Русская линия
Радонеж29.08.2007 

О борьбе за равное бесправие

Опубликованное на сайте «Радонежа» «Заключение по проекту федерального закона „О внесении изменений в некоторые акты Российской Федерации (в части изменения понятия и структуры государственного образовательного стандарта)“, внесенному Правительством Российской Федерации в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации», имеет прямое отношение к преподаванию ОПК. Дело в том, что уроки ОПК проводятся в рамках региональной компоненты образования. Как говорит «Заключение»:

«В школьную программу в рамках регионального и школьного компонентов в разных субъектах Российской Федерации вошли такие учебные предметы, как «Краеведение», «Основы безопасности жизнедеятельности», «Экология», «Экономика», «Основы православной культуры», «Основы исламской культуры», «Еврейская традиция».

Законопроект, фактически, ликвидирует региональный компонент образования, что приведет к устранению из программы всех этих предметов.

«Ликвидируя существующую трехкомпонентную структуру стандарта общего образования, законопроект, тем самым, ликвидирует региональный и школьный компоненты образовательного стандарта, в рамках которых наиболее эффективно реализуются принципы федерализма в области образования.»

Этот законопроект — хотя это только один из примеров — помогает понять идеологию, которая стоит за сопротивлением ОПК. Некоторые из наших сограждан могут полагать, что это идеология демократии и равных прав, что в случае с ОПК силы свободы и прогресса противостоят силам закабаления и мракобесия. При ближайшем рассмотрении все оказывается почти наоборот. Речь идет не о равных правах — а о равном бесправии, не о развитии демократии, а о попытках возрождения идеологической диктатуры.

Рассмотрю это подробнее. Одним из часто повторяемых аргументов против ОПК является указание на многоконфессиональный и многонациональный характер нашей страны. Некоторые (хотя далеко не все) неправославные религиозные лидеры, не разобравшись как следует в том, о чем идет речь, поспешили поддержать нападки на Церковь. Между тем, противники ОПК вовсе не являются борцами за равные права религиозных меньшинств, и было бы большой ошибкой принимать их за таковых.

Существует принципиальная разница — более того, диаметральная противоположность -между позицией наших «борцов с клерикализмом» и практикой, существующей в развитых многоконфессиональных странах. Например, в армии США существует, оплачиваемый из средств государства, институт капелланов — там Церковь не «пытается проникнуть» в армию, а присутсвует там давно и прочно. Как американцы решают проблему многоконфессиональности? Принимают на службу служителей разных исповеданий. Что предлагают делать наши антиклерикалы? Не допускать в армию вообще никого. То есть, если победит позиция антиклерикалов, православного священника не пустят в воинскую часть — но и муллу, и раввина, и пастора не пустят на том же основании. Борцы за равные права религиозных меньшинств добивались бы того, чтобы у солдат-мусульман был мусульманский капеллан; «борцы с клерикализацией» будут добиваться того, чтобы вообще ни у каких солдат не было никакого капеллана. Разница очевидна. В США и западной Европе говорят: «у нас многоконфессиональная страна, поэтому больше капелланов хороших и разных»; наши оппоненты — «у нас многоконфессиональная страна, поэтому никаких капелланов вообще».

Возвращаясь к вопросу школьного обучения, можно отметить, что, например, Финляндия, Британия и Германия — многоконфессиональные страны; поэтому религиозное обучение в школах (а оно там есть) предусматривает обучение для детей разных конфессий и религий; Россия многоконфессиональная страна, поэтому — по мнению борцов с ОПК — в ней вообще не должно быть ничего, хоть издали похожего на религиозное обучение, ни для кого вообще. В чем тут коренное отличие? Упомянутые страны стремятся защитить интересы религиозных меньшинств; борцы с ОПК ссылаются предполагаемые «интересы меньшинств», чтобы изгнать из общественной жизни религию в любой форме — будь то «Церковь большинства» или сами религиозные меньшинства. Ссылки на меньшинства нужны только затем, чтобы добиться подавления всех — «большинств», «меньшинств», всех, кто исповедует имя Божие. Если этот законопроект пройдет, «Основы Исламской Культуры» как и «Еврейская традиция» будут изгнаны из школы также, как и «Основы Православной Культуры». Некоторые неправославные лидеры (еще раз отмечу, далеко не все) проявляют тут удивительное непонимание того, кто является их противником, а кто — их естественным союзником. Было бы неверно воспринимать борцов за равное бесправие как борцов за равные права.

Невозможно не заметить, что исключение из образования региональной компоненты как раз ударит по возможностям национальных и религиозных меньшинств поддерживать свою культуру; не останется места даже для «краеведения» не говоря уже о более глубоком изучении культуры и традиций своего народа.

Идеология, стоящая за нынешними нападками на ОПК, вовсе не защищает чьи-либо права, которым якобы угрожает Православная Церковь; она угрожает правам всех — православных и неправославных, русских и представителей других национальных культур. И в этом надо отдавать себе отчет.

http://www.radonezh.ru/analytic/articles/?ID=2385


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru