Русская линия
Санкт-Петербургские ведомости Михаил Рутман27.08.2007 

Белый лебедь Присвирья
После 80 лет забвения один из самых известных монастырей Русского Севера вернулся к жизни

Чудо первое: явление Троицы

Дважды за всю историю человечества, как гласят религиозные источники, являлась Пресвятая Троица человеческому взору. В первый раз — праведному Аврааму у Мамврийского дуба. Второй раз — в 1507 году на русской северной земле преподобному Александру Свирскому. Как свидетельствует его ученик игумен Иродион в «Житии преподобного Александра», явление это так поразило смиренного монаха, что он, обливаясь слезами, в страхе упал на землю. Господь дважды поднимал его, говоря: «Стани на ногу твою, возмогай и укрепися и сотвори все, еже повелех ти». И еще сказал: «Аз же ти мир Мой оставляю, и мир Мой подам ти». Выражаясь современным языком, благословил на подвижничество и обещал свою поддержку.

Особенность явленного чуда заключалась в том, что произошло оно практически на той же географической долготе, на которой в Палестине стоял тот самый Мамврийский дуб. Ясное дело, совпадение сочли не случайным. Тем более что, как говорится в «Житии», подобные чудеса за 85 лет жизни с Александром Свирским происходили целых пять раз. Кроме Троицы преподобному посчастливилось увидеть Ангелов и Богородицу. При одном из этих явлений Ангел оповестил его о том, что он избран Богом и должен строить храм. При другом — указал место для строительства храма во имя Пресвятой Троицы.

Вдохновленный сим напутствием, Александр, до того проживавший в скромной монашеской обители в суровом Олонецком краю, развернул бурную деятельность. Вскоре на указанном Ангелом месте выросла деревянная церковь. Потом преподобный послал трех своих учеников Антония, Леонтия и Иродиона к тогдашнему Великому князю Московскому и всея Руси Василию III с просьбой о помощи в строительстве каменного храма. Тот выделил лучших мастеров, а кирпич Александр стал изготавливать сам из найденной в окрестностях глины. Так началась история одного из самых известных российских монастырей, пользовавшегося покровительством всех без исключения отечественных монархов. Особо любили его московские царицы, которые молились Александру Свирскому о даровании чадородия и получали просимое.

В 1547 году, всего через 14 лет после смерти, Александр был причислен к лику святых. К тому времени монастырь уже был духовным центром Русского Севера. Вокруг него возникло 22 монастыря. Впоследствии он стал богатейшим памятником русской церковной старины. Оказалось к тому же, что расположен монастырь чрезвычайно выгодно — здесь сходились многие торговые пути, а у его стен развернулась Троицкая ярмарка — одна из крупнейших в России.

Потом было польское нашествие, в результате которого монастырь был разрушен, а могила святого потеряна. 15 апреля 1641 года, в четверг на Вербной неделе, когда копали ров для нового храма взамен разрушенного, над монастырем пронеслась необыкновенная гроза. Молния падала на землю и не исчезала, а только освещала ее. На следующий день явление повторилось. А в субботу возле бывших Царских врат обнаружили гроб. Когда подняли верхнюю доску, повсюду разлилось благоухание. Одежда, мантия и схима были целы. Тело оказалось неистлевшим. Так произошло первое обретение мощей Александра Свирского.

Чудо второе: возвращение

Закрыли и разграбили Александро-Свирский монастырь одним из первых в послереволюционной России — почти сразу после 1917 года. Настоятель и монахи были расстреляны. «Предметы культа из драгметаллов» отправлены в Петрозаводск и переплавлены. Огромное количество ценнейших икон, церковной утвари, драгоценностей частично осело в музеях, а большей частью пропало бесследно.

В тридцатые годы здесь была женская колония. Во время войны в монастыре располагался финский госпиталь. Зданиями долгие годы ведал колхоз — одни из них использовались под хозяйственные нужды, другие пустовали. В братском корпусе до сих пор находится психоневрологический интернат. К счастью, весь монастырский комплекс за исключением нескольких хозяйственных построек сохранился.

С середины 1960-х здесь началась реставрация — консервация, расчистка и закрепление фресковой живописи. Но все это чуть не пошло прахом, когда в первой половине 1990-х все работы были прекращены. Хозяина к тому времени здесь не было никакого. По пустым монастырским постройкам гулял ветер. А в 1997-м монастырь возвратили Православной церкви. Увы, когда его порог переступили первые пятеро монахов в главе с иеромонахом Лукианом, представлял он собой зрелище ужасающее. Все постройки находились в аварийном состоянии. В Преображенском соборе не было ни отопления, ни света, штукатурка на стенах и сводах осыпалась. Кельи были разрушены полностью, и первую зиму, когда морозы доходили до 30 градусов, монахи провели в неотапливаемом помещении бывшей библиотеки…

При втором обретении мощей Александра Свирского, 15 июня 1998 года, так же, как и при первом, три с половиной века назад, тоже грохотал гром и бушевал ураган, вырывавший с корнями деревья. В этот день мощи великого чудотворца, собеседника Святой Троицы, перевозили из музея Военно-медицинской академии, где они хранились 80 лет в качестве экспоната, в городскую судебно-медицинскую экспертную службу. Экспертиза продолжалась несколько месяцев и подтвердила, что мощи сохранились без малейших признаков тления. А лицо пребывало в такой степени сохранности, что специалист-антрополог смог провести иконографическое исследование и выявить сходство с ранними изображениями святого, а также подтвердить его принадлежность к вепсам, на земле которых он родился, жил и прославился.

23 ноября святой наконец вернулся в монастырь, который он построил. Возвращение происходило торжественно в присутствии тысяч людей. К мощам с тех пор не иссякает поток жаждущих помощи. И святой, как говорят, уже стал источником множества чудес. Одно из них может лицезреть каждый желающий. В храме Святой Троицы произошло обновление внутреннего убранства — фрески, к которым не прикасалась рука человека, становятся все ярче и ярче.

А для журналистов «Санкт-Петербургских ведомостей», посетивших недавно монастырь, настоятель отец Лукиан как для почетных гостей совершил редчайшее: приоткрыл покрывало над мощами святого. Нашим глазам предстали гладкие, пергаментного цвета ноги с круглыми ногтями и обтянутая тонкой кожей худая рука. На ноге виднелись аккуратные зарубки — в соответствии с традицией, кусочки святых мощей забирали в ковчеги-мощевики для других церквей.

Чудо третье: возрождение

Монастырь расположен в месте живописнейшем, на берегах двух озер — Рощинского и Святого. Одно из них имеет форму креста. Сверху, как на ладони, — сверкающие белизной стены монастырских построек, ярко-зеленые крыша и купола Преображенского собора, идеально ухоженная территория с подстриженными газонами и выложенными плиткой дорожками. Глядя на фотографии тех развалин, в которых все это еще пятнадцать лет назад пребывало, трудно, почти невозможно отделаться от мысли об очередном чуде. Но на этот раз сей подвиг — дело рук человеческих.

Отец Лукиан, вальяжный, цветущего вида богатырь, посреди своего страстного монолога об истории этого преображения вдруг будто спотыкается и говорит задумчиво:

— Вы знаете, в те годы, когда мы начинали работать, наш Лодейнопольский и окрестные районы заполонили сектанты-проповедники. Они вещали везде — в клубах, школах, просто на улице. И люди к ним шли — их измученные души требовали отдохновения от всех бед, которые на них свалились. И мы на тот момент этим сектантам проигрывали. Ибо не могли идти в народ — с утра до ночи работали на стройке. Мы твердо знали: нельзя молиться там, где танцуют. Для молитвы нужен Храм, где душа отвлекается от мирской суеты. И когда мы его построили, у тех проповедников паствы почти не осталось — люди сразу поняли, где истина, а где ложь.

С первых же дней, узнав, что монастырь собираются восстанавливать, сюда потянулись трудники — те, кто хотел отдать свои силы и время, получив взамен лишь временную крышу над головой и скромную монашескую трапезу. Разумеется, одних рабочих рук было недостаточно. И отец Лукиан продемонстрировал «высший пилотаж» менеджмента — добывал деньги и стройматериалы, обсуждал и согласовывал проекты со специалистами.

Постепенно развалины стали «оживать». Исчезли горы грязи, стены покрылись строительными лесами. Появились новые иконы, а иконостасы и киоты монахи-умельцы сделали своими руками. В монастырь потекли пожертвования со всей России. Самым крупным жертвователем стал известный питерский бизнесмен, имя которого здесь встречается постоянно — даже на вновь отлитых колоколах колокольни Преображенского собора. К 500-летию он подарил монастырю новую раку для святых мощей — 180 килограммов серебра и 2 килограмма золота…

Деятельное участие в судьбе возрождающегося монастыря принял тогдашний глава администрации Лодейнопольского района, ныне вице-губернатор Ленинградской области Олег Уткин. В числе прочего выбил бюджетные деньги на строительство в районном центре нового здания для психоневрологического интерната. Когда его введут в строй, находящийся в ужасающем состоянии братский корпус наконец освободится для последующей реставрации.

Однако восстанавливаются не только стены. Становится достоянием народа огромная работа по исследованию и сохранению колоссального культурного наследия Александро-Свирского монастыря, хранящегося в музейных фондах и архивах. Долгие годы безвременья этот нелегкий труд вершился подспудно (так же, как и заботы медиков ВМА по сохранению святых мощей) и вот дождался своего часа. Конечно, скажем, хранящиеся в Государственном Русском музее уникальные иконы (в том числе знаменитый пятиярусный иконостас Троицкого собора) на прежнее место не вернутся — условия хранения не гарантируют их сохранность. Но создание точных копий — это реально. И в этом направлении работа ведется.

Чудо четвертое: новая жизнь

Ныне монастырь снова становится духовным центром Присвирья — огромного района, расположенного по берегам реки Свирь. Энергии отца Лукиана (а ныне — благочинного, то есть духовного пастыря всего этого региона) хватает и на то, чтобы организовывать возрождение старых и строительство новых часовен и церквей. Воссозданы, к примеру, четыре скита, в двух из которых проходят реабилитацию бывшие наркоманы. Закладывается фундамент каменного храма в райцентре Подпорожье. Построена и освящена церковь в самом дальнем углу Ленинградской области — деревне Вознесение. И сам настоятель, и монахи его братии постоянно ездят, встречаются с людьми, проповедуют, несут слова утешения и добра.

Словам этим люди верят, ибо исходят они от тех, кто подтверждает их каждодневным праведным трудом. При монастыре есть несколько мастерских — швейная, керамическая, столярная, резьбы по дереву. В последней, кстати, стоит суперсовременный «пятимерный» компьютер, при помощи которого создаются изящные статуэтки-сувениры. Трудятся в мастерских пока почти одни монахи, но отец Лукиан надеется привлечь туда молодежь — чтобы овладевали ремеслом, учились зарабатывать деньги. Получил монастырь и земельные угодья, на которых будут выращиваться картофель и овощи как для собственного стола, так и на продажу.

— Монастырь дал мощный импульс развитию района, — признает нынешний глава Лодейнопольской администрации Илья Дмитренко. — Если в 2000 году, к примеру, у нас были зарегистрированы около 5 тысяч туристов, то в 2006-м — уже 40 тысяч. Монастырь, привлекающий огромный поток людей, дает возможность развивать инфраструктуру, привлекать инвестиции. На праздновании его 500-летия, к примеру, побывал глава РАО «Российские железные дороги» Якунин. Мы с ним поговорили о наших нуждах, в результате в райцентре появилось футбольное поле с искусственным покрытием. Но главное даже не это. Происходят изменения в человеческих душах. Край наш далекий, лесной. Люди живут непросто. Перемены послеперестроечных лет сильно по ним ударили. Многие потеряли надежду, опустили руки. Теперь они увидели свет — ту самую красоту, которая все спасает. Поняли, что любые трудности можно преодолеть, если иметь в жизни цель и верить в себя…

http://www.spbvedomosti.ru/article.htm?id=10 244 471@SV_Articles


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru