Русская линия
Фонд «Русская Цивилизация» Александр Елисеев30.08.2007 

Исторический фронт

Безусловно, надо представлять русских как древний народ, который имеет богатейший опыт государственного строительства. Это аксиома национализма — великая нация подтверждает свое величие устойчивостью национального развития, сохраняющегося на протяжении многих сотен и тысяч лет. И не удивительно, что национализм ищет себя в древности, этим он как бы указывает на свою соразмерность с вечностью. «Но вечен Рим, великий Рим». У всех народов патриоты нации тянут свою историю с древности — такова закономерность.

В свое время, занимаясь проблемой этрусков (самоназвание — росены), я был потрясен — как разные национально-исторические школы «тянут» к себя этот непонятный народ, как они яростно сражаются за сей «бесхозный этнос». (Историография этой борьбы отлично описана А. И. Немировским.) Все правильно, историк должен воспринимать себя как воин, не упускающий ни единого шанса «завоевать» для своей нации кусочек древности. Если о чем-то нельзя сказать ничего определенного (как об этнической принадлежности этрусков), то почему бы не предположить, что здесь каким-то образом внесли свой исторический вклад твои героические предки?

Но только русские «правдорубы» морщат носы, говоря — мы большие, мы великие, зачем нам это? И вот, сейчас не такие уж мы и «большие-великие», но все равно — повторяем одно и то же, царственным жестом отказываясь от битвы за собственную древность.

Тут, конечно, есть опасность перегнуть палку и начать приписывать себе историю других народов, что выглядит нелепо и только дискредитирует благое начинание. Считать, что русские основали Рим или Египет — это действительно смешно. Есть ведь гораздо более правильный подход — считать, что свое государство в Восточной Европе мы создали не в 9−10 вв. н. э., а гораздо раньше. И здесь неоценим вклад академика Б. А. Рыбаков, считавшего, что еще в середине 1 тыс. до н. э. славяне создали мощное государство в Приднепровье — державу сколотов. Вот это уже вполне логично. Зачем нам покушаться на историю других народов, когда у нас она и так была — древнейшей?

Но и здесь встречается большое непонимание. Даже и самые искренние патриоты порой недоумевают, зачем же нам искать себя в глубокой древности? Дескать, это антинаучно, не так все было, да зачем нам, русским, опускаться до этого удревления? Да, это наша черта — искать в этом мире правду, истину, свет какой-то рафинированный. Но нет этого здесь, в нашей «вселенной борьбы» и не будет. Там, по ту сторону, нужно искать Истину, но эта Истина — нетварная, нездешняя, зовущая нас хоть как-то соответствовать своему идеалу.

Мы продолжаем искать здешнюю правду, разнося в прах и пепел «неправду» здешнего мира. В 1917 году эта манихейская тяга к «абсолютному свету» разнесла вдребезги многовековую империю. Стало больше правды? В 1991 году это же «праведное» обличение разнесло в прах то, что таким трудом восстанавливалось. И лучше ли стало науке? Да ее раскромсали, отвесив солидный кусок Западу, куда устремились многие «правдорубы», ученые, внезапно ставшие ненужными своей стране.

Теперь вот тоже — ищут правды. Ищут уже и патриотические любители «объективности». Все то им не то. Академик Рыбаков — плох, он дескать — сказочник. Но ведь история никогда не была и не будет никакой наукой типа физики. Ибо это — политика, опрокинутая в прошлое. И все зависит от того, каких политических взглядов придерживается историк. Рыбаков — это умница, он наш гений. Возьмешь в руки любую его монографию — а это увесистый труд, где куча фактов, догадок, карт, схем и и т. д. Чего стоит самая ранняя, толстенная монография «Ремесла Древней Руси», где так подробно, так тщательно разбираются проблемы развития нашей материальной культуры! И везде, во всех его книгах, пишется о русских с любовью, в отличие от многочисленных «норманистов», от разного рода суперскептиков. Вот вам — и наука, и миф (сказка, которая, как известно, хоть и ложь, да в ней намек), диалектически сплетенные в одно — как некая «молитва» перед великим прошлым.

Вот так мы и проигрываем, все пытаясь найти истину в этом кипящем мире, который переплавляет все факты в огне противостояния. И этим пользуются наши враги. А истина в этом мире лишь одна — истинно лишь то, что отвечает интересам твоего народа.

Безусловно, все это вовсе не означает, что надо заниматься фальсификацией как таковой. Просто многие события древности крайне загадочны и невнятны. И они могут быть интерпретированы в пользу разных национально-исторических школ. Наверняка здесь сказать что-то невозможно в принципе. И любой выбор будет очень даже сомнительным с точки зрения голого рационализма. Правда и вымысел тут неизбежно окажутся соединенными в один Миф. Но можно сделать выбор в пользу Русского Мифа, а, можно, находясь в плену у «интеллигентского» скептицизма подпитывать чужой Миф — германский, романский и. д.

Показательно, что «объективисты» вольно или невольно выставляют русских, славян этаким абсолютным объектом, который подвержен разного рода влияниям, но сам мало на что влияет. Если, например, какое-либо славянское название похоже на иранское или кельтское, то его сразу же объявляют результатов внешнего влияния.

Читаешь — боги Хорс и Семаргл — не славянские, ибо соотносятся с иранскими словами. Или вот, замечательное, про Велеса, «скотьего бога»: «В самом термине „скот“ в значении имущество, деньги („скотница“ как хранилище казны упоминается летописью под 996 г.) также сказывается кельтическое влияние, поскольку в кельтских языках scot, scotti — означает именно деньги, имущество». (А. Г. Кузьмин. «Начало Руси»)

Спрашивается — и что с того? Мы вроде как индоевропейцы, и многие общие слова — отражение былого (в том числе, и языкового) единства индоевропейских народов. Но нет — заимствовать могут только славяне. От славян — никто ничего не заимствует. Нам, получается, по такой вот логике, надо только смиренно протестовать против удревления своей истории — ведь это «фу», это не научно, не академично. А внешние недоброжелатели только посмеиваются над этой «суперпорядочностью». «Давай, Иван, будь объективным, будь объектом, но не субъектом. Ха-ха, мы то знаем, что мы древние, что мы от шумеров, да от римлян — ну, а ты занимайся „чистой наукой“ — за грошы».

Или вот другой пример — Днепр. Иранское влияние? А почему, собственно, иранское? Вот мода — любую схожесть в индоевропейских языках объявлять результатом заимствования славянами. А тут — общая праиндоевропейская основа. «Днепр», «Днестр», «ДоН» — значение «ДНО» («dn»). (А по Рязанской области течет такая речка Пра.)

Это еще что. Так, академик О. Н. Трубачёв крайне поднаторел в приписывании славянских слов другим индоевропейским и неиндоевропейским народам. Приведу лишь одну, «анекдотическую» трактовку украинского гидронима, сделанную уважаемым академиком. В работе «Древнейшие гидронимы правобережной Украины» он приписал заслугу происхождения имени речки Залупки… древним кельтам. Ну, и куда дальше?

А можно и дальше. Уже и само имя русских тянут от других этносов. И здесь уже «скандинавоманы» с их норманнской теорией отдыхают. Древних русов выставляют то индоарийским, то иранским, то каким-либо еще этносом, который стал господствующим у славян. Автору этих строк приходилось даже читать статью о том, что русы изначально было проточеркесами. И читать ни где-нибудь, а на страницах националистической газеты «Я — Русский!».

И пора бы уже заканчивать с этим вот «низкопоклонством», которое вырастает из суперскептицизма и ложно понятой национальной скромности. Историческая наука должна неким «фронтом» борьбы за приоритеты России и русского народа.

http://www.rustrana.ru/article.php?nid=34 471&sq=19&crypt=


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru