Русская линия
Правая.Ru Илья Хаськович30.08.2007 

Успенский потоп

Два года назад, на Успение 2005 года, один из старейших городов Северной Америки, «город джаза» Новый Орлеан, в результате прорыва защищавших его дамб оказался полностью затоплен водами мексиканского залива, которые обрушил на него ураган «Катрина». В течение почти трех недель в городе царили растерянность, хаос и мародеры. Полная беспомощность проявленная властями богатейшего государства в истории человечества в борьбе со стихией и её последствиями поразили тогда весь мир

Оцепенение, в которое тогда впали американские власти и их полное бездействие, в течение долгого времени, помимо всего прочего, в очередной раз подтвердили очевидные вещи, касающиеся роли государства и его отношений с отдельным гражданином.

Выяснилось, что государство живущее по принципу «как бы кого не обидеть» просто-напросто нежизнеспособно, что становиться очевидным при первом же форс-мажоре. Что не должно и не может быть задачей государства полное обеспечение выполнения всех потребностей и капризов каждого из своих граждан и отдельных общественных групп. Более того, когда в стране складывается ситуация при которой из-за режима жесткой политкорректности, становится невозможным прямое обсуждение реально стоящих перед ней проблем (национальный вопрос, состояние инфраструктуры, жизнь в долг всех и вся и т. д.), то свобода слова превращается из инструмента общественного участия в общем деле строительства государства во всеобщую развлекуху по принципу «что еще веселого расскажут нам сегодня газеты». В фокусе общественного внимания оказывается не нечто действительно важное (например, состояние инфраструктуры страны), а то, что интересно или навязывается в качестве такового.

Знаменитое противопоставление Марком Твеном «собаки укусившей человека» и «человека, укусившего собаку» не так уж безобидно, как это кажется на первый взгляд. Когда собака кусает человека, за этим событием может стоять реальная социальная проблема, требующая своего решения. Например, борьба с размножившимися бездомными собаками, нападающими на людей, или же, наоборот, работа с безответственными владельцами домашних животных. Если же человек кусает собаку, то за этим не стоит ничего, кроме необычного курьеза из практики городского психиатра. В результате подачи информации в стиле «человек укусил собаку», в течение всего нескольких поколений воспитывается общество, которому не только неинтересно, но и попросту неизвестно, что с ним происходит на самом деле и какие реально проблемы ставит пред ним жизнь. Неудивительно, что такое общество оказывается совершенно неготовым к малейшему испытанию на прочность.

Неготовым оказывается не только население, живущее в мире фантомов, созданных СМИ, но и сами власти. И здесь дело не только в том, что и власть состоит из тех же самых потребителей информационного попкорна, но и в неправильной расстановке приоритетов, в примате интересов личности и отдельных общественных групп над интересами государства в целом. Иерархическая невыстроенность этих интересов приводят к инфантильности и капризности населения, при деградации и эгоизме элит. И тогда таким государством и таким обществом начинают управлять совсем не те власти, о которых его население горделиво думает, что оно само решило, кто им правит. Реальная власть оказывается в руках тех, кто знает действительное положение вещей, но никогда никому ничего не расскажет и ничего не сделает для изменения сложившейся ситуации.

И тогда приходят стихии, войны и разорения, ибо нет другого способа пробудить людей от «золотых снов». И тогда как в пушкинском «Медном всаднике»: «народзрит Божий гнев и казни ждет». Внезапно для себя люди обнаруживают, что они оказались один на один с бездной бытия, о которой им никто, ничего не рассказал в свое время. Выясняется, что за беспечность, за жизнь без волнений и бегство от реальности надо платить и не тогда, когда готов расплатиться, а тогда, когда пришел срок.

Но во времена Пушкина государство ещё помнило, что оно существует для того, чтобы, насколько это возможно, оградить людей от окружающей его бездны, а во главе его стоял правитель знавший, что придет и его время, когда он пред Высшим судом должен будет ответить за каждого своего подданного. Поэтому, как свидетельствует поэт:

«Царь молвил — из конца в конец,
По ближним улицам и дальным
В опасный путь средь бурных вод
Его пустились генералы
Спасать и страхом обуялый
И дома тонущий народ».

Нынче же в большинстве стран демократически избранные правители боятся не стихии, а своего избирателя, которого сами же извратили и избаловали до предела бесконечными посулами и обещаниями. Стихия же, это даже хорошо. Давно известно, что «пожар (наводнение, землетрясение, эпидемия) всё спишет», в том числе и невыполненные обещания. Поэтому в Новом Орлеане прошло три недели, прежде, чем американские власти пришли в себя, оторвались от своих привычных занятий по очередному переустройству мира и «генералы» пустились «в опасный путь средь бурных вод».

И это общемировой процесс, напрямую вытекающий из демократического устройства большинства современных государств. Везде, где государство считает главной своей задачей беспрекословное исполнение всех прихотей своего населения, власть превращается в обслуживающий персонал и наемных менеджеров, зависимых от малейшего каприза избирателей.

Но как только государство перестает осознавать цель своего существования, а его правители перестают воспринимать свою деятельность как служение этой цели, начинается неизбежная коррозия, приводящая в результате к утрате дееспособности государства. Вслед за этим начинается и деградация всей инфраструктуры, поддержанием и развитием которой уже попросту некому заниматься всерьез, даже при наличии необходимых материальных ресурсов, так как дело это трудное, хлопотное и малоприбыльное и, что самое главное, никому неинтересное. Куда выгоднее и увлекательнее заниматься структурными реформами, приватизацией или бороться за победу демократии во всем мире. Затем — ураган, затем — прорывает дамбу, и понеслась…

Пред нами разгромленный фронт плотин, работа морской волны. То был отцами созданный вал, богатство и мир страны. Но миру — конец, и богатству — конец, и земли под ногами нет, И ты не найдешь ни кола, ни двора, когда наступит рассвет!

(Р. Киплинг. «Дамбы»).

http://www.pravaya.ru/column/13 350


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru