Русская линия
Правая.Ru Владимир Карпец29.08.2007 

Арктический порядок

В свете обретения — вновь — нашей «арктической родины» Балканы, Ближний Восток, земной Иерусалим стремительно будут терять свое не только геополитическое, но и сакральное значение. Нам нечего там искать, кроме кровавых остатков египетских мистерий, средиземноморских пыток и уродливо-больных фантазий. Наше — это Арктика и Индия. «Жгучий ветер полярной преисподней, Божий бич, приветствую тебя!» — как писал сквозь разруху 1917 Максимилиан Волошин. И словно в ответ ему через 17 лет засветились полярные звезды над башнями Кремля

«Арктику объявили продолжением России» — так озаглавлено в последние дни большинство «новостных лент». Как пишет «Московский комсомолец» от 24 августа 2007 года, для того, чтобы такое решение, уже подтвержденное водружением на Северном полюсе Российского флага, получило юридическое подтверждение «международного сообщества», необходимо доказать, что подводные арктические хребты — продолжение континентальных платформ, находящихся на территории России. Заместитель директора ВНИИ океанической геологии РАН Виктор Поселов уже заявил, что претензии России на часть океанического шельфа обоснованы: результаты исследования показали, что хребет Ломоносова — продолжение Сибирской платформы. Соответствующие данные были получены после обработки геологических материалов, полученных в результате экспедиции «Арктика-2007». То же самое подтвердила радиостанция «Эхо Москвы». С этого момента, как указывает «Российская газета», притязания России на более чем миллион квадратных километров территории шельфа, богатого нефтью и газом, вполне обоснованы (rg.ru от 23.08.2007). Хотя исследования еще не завершены, их первые результаты укрепляют «полярные» позиции России. Как пишет «K2kapital», окончательные данные будут направлены в Комиссию ООН по шельфу, которая рассмотрит вопрос о расширении зоны экономических интересов РФ в Арктике. По оценкам ученых, арктический шельф может содержать до четверти потенциальных углеводородных запасов Земли.

Россия тем самым становится главной в мире энергетической державой. Подтверждаются выводы о значении Арктики для будущей России, которые еще в 10-х годах прошлого века делал адмирал Александр Васильевич Колчак. А в «глухие» 70-е-начале 80-х о «значении Арктики не столько для настоящего, сколько для будущего государства (курсив наш — В.К.)» писал в своей защищенной в Институте государства и права АН СССР (sic!) диссертации, прямо ссылаясь на Колчака, почитатель последнего — в отличие от автора этих строк, придерживающегося более сдержанной точки зрения на личность адмирала — покойный Петр Георгиевич Паламарчук. Тогда труд его был положен под спуд и автор его «обречен на вольное художество». Но дело, конечно, не в библиографии «от Колчака до Паламарчука». Дело совсем в ином.

Труды советских полярников мы также забывать не должны. И задача овладения «Русской Арктикой» была поставлена именно перед ними. Не случайно пятиконечные звезды — знаки «звезды полюса» — появились на Кремлевских башнях только в 1934 году, а до этого даже там все еще высились двуглавые орлы. И советская армия, советский полярный флот выступал в качестве прямого наследника знаменитого белого адмирала. В 50-е, 60-е и 70-е годы все «поблекло». Хрущеву был нужен «только космос».

Но сегодня все опять становится иначе. Все возвращается.

«Глобальное потепление еще не успело растопить льды Арктики, а битва за огромные ископаемые ресурсы этого сурового региона уже началась. Полярные исследования впервые прямо перешли из сферы науки в сферу экономики (а значит и глобальной экспансии — В.К.)», — пишет k2kapital и продолжает: «Результаты исследований, проведенных в последние годы, говорят о заметном сокращении ледового покрова Арктики. Это делает реальной коммерческую разработку месторождений, которые раньше были надежно закрыты арктическими льдами от алчных взглядов правительств и сырьевых корпораций <…> По иронии судьбы России теперь приходится доказывать свои права на акватории, которые ранее официально принадлежали ей. В 1920-х СССР, Норвегия, Дания, США и Канада условились считать воду и острова в пределах полярного сектора каждого государства частью территории этой страны. России, таким образом, достался самый большой сектор, образуемый Чукоткой, Северным полюсом (sic!) и Кольским полуостровом. В 1982 году (как раз накануне развала СССР — В.К.) была подписана Конвенция ООН по морскому праву (с участием СССР — В.К.), которая определила, как должны пройти границы по дну Арктического океана. Согласно документу, границы экономической зоны прибрежных государств были установлены на расстоянии 200 морских миль (370 км) от берегов и островов <…> В 1997 году Москва ратифицировала Конвенцию и, таким образом, утратила права на „русский треугольник“».

Более того, 1 июня 1990 года Советский Союз безвозмездно уступил США более 47 тысяч (!) своих квадратных километров акватории. Американцам достались не только богатые рыбой промысловые районы Берингова моря, но и значительная часть континентального шельфа, в том числе перспективные участки нефтегазовых бассейнов «Наваринского» и «Алеутское». Это произошло в результате заключения т.н. «соглашения Шеварднадзе-Бейкер». С тех пор этот район буквально напичкан боевыми кораблями США. Российские шхуны немедленно арестовывали. Так происходило в 1999—2001 годах. Береговая охрана США задерживала российские промысловые суда якобы за нарушение 200-мильной экономической зоны — несмотря на то, что Россия данное соглашение не ратифицировала.

«Русский треугольник», который в связи именно с глобальным потеплением может обнажить древние Гиперборейские, Рифейские горы под звездой и стать возвращением земли древних гор, который владыкам древней Атлантиды следует — чтобы сохранить свою атлантическую идентичность — уничтожить. Вопрос о природных, экономических богатствах — лишь внешняя, наиболее поверхностная часть глубинной геоисторической реальности, сакральным центром которой является не Ближний Восток, а именно Северный Треугольник. «Русский треугольник». Это и только это стоит за политикой и экономикой.

«К счастью, — указывает k2kapital.com, нынешний кремлевский режим, проводя активную политику на Западе и Востоке, не забыл и о природных богатствах Севера <…> Таким образом, РФ первой активно включилась в арктическую гонку. Несмотря на это, большинство экспертов уверено, что Россия встретит сильнейшее противодействие со стороны других заинтересованных держав. Подтверждением тому служит бурная реакция американских и канадских политиков на установку российского символа на дне Северного Ледовитого океана. Нервозность зарубежных политиков также позволяет сделать вывод о том, что российские притязания на северные территории принимаются всерьез. Поэтому существенное значение будет иметь фактическое экономическое и военное присутствие нашей страны за полярным кругом».

Добавим, косвенным — косвенным ли, ведь все происходит на сайтах Станислава Белковского? — подтверждением «нервозности Запада» является широкое распространение имеющего антимосковскую, антицентралистскую и антиэнергетическую направленность т. н. «северного проекта» «Европы от Китежа до Аляски» (В.Штепа) и «новгородского проекта» (А. Широпаев), направленных на отделение примыкающих к Арктике земель от «большой России». Не в этом ли цель отстранения от власти силовой и «нефтегазовой» группировок? Когда субъективные намерения «малых игроков» с точностью подтверждают объективные намерения «больших», не ясно ли, что «все связано» — tout se tient.

«Можно прогнозировать, — пишет k2kapital.com, — что главными участниками предстоящей битвы за Арктику станут Россия, Канада и США. Первые две державы — в силу историко-географических факторов, а Соединенные Штаты еще и в связи с агрессивной политикой, предусматривающей глобальный контроль за мировыми энергоресурсами. Следует отметить, что между соседями по североамериканскому континенту имеются серьезные разногласия по поводу принадлежности Северо-западного прохода, который является важной частью Северного морского пути».

Заметим в связи с этим, что Канада является важной сферой интересов Франции, заинтересованной в ее большей политической субъектности — но в интересах Парижа. Не потому ли поставлен на президентский пост в этой стране проамериканский и произраильский, «продвигающий» идею «средиземноморской Франции», призванной нейтрализовать «полярные» устремления французского великоевропейского, «голлистского» и даже «роялистского» генералитета Президента, Николя Саркози? Но следует ли России целиком доверять этим французским генералам? Есть ли вообще у России союзники? Но, с другой стороны, выгодно ли нам «самоупразднение» Франции? Скорее, нет, но некоторые вопросы остаются.

Вообще, «арктический вопрос» резко обостряет все мировые противоречия, ставит все «с ног на голову» и предполагает совершенно иные решения, причем отнюдь не только для России. Прежде всего для тех, кто не способен мыслить иначе, чем в категориях «нового мирового порядка». Так, например, 21 августа 2007 года Клод Монье в швейцарской газете Tribune de Geneve размышляет: «С самого начала меня поставило в тупик выражение „свободный мир“. Когда Уинстон Черчилль впервые произнес его в Фултоне в 1946 году, под „свободным миром“ он подразумевал международное мироустройство: по одну сторону — страны Запада („свободный мир“), по другую — коммунистические государства. Но после падения в 1989 году Берлинской стены тот порядок перестал существовать. Лишившись соперника, Соединенные Штаты уже было решили, что им по наследству перешла роль мирового „поводыря“ и смело рассуждали о „новом международном порядке“. Увы! Они лишь усилили всеобщий хаос и сами ослабили свои позиции <…> А что же будет с нами, странами Запада? На данном этапе ясно одно: будучи в течение двух веков властителями мира, мы смогли распространить по планете свои экономические идеи с размахом, о котором даже и не мечтали. Мы так успешно выполнили эту задачу, что народы, которые когда-то находились у нас под пятой и которых мы презирали, сегодня в свою очередь стали крупными коммерческими державами. И теперь мы вынуждены вести оборонительные действия, которые иногда граничат с паранойей <…> И в один прекрасный день, может быть, лет через пятьдесят, установится новый мировой порядок, который, знай мы о нем сегодня, несомненно, показался бы нам невероятным».

Однако в свете такой «невероятности» — в арктической перспективе — должна ли вообще Россия оглядываться на евроатлантический мир, в том числе и на относительно не враждебную ей Францию с ее собственными интересами, которая также интересна нам только как противовес США? Не лучше ли вообще идти иным путем?

Такие вопросы возникают — и не только у нас — в связи с абсолютно новой мировой конфигурацией во главе с Шанхайской организацией сотрудничества (ШОС). Линда Херд (Linda S. Heard) в статье «США больше не способны править миром» (Gulf Times, 14.08.07) пишет: «Белый Дом Буша и его союзники считали, что они могут поставить во главе Афганистана и Ирака марионеток, которые будут беспрекословно выполнять их распоряжения <…> Они считали, что укрепление союза с Президентом Пакистана позволит им держать под контролем эту страну и ее ядерное оружие. Они считали, что, стоит подарить Индии ядерную технологию, и она будет у них в кармане. Они считали, что смогут провести Россию, а та даст им контроль над Кавказом и Каспием. Они были уверены, что Россия расстелет ковровую дорожку перед НАТО и ЕС, подбирающимся к ее границам. Они надеялись, что Президент Путин смирится с размещением американской системы ПРО и радара на пороге своей страны. Они просчитались во всем, и их просчеты привели к тому, что сегодня Америка слабее, чем когда бы то ни было. А Иран, наоборот, никогда не был таким сильным <…> В настоящее время Россия, Китай, Узбекистан, Таджикистан, Казахстан и Кыргызстан ведут военные игры, формально в рамках учений по борьбе с терроризмом (курсив наш — В.К.) <…> Несколько дней назад Путин объявил в ответ на планы США о крупномасштабной модернизации российской системы противоракетной обороны. Вслед за этим Россия заявила о своих притязаниях на нефтяные и газовые богатства Арктики, водрузив свой флаг на дне океана в районе Северного полюса. Но куда более опасную угрозу для США на фоне падения индексов и ослабления доллара представляет Китай. Устав от попыток Белого Дома манипулировать стоимостью юаня, Китай устами своего чиновника заявил, что его страна может инициировать крушение доллара, реализовав бонды американского казначейства, которых у нее, как предполагается, на 900 миллиардов долларов. Иными словами, могущественные США в кармане у Китая».

Заметим, что именно в рамках ШОС уже фактически разрабатывается и осуществляется проект «иной глобализации», причем в ее основу положен все тот же «план Примакова» — создание геополитической оси Москва-Дели-Пекин. Чрезвычайный и полномочный посол РФ в Индии Вячеслав Трубников в свое интервью «Независимой газете» (19.03.07) сказал: «Сегодня, на мой взгляд, встречи представителей трех государств отражают процесс глобализации, создания региональных объединений, связанных с глобализацией, опровергающих при этом теорию жизнеспособности однополюсного мира (а это ведь и есть совершенно новый — будем говорить открыто, в отличие от Вячеслава Трубникова, которому статус не позволяет это сделать, — „мировой порядок без Запада“, о котором говорит и Клод Мунье — В.К.). „Тройка“ задумывается над тем, как использовать в интересах своих народов возможности, которые открывает глобализация, с одной стороны, а с другой — как сгладить те минусы, которые она приносит».

Сказано предельно дипломатично, но предельно ясно. Речь идет, на самом деле, об «альтернативной глобализации» — как на самом деле альтернативным — и спасительным для исторической России! — стал «социализм в одной отдельно взятой стране в условиях капиталистического окружения» в противовес ленинско-троцкистской, коминтерновской «мировой революции». Структурно, типологически сегодня происходит то же самое. Извечного врага «объезжают на козе». Ничто не изменилось. Все то же самое. Вся связано. Tout se tient.

Именно Арктика, место нахождения древней Гипербореи, является ключом к настоящему новому мировому порядку. Порядку, в котором все вообще новое, а нормы жизни Запада не действуют. Они уже сейчас уходят в прошлое. Навсегда.

Это понимают даже в «постсоветских республиках», которым, кстати, не безразлично, с кем вместе осваивать богатства Арктики и развивать там свою деятельность, в том числе военную. Председатель Комитета по международным делам Государственной Думы РФ Константин Косачев очень сдержанно, но внятно пишет в «Московских новостях» (N 30б 03−09.08.07) то же, о чем и Клод Мунье в Tribune de Geneve: «В последние годы именно в контексте ценностных разногласий возникла тема постсоветского пространства и шире — постсоциалистического, ибо последнее включает в себя не только проблему конфликта влияний в СНГ, но и комплекс острых вопросов, касающихся Балтии, Польши и отчасти других стран Европы <…> Здесь пересеклись сразу многие факторы: и передел сфер влияния, и проблемы безопасности (расширение НАТО, размещение элементов американской ПРО, ДОВСЕ), и борьба за ресурсы (самая актуальная — за углеводороды Каспийского региона и путей из транспортировки в Европу), и использование постсоветских стран в качестве полигона для отработки технологий „экспорта демократии“. <…> Те на Украине, кто ставил на Запад, на евро-атлантические структуры, рассчитывали через прорыв в качестве (приобщение к социально-экономическим стандартам ЕС) обеспечить единство нации и уход от зависимости от России. Вместо этого получили углубленный раскол и устойчивый политический кризис, нулевые шансы на вступление в Евросоюз и мировые цены на российский газ <…> Азиатские страны СНГ все больше убеждаются, что цена за покровительство Запада может оказаться непомерной и просто разрушительной для их суверенитета и никоим образом не поспособствует улучшению благосостояния и стабильности. При этом по-новому высветилась роль России на постсоветском пространстве. Как выяснилось (а для многих это, похоже, стало откровением), Россия умудрилась долгие годы субсидировать экономику своих соседей, не воплощая свою решающую роль в прочные геополитические привязки. В новые структуры никогда идти не понуждают, и фактор экономической зависимости никак не разыгрывается».

На самом деле вот такое положение в мире, где Россия сильна самим своим существованием — бытием — и никого ни к чему не принуждает, и может оказаться действительно новым мировым порядком, «порядком Севера». И здесь оказывается, что действительно, «на свете может быть один порядок, и тот порядок русским должен быть». Это порядок «свободы без демократии», о котором писали еще славянофилы (и, кстати, немецкие романтики). Это порядок предшествующей Атлантиде Гипербореи, где отсутствуют репрессивный дух атлантической, «авраамической» традиции, выполнившей уже свою миссию и готовый окончательно завершить ее в «ближневосточном Армагеддоне». Это порядок «благодати», а не «закона», о чем писал еще святой митрополит Иларион Киевский.

Это все более находит поддержку даже у современных, отягченных постсоветским прошлым, лидеров неатлантических стран.

Интересное заявление сделал на саммите ШОС Президент Таджикистана Эмомали Рахмон: по его словам, «страны ШОС должны бороться с навязыванием идеологии и образа жизни, несовместимых с существующим на территории организации». Как сказал Эмомали Рахмон, «попытки навязывания идеологии и образа жизни являются одной из новых угроз, стоящих перед ШОС». И здесь надо указать на важное обстоятельство. Таджикистан, согласно его Конституции, — светское государство. Ислам, пожалуй, «наиболее авраамическая» религия в рамках авраамической традиции, хотя и поддерживается властями (что абсолютно правильно), не является государственной идеологией. В то же время руководители (и деятели культуры) Таджикистана в последнее время всячески подчеркивают значение общеарийской общности народов Евразии — таджики, как известно, по своим корням народ не тюркский, а индоевропейский. Парадоксально, но это так — ирано-таджикский союз в рамках ШОС под покровительством России может — и должен! — стать сегодня основой, вокруг которой — хотят они этого или не хотят! — сплотятся и Германия, и Франция, и Ирландия, и даже Испания. Здесь же все древние народы «Великого континента» — от Армении до Норвегии. Далее — везде.

Впрочем, Европа, земля Запада, «земля Авраама», выбирает сегодня Ислам. Если это поможет ей избавиться от Крайнего Запада, «Заката Заката» наиболее дегенеративных сторон вырождающейся авраамической традиции, мы в соответствии со свободой «русского порядка» должны ее в этом поддержать, что бы ни писала, например, та же Елена Чудинова. Вольному воля. Быть может, Ислам для Европы — оптимальное решение. Причем, именно Ислам европейцев, а не иммигрантов.

В свете обретения — вновь — нашей «арктической родины» Балканы, Ближний Восток, земной Иерусалим стремительно будут терять свое не только геополитическое, но и сакральное значение. Нам нечего там искать, кроме кровавых остатков египетских мистерий, средиземноморских пыток и уродливо-больных фантазий. Наше — это Арктика и Индия. «Жгучий ветер полярной преисподней, Божий бич, приветствую тебя!» — как писал сквозь разруху 1917 Максимилиан Волошин. И словно в ответ ему через 17 лет засветились полярные звезды над башнями Кремля.

http://www.pravaya.ru/look/13 324


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru