Русская линия
РадонежИеромонах Макарий (Маркиш)04.09.2007 

Рекомендациям быть, цензуре — нет

Мы живем в свободном обществе. Именно поэтому вопрос «Какой быть церковной литературе?» (П. Тихомиров, «Одигитрия», N9, 2007) обращен к нам, и нам надо на него ответить так, чтобы не было стыдно перед Господом и следующими поколениями.

Мы — это Церковь. Все вместе, миряне и священнослужители, молодые и старые, великороссы, украинцы, другие православные народы — Тело Христово. Но ответ наш лишь тогда принесет плоды, когда он будет созвучен с соборным голосом нашего священноначалия, епископата и Священного Синода Русской Православной Церкви. Поэтому уже сейчас, начиная разговор, надо прислушиваться к этому голосу, настраиваться на общий тон.

Ни в Основах Социальной концепции РПЦ, ни в документах церковных Соборов, ни в обращениях Святейшего Патриарха и других православных авторитетов мы не находим ни слова о желательности или возможности введения церковной цензуры. Напротив, неизменно подчеркивается личная ответственность авторов за свою работу: «…Всем, кто трудятся в этой сфере, следует не забывать об ответственности за всякое сказанное нами слово, тем более, когда это слово воспринимается как слово самой Церкви. При отсутствии какой-либо внешней цензуры те или иные спорные мнения не должны выдаваться за точку зрения всей Церкви…» (Обращение Святейшего Патриарха Алексия II к участникам Епархиального собрания 25 марта 2003 г.)

«В статье „Печатное слово и мамы римские“ автор предлагает устанавливать в православных книжных лавках витрины с изданиями, рекомендованными Священным Синодом,» — пишет П. Тихомиров и продолжает: «…Но идея цензурной структуры для современных церковных изданий, как мне кажется, имеет некоторые недостатки».

Разумеется, так оно и есть. И «некоторые недостатки» — слишком мягкая характеристика идеи церковной цензуры в современных условиях. Позволю себе процитировать свою статью, на которую откликается П. Тихомиров: «Прежде всего признаем, что церковной цензуры у нас нет и не будет. Митрополит Кирилл заметил по сходному поводу, что мы не позволим себе второй раз наступить на те же грабли… Но можно очень легко, „малой кровью“ и практически без затраты средств, внести минимальное изменение в книжную торговлю: потребовать наличия в каждой торговой точке, в храмах, в магазинах, на улицах, на выставках и пр., отдельной витрины с рекомендованными изданиями».

Я должен принять на себя вину в том, что в краткой газетной статье не прояснил с должной четкостью принципиальную разницу между цензурой и рекомендацией. Разница по существу та же, что между тюрьмой и гостиницей: в первой вас запирают и держат насильно, вторая предлагает вам гарантию безопасного ночлега. Цензура диктует вам, что читать, а что нет; рекомендация предлагает надежный совет от тех, кому у вас есть основания доверять, никак не ограничивая при этом нашу свободу.

Система рекомендаций давно и надежно действует в технической и учебной литературе. Свобода прессы позволяет каждому печатать практически любой вздор на любую тему — например, о физических принципах мироздания, о Боге и «библейских кодах», как это некогда сделал акад. В. Вейник — но чтобы твой опус получил рекомендацию в качестве учебника или хотя бы учебного пособия, академического звания уже недостаточно: нужны положительные отзывы специалистов. Что поделать, если маститый академик вышел далеко за рамки знакомого ему чугунолитейного дела… Но ведь никому не придет в голову назвать такой порядок «цензурой»!

Характерно, что система рекомендаций понемногу входит и в православную литературу. Когда мы ищем надежный источник по тому или иному серьезному вопросу, мы нередко обращаемся именно к учебным пособиям, рекомендованным для духовного образования: тщательный процесс рецензирования, которому, в отличие от всех прочих изданий, они подвергаются, служит для них некоей гарантией качества.

* * *

Тем самым главный вопрос П. Тихомирова — какой будет цензурная политика? — попросту снимается: нет цензуры, нет и цензурной политики. Вместо нее будет — мы надеемся — синодальный отдел, наделенный полномочиями рекомендовать читателям те или иные издания. Впрочем, Украинская Православная Церковь наверное будет и самостоятельно выдавать такие рекомендации.

Как будут действовать эти отделы, какие именно издания или направления станут они рекомендовать в той или иной области церковной жизни и литературы — об этом, очевидно, рассуждать смысла нет. Так, если наша задача состоит в строительстве поликлиники, мы не станем ломать себе голову над тем, какие средства будут прописывать врачи: тонизирующие или успокаивающие, слабительные или закрепительные… Надо полагать, люди получат то, что пойдет им на пользу смотря по их состоянию. Тому порукой наша вера во Единую Святую Соборную и Апостольскую Церковь, наше доверие Синоду и архиереям. Слово за ними.

http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=2391


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru