Русская линия
Фонд стратегической культуры Аждар Куртов30.08.2007 

Вашингтон — пособник наркобизнеса в Афганистане

США любят преподносить себя как образец гуманистических ценностей, — именно ими вашингтонский Белый дом зачастую обосновывает свои внешнеполитические акции. А что на самом деле? Один лишь пример нынешнего Ирака показывает, как экспортируется «гуманизм» при помощи сапога американского оккупанта. И, прежде всего, это касается человеческой жизни. Со времени американского вторжения в Ирак весной 2003 года жизнь иракцев перестала вообще что-либо стоить. За всю историю этой древней земли, даже при деспотизме Вавилона и халифата, здесь никогда не гибло в мирное время столько людей, сколько гибнет сейчас.

И пример Ирака не единичен. Цинизм американской внешней политики во всей своей красе предстает в Афганистане. С осени 2001 года американцы и их союзники заняты «цивилизованным обустройством» этой страны. И что в итоге?! В итоге — невиданный расцвет наркоиндустрии.

Афганистан в условиях американской оккупации стал крупнейшим в мире производителем наркотиков опийной группы. Только что обнародованный специальный доклад Управления ООН по контролю за наркотиками и предупреждением преступлений (УНП ООН) приводит данные о том, что производство опиума в Афганистане достигло рекордного уровня и составило 93% от мирового изготовления этого наркотического средства.

Кто-то скажет, что афганские наркотики известны давно, и что, мол, не американцы повинны в распространении этой заразы. Однако это не так. Веками опиаты из Афганистана не были головной болью ни властей этой страны, ни их соседей. И только кровавая гражданская междоусобица в Афганистане, инспирированная и вскормленная американцами, надеявшимися подорвать советское влияние, способствовала тому, что спрос на опиум резко возрос, — опиум стал источником финансирования и закупок оружия противоборствующими сторонами и средством пополнения казны, осуществлявшей выплаты боевикам.

Скачок производства афганских наркотиков стал именно прямым следствием американской политики в регионе. В середине 90-х годов американцы с помощью пакистанских властей выпестовали движение талибов, рассчитывая «зачистить» при их помощи весь Средний Восток, а впоследствии и Южную Азию, но допустили при этом грубый просчет: талибы вышли из повиновения своим американским и пакистанским хозяевам и даже обратили против них от них же полученное оружие.

С 1996 года талибы стали завоевывать одну афганскую провинцию за другой. И без того отсталая экономика Афганистана после прихода к власти на большей части территории страны талибов оказалась окончательно подорванной. В результате темпы роста производства наркотиков резко взметнулись вверх. Если в середине 80-х годов в Афганистане ежегодно производилось около 50 тонн опиума, то в 1990 году — уже 600 тонн опиума. В 1996 году талибы увеличили площади под посевы наркосодержащих культур на треть, при этом уже тогда они контролировали более 96% территорий, где произрастал опийный мак. А только за 1999 год посевные площади опийного мака в занятой талибами части Афганистана увеличились с 64 до 90,5 тысячи гектаров. Талибы, по свидетельству очевидцев, взимали с наркомафии своеобразный налог в размере 10% от прибыли. Зачастую дехканам запрещали сеять хлеб и навязывали за плату разведение опийного мака. Одновременно совершенствовалась агрокультура этого растения. По некоторым данным, в Афганистане в 2000 году урожайность опийного мака составила 48 килограммов с гектара, что в 3−4 раза превышало аналогичные показатели Мьянмы — ближайшего конкурента афганских производителей на мировом рынке наркозелья.

К концу 90-х годов талибы вывели Афганистан в мировые лидеры по производству героина. До середины 90-х годов большая часть подпольных лабораторий по производству героина располагалась в пограничных с Афганистаном районах Пакистана, где их число достигало сотни. Победа талибов позволила передислоцировать их непосредственно в Афганистан, в основном, на юг страны. Афганские провинции Кандагар, Нангархар, Урузган и Гильменд лидировали и по площадям посевов опийного мака, и по производству наркотиков. Северный антиталибский альянс также не был безгрешным, но на его долю приходилось 3−4% от всего объема производства. Ахмад Шах Масуд, как и мулла Омар, издал декрет о запрете выращивания опийного мака, который также не выполнялся. На севере Афганистана центром производства наркотиков был город Файзабад. В целом в стране функционировало свыше 400 лабораторий по производству героина.

Современные методы переработки позволяют из 10 килограмм опия получить 1 килограмм чистого героина, которого достаточно для того, чтобы произвести примерно 200 тысяч наркоинъекций! Чтобы осознать степень опасности от поступления афганского героина на рынки Европы, можно привести цифры потенциального спроса на героин в Великобритании или Италии, где он равен примерно 8 тоннам в год. А потенциальные возможности Афганистана, в случае переработки всего опия, который будет получен в нынешнем 2007 году, составляют 820 тонн героина!

Талибы прекрасно освоили особенности мировой конъюнктуры торговли опиумом. Из-за падения цены на опиаты, а также из-за давления со стороны международного сообщества, 28 июля 2000 года лидер талибов мулла Омар издал декрет, вводивший запрет на культивирование в стране опийного мака. Формально все посевы мака должны были подлежать уничтожению. Однако на практике данный декрет не выполнялся. Талибы демонстративно уничтожили ряд посевов, причем зачастую маковые головки уничтожались уже после того, как с них был снят урожай опия.

У русских есть поговорка: «не было бы счастья, да несчастье помогло». В 2000 году Афганистан постигла засуха, в результате чего урожай опия оказался небольшим. Казалось бы, с разгромом талибов в результате антитеррористической операции и устранением Талибана от власти темпы прироста производства опия должны были упасть. Ничуть! Более того, в разгар проведения антитерористической операции — осенью 2001 года — опийный мак продолжали сеять в Афганистане повсеместно, в том числе в «освобожденных» американцами провинциях.

Правительство Карзая в январе 2002 года демонстративно запретило производство и распространение наркотиков. Новые власти в Кабуле пытались наладить пропаганду среди сельского населения страны. Одновременно были предприняты попытки подкрепить этот курс экономическими мерами: ЕС выделял миллионы долларов на выплаты в качестве компенсации тем дехканам, которые перейдут от посевов опийного мака к выращиванию других агрокультур. Предполагалось, что за каждый гектар, избавленный от посевов мака, его хозяин должен получить порядка 350 долларов. Однако помощь Европы оказалась малоэффективной. Во-первых, выделенных средств не хватало. Во-вторых, в течение 2002 года Афганистан шли интенсивные поставки гуманитарной помощи, в том числе зерна. Бесплатная пшеница вызвала резкое падение цен на зерно, выращенное афганскими аграриями, и многие из них снова вернулись к выращиванию опийного мака как высокоприбыльной агрокультуры, приносящей стабильный доход: доходы от выращивания мака в 38 раз выше, чем от выращивания зерновых. Стоимость выращенного на одном гектаре мака может составить около 16 тысяч долларов. За килограмм опия афганский дехканин может получить в десятки раз больше денег, чем за килограмм риса — культуры, которая требует большого ухода.

Антитеррористическая операция, проведенная Соединенными Штатами и их союзниками, не только не положила конец наркобизнесу в Афганистане, но, напротив, стимулировала этот преступный промысел. Наркотики по-прежнему выступают средством обогащения местных авторитетов, зачастую формально признающих власть правительства Карзая и использующих средства от наркоторговли для содержания собственных вооруженных формирований.

В Афганистане в 2007 году собран фантастический урожай опийного мака — 8200 тонн. Это на 34% больше, чем в 2006 году, когда объемы изготовления опиума составили 6100 тонн. С момента изгнания талибов из Кабула в 2001 году площадь посевов опийного мака в стране выросла с 8 тысяч гектаров до 193 тысяч гектаров. И это в стране, которая, по уверениям Вашингтона, контролируется американцами и союзным им правительством Хамида Карзая. Исполнительный директор УНП ООН Антонио Мариа Коста вынужден признать, что только одна афганская провинция Гильменд (где размещены войска основных союзников США — англичан) производит больше опиума, чем весь остальной Афганистан. В этой провинции под опиумные посевы используются 102,77 тысячи гектаров. Около 3,3 миллионов жителей Афганистана тем или иным образом вовлечены в производство опиума.

В недавнем прошлом в другой части света — в Панаме — генерал Норьега долгие годы получал жалованье от американских спецслужб. Затем вдруг сразу выяснилось, что генерал одновременно имел и другой источник дохода — наркоторговлю. Как знать, не постигнет ли участь Норьеги нынешнее афганское правительство. Цинизм внешней политики США, как известно, не знает границ…

http://www.fondsk.ru/article.php?id=924


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru