освободивший Корфу в 1799 году от французских оккупантов. Никифор Теотокис после Херсонской епархии стал архиепископом Астраханским и закончил своё духовное служение игуменом Свято-Данилова монастыря в Москве, где упокоился в 1800 году. В 2005 году на месте, где в Свято-Даниловом монастыре был захоронен Н. Теотокис возведён мраморный белый крест, а в 2007 году, когда в монастыре находились мощи Святителя Спиридона Тримифунтского, церковным археологам и монахам открылись и честные останки архиепископа Никифора Теотокиса. Братия и настоятель Свято-Данилова монастыря в Москве свято чтят память Никифора Теотокиса. Места, связанные с жизнью и служением в церкви двух великих подвижников веры, двух русских архиепископов, двух керкирцев вы и сегодня можете посетить на островах.

Конечно, это храмы острова — храм Спиридона Тримифунтского, где они молились перед мощами великого святого, это храм Иоанна Предтечи, где молился и служил Никифор Теотокис, где находится его прижизненный портрет, где неоднократно был на службе адмирал Ушаков и где упокоен его верный помощник капитан-лейтенант Савицкий, умерший от чумы в 1799 году. Надгробная плита Савицкого находится в пределах церкви.

… Конец XVIII века. Греция остаётся под игом Османской империи. И лишь небольшая её часть — Ионические острова — принадлежат Венецианской Республике. Но вот Венеция пала под ударом Французской Директории, и Ионические острова в одночасье превратились в три французских провинции.

Вначале у островных жителей были надежды, что лозунги французской революции: Свобода. Равенство. Братство — воплотятся и на их территории. Но Франция через Директорию шла к Наполеоновской империи. Свои заморские территории она обкладывала большими налогами, греческий язык продолжал быть в опале, православная Вера была чужда занявшим острова войскам, нередко она вызывала насмешки и иронию, ибо в то время большинство французских солдат были ярыми безбожниками. Всё это больно задевало чувства островных греков. От кого ждать помощи?

Материковая Греция страдала, боролась, восставала, терпела поражения. Время её освобождения не пришло. Европа в ужасе цепенела перед напористым и агрессивным Наполеоном Бонапартом.

Оставалась единоверная Россия, куда с Ионических островов тянулись тысячи духовных и деловых нитей. Многие из островитян учились в Корпусе чуже земных единоверцев, специальном военном учебном заведении для православных из Греции, Сербии, Болгарии, Хорватии, Румынии. Большинство будущих офицеров в учебном заведении были греки. Кроме того, большой толчок этим связям дали русско-турецкие войны (1768 — 1774 гг.) и (1788 — 1791 гг.), когда многие греки добровольцами приходили на русские военные корабли, были на них боцманами, штурманами, артиллеристами, дослуживались и до старших офицеров и даже капитанов — командиров кораблей.

В конце XVIII века история развернулась таким образом, что во главе Союзной эскадры, направленной коалицией государств против войск Французской Директории, расположившихся на Ионических островах, стал прославленный вице- адмирал Фёдор Ушаков. В фактическую коалицию входили; Англия, Австро- Венгрия, Неаполитанское королевство, Турция и Россия.

Русский флот, совместно с турецким, вышел в сентябре 1798 г. к Ионическим островам, чтобы освободить их от французов. Императорская Россия не ставила своей задачей присоединение этих островов к империи. Вопрос их будущего должен был решаться после их освобождения. Творцом этого будущего и стал вице-адмирал Ушаков, самый победоносный русский адмирал, не раз водивший свои корабли из Кронштадта в Средиземное море (1776, (1781), участвовавший в первой русско- турецкой войне (1770 — 1774 гг.), одержавший блестящие победы в 1778 — 1791 гг. на Чёрном море при Фиодониси, Керчи, Тендре и разбившем вдребезги турецкий флот при мысе Калиакрии (31 июня 1791 г.).

В конце XVIII века он и стал командующим объединённой русско-турецкой эскадры. Турки его уважали, и со времени Калиакрии авторитет его был непоколебим.

Но Ушаков отнюдь не военной силой хотел освободить неплохо укреплённые французами Ионические острова. В России всё чаще и чаще слышалась греческая речь, целые колонии греков были в Москве, С.-Петербурге, южных городах. Греки служили в церквях, вели торговлю, занимались ремесленничеством, находились на дипломатической службе, служили на русском флоте.

Греки входили в состав экспедиции Ушакова. То были боевые капитаны: капитаны 1-го ранга командир флагмана «Святой Павел» Евстафий Сарандинаки, командир корабля «Богоявление Господне» Антон Алексиано. капитан-лейтенант Христофер Клопакис, лейтенант Егор Метакса (любимый адъютант Ушакова) и др.

Отправляясь на острова, Ушаков обратился к Патриарху Константинопольскому с просьбой отправить послание островным грекам для поддержки экспедиции Ушакова. Патриарх Георгий V такое послание отправил.

Ушаков же знал по многим сведениям, что на островах многие греки служили на русской службе, многие готовятся с оружием в руках выступить против оккупантов в поддержку русской эскадры.

Так на острове Закинф в 70-х годах две тысячи человек во главе с графом В. Макрисом участвовали в морской экспедиции Алексея Орлова. Они выбросили ещё в 1797 году русский флаг, обозначающий, желание прийти под покровительство России, а не французов. Закинфянам не откажешь в мужестве, ведь французы только что высадились на острове. На острове же Кефалония создали трёхтысячный отряд поддержки Ушакова под руководством графов Метаксов. Тридцать (!) офицеров русской службы были немалой организованной и взрывной силой. Среди них — лейтенант Антон Глезис, капитан-лейтенант Спиро Ричардопулос (штурмовал Измаил с Суворовым), майор Андрей Ричардопулос, лейтенант Лука Фокас и его братья. Д. Мочениго создал центр по обслуживанию и помощи русским кораблям.

На Корфу у России оказалось много сторонников во главе с графом Н. Булгарисом, организовавшим двухтясячное ополчение. Люди всех сословий были в соратниках и друзьях Ушакова — рядом с аристократами был демократ Григорий Платинос, Арматол, доброволец с материка А. Глезис, священник-трибун А. Дармарос.

Штурм островов начался. 1 (12) октября 1798 г. был взят остров Китира. Ф ранцузы почувствовали свою обречённость, когда им донесли, что вместе с утренней и вечерней молитвой священник зачитывал «Пригласительные письма» Ушакова. То есть приглашения поддержать русскую эскадру. Французы попытались арестовать священника, но крестьяне, вытащив из тайников ружья, сабли, корья, отогнали солдат и подняли русский флаг.

Пришла очередь Закинфа. Русская эскадра подошла к крепости, высадила десант. Несколько выстрелов, штурм — французы сдались, Русские войска встречены с необычайным торжеством и радостью. Их встречали возгласами: «Здравствуйте, православные».

Горячие головы заявили, что остров должен перейти под вечное покровительство России.

Ушаков сказал своё веское и ответственное слово: «Уважаемые обыватели! Благодарю за признательные слова, но больше всего за поддержку объединённой эскадры! Смею Вас заверить, что Россия здесь приобретений не ищет. По договору союзному мы лишь боремся против войск французских, незаконно свою власть установивших. Ваше управление будет установлено согласно желанию граждан! Будьте спокойны, рассудительны и дело своё исполните каждый на своём месте!» Этот принцип установить порядок на островах «согласно пожеланию граждан» Ушаков провёл в жизнь позднее, чем и заслужил вечное признание.

17 (28) октября под колокольный звон в Аргостолион вошли русские моряки Поскочина. 31 октября (11 ноября) корабли эскадры взяли остров Левкас.

Ушаков провёл всю эту операцию по освобождению островов блестяще. Провёл как военную, как освободительную, как операцию единения с греческим населением. Ведь каждую отдельную операцию он готовил тщательно. Вначале вёл разведку, получал сведения о наличии прорусских офицеров, настроении населения, об оппозиционных взглядах и выступлениях. Затем рассылал «Пригласительные письма», потом встречался с делегатами острова на своём мощном флагманском корабле «Святой Павел», дабы представители убедились в силе русского оружия. И после этого начинал высадку. Греки уже были готовы к восстанию и действиям против оккупантов.

Русская и турецкая эскадры сами представляли грозную силу, а тут ещё повстанцы. Французы не выдержали — участь Ионических островов была решена… Но не Корфу (Керкиры).

Корфу строилась как неприступная крепость. её башни, форты, стены могли выдержать любую длительную осаду и могли покориться и пасть только гением выдающегося военачальника. Уважаемые посетители острова, туристы, паломники Керкиры. обратите внимание на мощные подъемные арки, которые подпирают эти степы, на многоступенчатые оборонные кольца внутри крепости, на глубокие и непроходимые рвы на множество бойниц для пушек, и вы зримо сможете представить всю неприступность крепости в то, да и сегодняшнее, время.

Ушаков же с самого начала экспедиции знал, что «главным пунктом его предприятия» является Корфу. Знал он и то, что в военной практике крепости с моря не стерегутся. Поэтому с самого начала начинал готовить штурм с двух сторон — с моря и суши.

… Наступила дождливая с влажными утренними туманами осень 1798 года. Французы были спокойны. За такими крепостными стенами им был не страшен никакой враг. Как известно, крепости с моря не берутся, а с суши такой толщины стены не сможет преодолеть никакая армия.

Единственно, что беспокоило коменданта крепости генерала Шабо, недоброжелательство местного греческого населения. По данным разведки оно целиком было настроено в поддержку русской эскадры адмирала Ушакова. Ушаков же прерывает все коммуникации вокруг Корфу. 24 октября корабль «Богоявление» занял северный пролив у острова, другие корабли южный. Началась блокада. Однако войск для штурма у Ушакова не хватало. Не было у него и осадной артиллерии. Но адмирал никогда не отказывался от поставленной задачи, он искал её решения. Он стягивал корабли и высаживал войска на Корфу. Как и на всех островах, здесь русских ждали. По всему острову было готово греческое ополчение. Оно помогало создать позиции для русских батарей у деревни Баницы и Торицы. Ушаков приказал возводить позиции тайно, ночью. Но греки с рвением, желая быстрее выполнить работу, закончили её быстро и помогли втащить русские пушки. Другую батарею установили у деревни Мандуки. Генерал Шабо понимал, что русские ядра не дадут спокойствия гарнизону: будут жертвы и постоянный страх. Он приказал атаковать батареи. Первую его солдаты захватили, а греческого инженера Маркати, помогавшего возводить, расстреляли. Вторую — у деревни Мандуки русские гренадеры, греческие повстанцы и албанские пехотинцы захватить не дали. Французы ретировались в крепость, на другой день русские моряки отбили и восстановили и первую батарею. Огонь с них и кораблей вёлся по крепости почти весь световой день. Генерал Шабо был мрачен, он понимал, что долго выдержать артиллерийский огонь крепость всё-таки не сможет. Правда он не знал, что у Ушакова заканчиваются припасы пороха и зарядов.

Осень была штормовая. Зима наступила холодная. Паруса намокали, тяжелели. Не хватало не только пороху. Не хватало продовольствия. И бывали дни когда выдавали на день два сухаря, обещая в будущем накормить досыта. Осада затягивалась. Начались болезни моряков, среди турецких союзников поднялся ропот. Ушаков же днём и ночью искал выход по завершению операции, потому что такую крепость можно было взять только силой военного гения, храбростью и героизмом воинов, и мужественной поддержкой всего населения острова. Адмирал нашёл ключ от корфской крепости — это был расположенный напротив её укреплённый остров Видо.

18 февраля 1799 года кораблям был отдан приказ — поднять якоря, выстроиться дугой вокруг острова и открыть огонь по южной и северной батарее Видо. Те вначале бойко отвечали, но потом захлебнулись под шквалом корабельных артиллерийских залпов. Высадились десанты. Проходы были разведаны заранее, лёгкие перекидные мостики перекидывались через заграждения, лестницы приставлялись к скалам и укреплениям. По ним карабкались солдаты. Баграми растаскивали завалы из кустов и деревьев. Один за другим над укреплениями французов поднимались русские флаги. Победа приближалась. А у Мандуки и Банницы тоже кипело. Ядра били по укреплённому перед крепостью форту. Пошли в атаку русские гренадеры. Лестницы со всех сторон частоколом окружили каменные стены форта. Раздался взрыв тайного подземного хода, подведённого русскими. Французы бежали в крепость.

Вы можете увидеть пушки Ушакова оставленные жителям острова — одну у деревни Палеокострица, другие у места так и названое «Канони», т. е. орудия. А на Видо в это время всё кончилось. На последней батарее взвился русский флаг. Французы бежали сдаваться русским, потому что турки давали за пленного несколько монет, но чтобы ускорить их получение турецкие солдаты отрезали головы и несли к оплате. Русские вывернули все карманы, чтобы освободить пленников. Ушаков развернул корабли и приказал им стрелять по крепости. К вечеру всё стихло. Ясно, что с утра будет штурм. Но показалась шлюпка под белым флагом, и французы предложили перемирие. Ушаков послал письмо, в котором предложил, чтобы не было напрасных жертв, капитуляцию.20 февраля на корабле «Святой Павел» вице-адмирал Ушаков, турецкий капитан Кадыр-Бей, комиссар французской директории Дюбу, а главнокомандующий французских войск генерал Шабо подписали статьи о сдаче острова. Русские войска вошли в город. Ушаков отправился в церковь Спиридона Тримифунтского отслужить благодарственный молебен. Ушакову за взятие Корфу Павел I присвоил полное звание адмирала, а великий Суворов прислал поздравительное письмо в котором высказал сожаление»: Зачем я не был при Корфу хотя бы мичманом? «И далее воскликнул: «Ура! Русскому флоту!» Да это была блестящая победа!

И дальше, после освобождения совершилось замечательное событие, историческое значение которого осознали позднее. Вначале Ушаков, как освободитель островов, их «управитель» всячески способствовал созданию местного самоупрвления. Затем активно включился вместе с местными гражданами в дело организации центрального управления островами и в разработку знаменитого «Временного плана» — конституции первого греческого государства после 300 лет порабощения Греции Османской империи и которая продолжала находиться в то время под игом турецкого султана. Ионическая республика, — Республика Семи Островов, — была как бы предвестником освобождения всей Греции. В мае 1799 года на островах состоялись выборы в сенат, который и приступил к выработке фактической конституции — «Временный план об учреждении правления» Республики семи островов. Ушаков всячески этому способствовал, помогал. Он хотел примирить враждующие стороны (аристократов и «второклассных», простой народ). И это ему удалось. На островах установился мир, создавалось самостоятельное автономное греческое государство, восстановился православный епископат, был введён греческий язык, и даже была создана небольшая армия,

Это порождало надежды; рост самосознания и у островных греков, и населения балканской Греции. Ушаков стал одним из зачинателей внешней политики по отношению к Греции. Он всё время подчёркивал, что Россия «выгод для себя на островах не ищет». Россия и Греция, Греческая Ионическая республика — Семи островов — православные союзники. Ушаков в греках видел естественных единоверных союзников и друзей. Недаром Греки и русские матросы приветствовали друг друга: «Здравствуйте, православные!»

Ушаков нашёл общий язык с негоциантами, моряками, священством, многими аристократами, простыми людьми. Всё это позволило создать на островах атмосферу доверия и дружелюбия. Адмирал вместе со своими офицерами постоянно посещал церковь. Вот, что по этому поводу писал в 1799 — 1800 гг. греческий купец Никос Пасхалис своему другу в Венецию: «Поистине Благословение Божие, что здесь находится адмирал Ушаков, христианин и прекрасный человек. Поразительное благочестие Ушакова, как впрочем и других русских и генерала Волконского. Невероятно, но каждое воскресенье все солдаты желают посещать Божественную Литургию, для них выделено шесть церквей. Точно так же он с остальными русскими ходит на обедню к Святителю Спиридону каждое воскресенье».

Ушаков действительно был глубоко православный человек. Через несколько дней после освобождения острова была Пасха. В эту ночь Ушаков пришёл в храм, шёл со всем крестным ходом и нёс с благословением со своими капитанами мощи Спиридона Тримифунтского, святого, перед которым он преклонялся и очень любил.

Войска Ушакова, его эскадра продолжали освобождать и южные земли Италии (в северных районах громил наполеоновских соратников Александр Суворов). Отряд моряков и солдат Ушакова под командованием капитан-лейтенанта Белли, высадился в итальянском Бриндизи (Бари), вышиб оттуда французов, совершил молебен у мощей святителя Николая в Бари. А затем сделал невероятный по скорости переход к Неаполю, приняв участие в его штурме… (Летом, один раз в неделю, в среду-четверг вечером, православные люди специальным паромом могут совершить паломническую поездку в г. Бари (Италия), где в четверг у мощей святителя Николая Мирликийского совершается Литургия и молебен).

Однако, в 1800 году ситуация в мире изменилась, и русские военные силы были отозваны Павлом I из Италии… Ушаков на своём флагмане «Святой Павел» отбыл с Корфу. Жители Республики Семи островов провожали его со слезами на глазах. Ушаков полюбил греков и они сторицей платили ему.

Сенат острова Корфу назвал адмирала «Освободителем и отцом своим». В обращении Сената говорилось: «Адмирал Ушаков, освободя сия острова геройственной своей рукою, учредив отеческим своим благорасположением соединение их, образовав нынешнее временное правление, обратил, яко знаменитый освободитель всё своё попечение на пользу и благоденствие искупленных им народов». На золотом, осыпанном алмазами мече, поднесённом ему. была надпись: «Остров Корфу — адмиралу Ушакову». На золотой медали от жителей острова Итака — «Фёдору Ушакову, российских морских сил главному начальнику, мужественному освободителю Итаки». Столь же возвышенными были награды других островов.

Ушаков возвратился в Россию, где закончил свою жизнь в Темниковском уезде Тамбовской губернии, посвятив её молитвам в Санаксарском монастыре (ныне Мордовия), милосердию и благотворительности, раздав свое имущество и капитал Церкви, родным, солдатам 1812 года, отставным морякам, бедным, нищим, «сирым и убогим».

Русская Православная церковь, внимательно изучив подвижнические труды адмирала в служении Отечеству, благочестивую жизнь, праведность, милосердие и самоотверженный подвиг благотворительности, прославила Фёдора Ушакова, причислив его к лику святых (сначала местночтимого). Прославление проходило в месте его упокоения, в Санаксарском монастыре, в 2001 году. В 2004 году Архиерейский Собор Русской Православной церкви причислил к лику общецерковных Святых Праведного воина Феодора Ушакова. Все поместные православные церкви нынче почитают его, как общего православного Святого. Отмечая его христианские заслуги, великий пример его воинской доблести и христианского благочестия, наша церковь не могла не учесть подвиг «архистратига непобедимого» Фёдора Ушакова в создании православного греческого государства. И в службе, проводимой во дни его памяти говорится «о благоверном воине Феодоре (Ушакове), на островах Керкирских изгнавшем безбожие, и истинное правоверие на Керкире паки утверждаеши…»

Таким образом, роль адмирала Фёдора Ушакова в освобождении Ионических островов и создании свободного греческого государства, как бы прообраза будущей освобождённой Греции, бесспорна. Поэтому руководство Керкиры, её церковная власть, вместе с русской православной церковью, с энтузиастами из фонда «Русский предприниматель, другими структурами и организациями, решили установить памятник адмиралу и его подвигу. В 2002 году во время «Ушаковской недели» на Керкире и произошло знаменательное событие. Недалеко от небольшой улицы Ушакова, рядом с неприступной крепостью у крепостной стены, был воздвигнут памятный мемориал адмиралу Фёдору Ушакову. Мэр города, посол Российской Федерации, скульптор Виктор Айдинов (сын России и Греции) сказали, как и другие выступающие, слова об этом важном событии. Архиепископ Саранский и Мордовский Варсонофий совершил молитву и освятил памятник. Я положил возле изображения книгу «Адмирал Ушаков», над которой работал более тридцати лет и которая, выдержав несколько изданий, каждый раз пополнялась новыми фактами, сведениями, помогая понять истинную святость и праведность великого святого и праведного воина России, фактами российско-греческих связей. Троекратный салют моряков-черноморцев с десантного судна «Ямал» знаменовал, что отныне памятник Ушакову возведён не только в С-Петербурге, Москве, Севастополе, Рыбинске, Санаксарах, но и здесь, на Керкире в Греции. С 2002 года ежегодно осенью на Керкире проходят Ушаковские дни. Многие их участники, а также туристы проходят по улицам города вместе с отрядом моряков, греческими друзьями, руководителями города, российскими дипломатами, священниками из России и островов, вслед за знамёнами наших стран, иконой Фёдора Ушакова с частицей мощей и двумя оркестрами греческих музыкантов и моряков Черноморского флота.

… После совместной службы в храме Святителя Спиридона процессия выходит на центральную красивейшую городскую площадь и, повернув направо, останавливается у памятника великого сына греческого народа, верного друга России, керкирянина (?), Каподистрии. Тут начинается официальный митинг, на нём выступают руководители города и российские делегации, военные и видные представители двух стран.

Почему у памятника этому политическому деятелю? Потому что он как никто другой символизировал общность судеб наших народов, именно он был виднейшей политической фигурой в России, защищавшей её интересы на международной арене, бывший министром иностранных дел при Александре I в посленаполеоновское время. Он же и стал в 1827 году первым Президентом освободившейся от турецкого ига Греции. Каподистрия был убит наёмными убийцами. В его память и стоит этот памятник. На острове есть и его музей.

Дни эти стали носить более широкий характер. Во время их проведения стал проходить фестиваль документальных фильмов, концерты российских артистов, презентация книг русских авторов, переведённых на греческий язык (Академика Е. Тарле доктора исторических наук В. Ганичева и др.). Традицией стала встреча теннисистов отряда космонавтов и спортсменов Керкиры. По инициативе фонда «Русский предприниматель» в эти дни проходят встречи предпринимателей и экономистов Греции и России, отсюда в 2005 году в дни поминовения Святого Сергия Радонежского был дан старт «Русской доктрине» — общественно мировоззренческому документу по осмыслению исторического пути России и её будущего.

… Керкира и Ионические острова всё больше и больше привлекают внимание русских туристов своей красотой, бирюзовым морем и историческим прошлым, которое в немалой степени связано с Россией.

Отправляясь на Керкиру, вы можете связаться с представителями фирмы «Конулас Травел» (К ANOULAS TRAVEL, тел. на Корфу — 302 661 081 970, 302 661 081 972).

Вместе с фондом «Русский предприниматель» и Центром духовного патриотического воспитания Фёдора Ушакова при Союзе писателей России фирма «Конулас гравел» участвует в сбережении и утверждении памяти Фёдора Ушакова на Керкире. Так на острове предполагается закладка часовни Святого Праведного Феодора Ушакова, прокладка «Ушаковского» туристического маршрута на островах.

http://www.voskres.ru/army/publicist/ganichev.htm


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru