Русская линия
Радонеж Сергей Худиев04.09.2007 

«Вспоминая Беслан»

Сейчас, по прошествии нескольких лет, становится яснее, какие уроки можно извлечь из бесланской трагедии. Первый — это то, что террористам нельзя уступать. Ведь до Беслана был Буденновск, когда террористы захватили больницу с родильным отделением, и власти, желая спасти людей, пошли на уступки, выполнили их требования. Это привело к тому, что террористы убедились в том, что их метод — захват в заложники случайных и невинных гражданских лиц, в том числе детей — работает. Это эффективно, этим можно добиться поставленных целей. Именно этот успешный опыт привел к Беслану. Уступки террористам только поощряют их к более масштабным и более жестоким террористическим актам. Второй — то, что террористов поощряет то «понимание», которое им высказывали до Беслана, после Буденновска и Норд-Оста некоторые люди и у нас, и на Западе. «Доведенные до отчаяния люди делают отчаянные вещи». Террористы работают на аудиторию, им важно, чтобы общее негодование пало не на них, а на их противников, на государство, которое «довело» несчастных «борцов за свободу» до таких эксцессов, а потом еще не захотело спасти жизни заложников, исполнив их требования. Медиа-резонанс — важная часть террористической тактики, и адвокаты терроризма в СМИ, сознают они это или нет, пособники террористов. Можно иметь разные мнения о воине, который сражается с другими воинами — в русской традиции, в русской литературе всегда присутствовало определенное уважение к противнику. Но нельзя иметь разных мнений о террористе, который захватывает, истязает и наконец убивает заложников — особенно детей. Третье — это то, что, как теперь это ясно, независимость Чечни, которой от России гневно требовали многие и внутри страны, и из-за ее пределов, означала бы передачу Чечни не некому абстрактному «свободолюбивому чеченскому народу», а вполне конкретному Басаеву. Басаев же не скрывал — его интервью об этом можно найти, например, на сайте ВВС — что вовсе не собирается строить в Чечне мирной и свободной жизни, а собирается использовать ее для дальнейшего наступления на Россию. Попытка любой ценой избежать кровопролития не могла привести ни к чему, кроме еще более масштабного кровопролития; выполнение требований, которые, казалось бы, продиктованы состраданием к чеченскому народу, не привело бы ни к чему, кроме еще больших жертв среди этого самого народа, который Басаев — и его союзники из мирового исламского терроризма — использовали бы в качестве пушечного мяса для дальнейшей, как он выражался, «деколонизации народов России».

Еще один вывод, который надо сделать, касается определенного ментального вируса, который поражает часть нашей интеллигенции — это вирус враждебности к собственному государству. У британцев есть такая поговорка — My сountry, right or wrong, «Моя страна, права она или нет». Этот лозунг нерассуждающего патриотизма, конечно, более чем уязвим с моральной точки зрения. Страна, то есть, те, кто выступают от ее имени, ее политическое и военное руководство, могут быть очень неправы. Было бы крайне глупо верить в безгрешность правителей какой-либо страны — в том числе своей собственной. Однако русский интеллигент часто страдает этическим расстройством, прямо противоположным расстройству британского джингоиста; он склонен полагать свою страну всегда и во всем неправой, и в любом столкновении России с кем бы то ни было занимать сторону противников России. Как будто в мире нет ничего хуже государства Российского.

И вот Беслан показывает, насколько эта картина мира фальшива. Жертвы басаевцев, дети и взрослые, были подобраны, в общем-то, случайно. Просто граждане России, до которых оказалось удобно добраться. Они бы с радостью добрались до Вас и до Вашего ребенка. И есть одна сила, которая пока не дает им это сделать. И это не ООН, не ОБСЕ, не Freedom House и не Human Rights Watch. Это — уж какое есть — наше многогрешное государство российское. И надо признать, что воины, которые сражались с террористами и погибли, сражались и погибли за нас. Чтобы басаевцы не добрались до наших семей. И их тоже надо вспомнить с глубоким уважением и благодарностью.

Мы не можем исцелить раны Беслана — есть раны, которые может исцелить только Бог. Мы можем только извлечь некоторые уроки из того, что случилось — и нам следует это сделать.

http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=2392


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru