Русская линия
Церковный вестник Дмитрий Таланкин01.09.2007 

Для тех, кто уже «упакован»

Дмитрий Игоревич Таланкин (1960) — кинорежиссер, в багаже которого насчитывается не один фильм. Одна из самых известных его работ — экранизация романа Ф.М. Достоевского «Бесы», которую он снял вместе с отцом, кинорежиссером, сценаристом, народным артистом СССР Игорем Васильевичем Таланкиным. В настоящее время, параллельно с работой над новой картиной, Дмитрий Таланкин учится на первом курсе факультета дополнительного образования Свято-Тихоновского университета. Он рассказал нашему корреспонденту, как творческий поиск заставил его снова сесть за парту.

До поступления в Свято-Тихоновский университет я учился на режиссерском факультете ВГИКа и в Московской Консерватории. Почему я выбрал наш университет для получения третьего высшего образования?

Совсем недавно я, как композитор, закончил оперу о последнем дне жизни Марины Цветаевой, которую сейчас ставят в театре «Открытая сцена» студенты Российской академии театрального искусства (курс оперного режиссера Георгия Ансимова, сына священномученика Павла Ансимова). После этого я попробовал совместить обе мои профессии, режиссерскую и композиторскую, и стал работать над музыкой и сценарием к фильму о святых Петре и Февронии Муромских и современной молодежи. Мне показалось, что древнерусский текст монаха Эразма, автора «Повести о Петре и Февронии», очень красиво сочетается с набросками современной музыки. И я понял, что мне надо выучить церковнославянский язык более серьезно. Это был первый побудительный повод.

Годом раньше мне посчастливилось познакомиться с архиепископом Петропавловским и Камчатским Игнатием. По его инициативе и благословению меня пригласили делать телевизионную передачу о молодежи Камчатки. Это была программа, в которой молодежь честно и откровенно говорила о своих проблемах. Передача вызвала значительный резонанс. Тогда же я познакомился с представителем архиепископа Игнатия в Москве, от которого и узнал о возможности обучения в Свято-Тихоновском университете. После этого я попросил у владыки благословение на поступление.

Так я стал студентом первого курса по программе теологии на факультете дополнительного образования ПСТГУ. И понял, что именно этого мне и не хватало всю мою сознательную жизнь. Учеба свела мое свободное время даже не к нулю, а к какой-то «отрицательной» величине. Но, тем не менее, на мой взгляд, любому верующему светскому человеку, имеющему высшее образование, необходимо также образование духовное. Не мешало же в древности и многим святителям сочетание таких школ. Не помешает и нам, грешным.

В университете меня поразили мои сокурсники — люди, по большей части очень зрелые, сознательные, многие из них, выражаясь модным сленгом, хорошо «упакованы». И когда такие — «в полном порядке» — люди приходят в подобное учебное заведение, ты понимаешь, что пришли они сюда за самым главным — пришли, чтобы разобраться в себе, они решили, хотя это страшно звучит, глубже понять, что такое Бог и как себя в этой жизни вести, чтобы исполнить свое предназначение.

К сожалению, не всегда у православных существует возможность для общения друг с другом, в крайнем случае, о чем-то удается спросить у батюшки в храме. Здесь же с однокурсниками можно говорить на одном языке, обсуждать тонкие и сложные вещи и рассчитывать на понимание.

Кроме того, меня удивили педагоги. Многие из тех, с кем я встречался — подвижники, особенно меня потрясают среди них женщины, обремененные семьями и детьми. Я понимаю, что такое педагогика — сам десять лет преподавал и восемь лет был заведующим кафедрой и деканом одновременно. Они работают сверх меры. Наверное, за них крепко молятся, если они такое выдерживают… Они светятся. Они реально светятся. Я такое встречал только на Афоне у греческих архандаричных, которых специально отбирают — самых открытых людей, излучающих гостеприимство — там такая традиция.

Преподаватели создают особую атмосферу, в которой студентам приходится внутренне подтягиваться. Естественно, в Свято-Тихоновском университете ощущаешь себя совсем не так, как в других вузах. Стиль жизни у студентов более здоровый, чем у большинства молодежи. Сейчас подростки часто духовно взрослеют поздно, и я замечал, что многие родители отдают своих детей в наш университет в надежде на то, что они будут развиваться в нормальной среде.

Свято-Тихоновский университет опирается на опыт традиционного отечественного богословского образования. При этом преподаватели стараются развивать самостоятельное мышление студентов. Семинарские занятия часто превращаются в диспуты.

Я не говорю уже о том, что те области, которые непосредственно связаны, к примеру, со Священной историей и Священным Писанием, постигаются только вкупе с молитвой, а иначе восприятие закрыто и в тебе такие знания не остаются; в одно ухо входит, в другое выходит… Обычно наши студенты обращаются с молитвой к преподобному Сергию Радонежскому и праведному Иоанну Кронштадтскому, которых в отроческие годы затруднения в учебе сподобили научиться молитве.

В нашем университете отцу Владимиру Воробьеву удалось собрать такой коллектив, в котором люди работают в прямом смысле слова не за страх, а за совесть. На фоне общего упадка академической традиции, Свято-Тихоновский университет развивает совершенно другой уровень отношения к процессу обучения. С одной стороны, это вуз, возникший с нуля, а с другой, он по-настоящему укоренен в лучших традициях нашего духовного и гуманитарного образования.

Для меня очень важно, что небесным покровителем университета является святитель Тихон, Патриарх Московский и всея Руси. Господь сподобил меня участвовать в раскопках и обретении его мощей, и я верю, что в его лице все студенты и преподаватели нашего вуза имеют небесного молитвенника и заступника.

Беседовала Екатерина Иванова

http://www.tserkov.info/numbers/formation/?ID=2265


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru