Русская линия
Правая.Ru Владимир Лавров05.09.2007 

Учебник «История религий» учит духовному пониманию нашей истории

В учебнике «История религий» более всего заинтересованы регионы многонациональные и многоконфессиональные. В чисто русском регионе можно вполне преподавать ОПК — пожалуйста. Но, например, в Татарстане, где одна половина населения — мусульмане, а другая — православные, навязывать введение чисто религиозного учебника будет вызвать понятное неприятие и протест

Правая.Ру: Владимир Михайлович, вы являетесь одним из авторов учебника «История религий». Что это за учебник и почему он выходит только сейчас?

Владимир Лавров: О необходимости написания универсального, объемного и познавательного учебника по истории религий под редакцией серьезных ученых и специалистов говорилось очень долго, больше 10 лет. Но самих учебников написано не было. И вот сейчас этот учебник создан в Институте российской истории РАН. И, нужно сказать, создан он очень вовремя. В концепцию учебника заложена модель, по которой освещаются вероучения и история основных религий, распространенных на территории России, а не всех, которые существуют в мире. Этим мы экономим время и силы и без того перегруженных школьников. Основное внимание, естественно, уделяется истории и вероучению Православия. Но это не единственный раздел. Есть разделы учебника, посвященные католичеству, протестантизму, иудаизму, исламу и буддизму.

— А в процентном соотношении они как представлены?

— Наибольший раздел отдан Православию. Ни у кого из представителей основных конфессий здесь не возникло особых вопросов. Но я хочу сказать, что мы не высчитывали такое соотношение. Мы создавали раздел «Православие» из расчета, что это будет самый большой и, что немаловажно — первый раздел учебника. Это для нас принципиальная позиция, мировоззренческая. Сейчас вышел другой учебник — «Религии мира: история, культура и вероучения», под редакцией академика Чубарьяна, который написан с откровенно атеистических позиций. Более того, там раздел о Православии находится то ли на четвертом, то ли на пятом месте, зато на первых местах — разделы о брахманизме, иудаизме и так далее. Но для людей русских, православных Россия и Православие — на первом месте, и мы хотим, чтобы для наших учеников Православие было на первом месте. А вовсе не иудаизм (при всем уважении к иудаизму). Это исходит из того, что исторически Россия — православная страна и большинство людей, живущих в ней, причисляют себя к Русской Православной Церкви.

— Как создавался учебник? Как учитывались особенности каждой религии, когда писались соответствующие разделы?

— Когда создавался раздел об исламе — столь важном для нашей страны — мы пригласили ученого из Татарстана. Это их раздел — и он был выдержан очень хорошо. Для работы по иудаизму мы пригласили двух специалистов из Института востоковедения — двух интеллигентов-евреев и раздел получился очень интересный. Для работы над разделом «Буддизм» мы также привлекли ученого из Института востоковедения. Раздел по католичеству и протестантизму написали ученые из Свято-Тихоновского богословского университета. Мы исходили из того, что нужно писать из уважения к друг другу, доброжелательно. И это удалось. И это, конечно, поможет тому, чтобы лучше узнать друг друга. Это поможет укреплению того, что раньше называлось «дружба народов» через знание. Потому что за каждой конфессией стоит великая культура и великая история.

— Сейчас очень много говорится о реальных проблемах введения предмета «Основы православной культуры» в наших школах, из-за чего сам курс ОПК претерпевает немало атак как «справа», так и «слева». Поэтому возникает такой вопрос: не противопоставлен ли новый учебник «История религий» курсу «Основ православной культуры» в качестве некоей заменяющей «альтернативы»?

— Нет, конечно. В концепцию учебника «История религий» вошло понимание, что, прежде всего это — светский учебник. Но при этом он не противопоставлен ОПК. «Основы православной культуры» — это религиозный учебник, наш учебник — светский. Мы исходили из того, что он должен быть не открыто религиозным, но и не открыто атеистическим. Нам нужно было пройти по очень трудной грани. И в целом это удалось, хотя нужно признать, что предисловие к «Истории религий» — материалистическое.

— Интересно, почему?

— Потому что ответственный редактор учебника — директор института российской истории Андрей Николаевич Сахаров является материалистом. Но из четырех авторов основного раздела по православию три автора — православные верующие, в том числе ваш покорный слуга и два моих ученика.

— На какую аудиторию рассчитан учебник?

— Адресатом учебника являются 10−11 классы средней школы. Курс учебника рассчитан на 1 урок в неделю. Наш учебник хорошо проиллюстрирован, там есть много качественных цветных фотографий. При этом в учебнике излагается очень многое, поэтому нам пришлось изначальный объем даже ограничивать. Но при этом мы даем в учебнике то, что просто нельзя не дать. Нельзя не дать Владимирскую икону Божией матери. Нельзя не дать Сергия Радонежского. Но от чего-то приходилось отказываться. И в этом мы применяли метод «узлов» А.И. Солженицына, примененный им в «Красном колесе». Естественно, особое место пришлось уделить «красному» 20 веку, о котором рассказывается во всех разделах. Все религии в нашей стране подверглись тяжелейшим репрессиям, в первую очередь — Православие. Естественно, много говорится в учебнике и о недавнем объединении Русской Православной Церкви с РПЦЗ.

— А когда этот учебник поступит в школы?

— С этого учебного года уже начинается преподавание по нашему учебнику. Но мы столкнулись с новыми проблемами. Если раньше самой большой проблемой было само написание такого учебника, то сейчас встает и другая проблема — проблема соответствующих учителей. Почему так долго учебника не было? Потому что не было специалистов, хотя понимание нужности учебника была. А людей не было. И вот сейчас, когда учебник написан, возникает вопрос: кто будет преподавать «Историю религий»? Ведь раньше не было такой дисциплины. Пока предполагается, что этими учителями должны быть учителя истории. Но не обязательно именно они. И об этом я часто говорю при обсуждении проблемы. К примеру, я долгие годы езжу в паломнические поездки. И их проводит не историк, а преподаватель немецкого языка. Но лучшего человека, который проводит такие поездки, я еще не встречал. Не так важно, какой предмет преподает преподаватель. Если он интересуется историей религии, то он может преподавать этот предмет и даже может это делать лучше, чем преподаватель истории. Хотя преподавателям истории, эта тема, безусловно, ближе. Но ведь есть еще один немаловажный момент. Многие преподаватели истории у нас по старинке «без пяти минуты члены КПСС», атеисты, местами даже воинствующие атеисты. Здесь есть проблема. Но потихонечку начинать ее решать все равно нужно. В связи с проблемой учителей встает и другая проблема. Каким должен быть новый курс — факультативным или обязательным? Эта проблема неоднократно обсуждалась, в том числе и в Министерстве образования. Русская Православная Церковь, например, предлагает сделать этот курс обязательным. Но как историк, я уверен, что этот курс должен быть факультативным. Дело в том, что мы уже имеем дореволюционный опыт преподавания Закона Божьего и нужно признать, что этот опыт — неудачный. Была обязаловка, учеников принудительно заставляли учить молитвы и результат был отрицательным. Так зачем же наступать на те же грабли? Все мы хорошо помним, как мы изучали литературу в школе. Помню, как в одной школе у меня была замечательная учительница по литературе. А в другой школе была такая учительница, что она привила мне отвращение на прекрасные произведения нашей литературы на годы и десятилетия. Потом я заново их «открывал» через много лет и поражался, какие это были замечательные произведения и как мы их неправильно «проходили». Поэтому к обязательному преподаванию мы сейчас не готовы. А факультатив в каждой школе — это вполне реально и к этому нужно стремиться. Хочет ученик изучать историю религий — пожалуйста. А насильно тянуть — это значит наверняка добиться отрицательного результата.

— Чему уделяется особое внимание в учебнике?

— Русской истории. Но русской истории в духовно-нравственном измерении, а не просто как простому объективистскому изложению фактов. Мы же учим смотреть не на сами факты, а на духовные причины событий и задаем вопрос: почему люди поступили так или иначе? Что их побуждало, насколько глубоко они были верующими, какие были мотивы их поступков. И, наконец, мы даем духовно-нравственную оценку фактов, духовные причины следствия всех исторических событий, включая самые крупные. Например, почему произошла Великая октябрьская социалистическая революция? Это духовный взгляд на нашу историю — как раз то, что не хватает обычных школьных курсах по истории. Это будет очень полезно для учеников.

— Как долго делался учебник?

— Он был сделан достаточно быстро. И мы очень быстро созрели к его написанию. Было и соответствующее финансирование.

— А кто финансировал, если не секрет?

— Издательство «Русское слово».

— На какие регионы рассчитан учебник?

— В первую очередь в нем более всего заинтересованы регионы многонациональные и многоконфессиональные. В чисто русском регионе можно вполне преподавать ОПК — пожалуйста. Но, например, в Татарстане, где одна половина населения — мусульмане, а другая — православные, навязывать введение религиозного учебника будет вызвать понятное неприятие и протест. А наш учебник, где есть и Православие и ислам, этого позволяет избежать. Мы недавно проводили круглый стол в Казани, нам там так и сказали: «Мы готовы изучать Православие, но только в том случае, если ислам будет занимать в учебнике достойное место». Мне кажется, этот разумный подход. Такой учебник нужен и в Москве. Согласно последней переписи населения в Москве живет миллион чеченцев, миллион азербайджанцев, сотни тысяч евреев. Им ведь тоже хочется встретить что-то доброжелательное в учебнике о своей вере. Причем отмечу вот еще какой момент. Потребность в таких учебниках в ряде регионов настолько велика, что там в школах уже началось стихийное изучение истории религий, особенно ислама. И непонятно — кто именно этим занимается, что за люди? И как проконтролировать этот процесс? А наш учебник дает хорошую возможность представить себе, что именно будет изучаться.

— Как в вашем учебнике обойдены острые углы? Ведь в истории религий известны примеры столкновения религий — столкновения иудеев и христиан, с другой стороны — войны христиан с исламом. Или же учебник целиком посвящен истории нашей страны?

— В первую очередь учебник посвящен истории России, хотя и всемирная история там тоже освещается. Но и в нашей истории есть много острых моментов, например, татаро-монгольское иго. Наша задача была — написать нравственно, продумывая каждое слово, чтобы лишний раз не обидеть. Сказать, но при этом не разжечь пожар. Ведь взять то же татаро-монгольское иго. Оно ведь поначалу было языческим. Но при этом оно было в достаточной степени терпимым к Православию. Да, татары могли, например, сжечь храм, но с другой стороны, позволили создать в Орде православную епархию. А потом один из наследников Орды принял православную веру — и это очевидные факты. Но сложности редактирования были и по другим конфессиям. Скажем, автор раздела о католичестве, ну никак не хотел писать об инквизиции. А как дать историю католической церкви без упоминания об инквизиции? Пришлось сведения об инквизиции добавить уже редакторам. Главное — все авторы понимали, что все это нужно. И умели идти навстречу, в результате чего сложилась очень доброжелательная атмосфера.

— На Ваш взгляд, каковы перспективы нового учебника?

— Учебник «История религий» будет немного меняться, в частности — по регионам. Региональная компонента будет обязательно учитываться. В регионах с преобладающим русским населением большее внимание будет уделяться разделу о Православии, в регионах, где много мусульман — исламу. В регионе, где живет много старообрядцев — добавляется раздел по старообрядчеству, например — в Брянской области. И чадам Русской Православной Церкви это тоже будет полезным чтением. Когда лучше узнаешь другого, лучше понимаешь его, тогда оказывается, что человек, исповедующий иную веру — достойный, и с ним можно разговаривать, что-то спорить, что-то обсуждать. И тогда начинается уже серьезный разговор. Вот к этому мы стремились. Нам важно, чтобы на этот факультатив приходили дети, интересующиеся, которые не могли бы просто «сделать» свой выбор, но которые могли бы только интересоваться, сомневаться, тяготеть к какой-либо конфессии. А потом уже подойти к своему выбору, если он необходим, узнав больше о культуре и истории каждой из основных конфессий России.

С заместителем директора Института российской истории РАН и руководителем Центра истории религии и церкви, Владимиром Лавровым беседовал Илья Бражников

http://www.pravaya.ru/expertopinion/393/13 425


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru