Русская линия
Интерфакс-РелигияАрхиепископ Антонио Меннини24.08.2007 

Преподавание православия в школах России — очень положительное явление

Около месяца назад группа академиков РАН направила открытое письмо президенту РФ с призывом остановить «клерикализацию» страны, в частности, проникновение Русской православной церкви в систему среднего и высшего образования. Дискуссия по этому поводу сопровождалась массой аргументов «за» и «против». О своем отношении к поднятым в письме академиков вопросам в интервью порталу «Интерфакс-Религия» рассказал представитель Ватикана в РФ архиепископ Антонио Меннини.

— Есть ли, по Вашему мнению, сегодня основания говорить о клерикализации государственной и общественной жизни в России?

— Честно говоря, я так не думаю. Можно сказать, что Русская православная церковь, наравне с другими существующими в стране вероисповеданиями, вновь обретает свое место в российском обществе — после многих лет атеизма и репрессий, когда миллионы верующих были лишены возможности черпать из духовных источников Евангелия и нравственных ценностей, которые несет в себе Благая Весть.

То, что государство и Церковь, в соответствии с российской Конституцией, отделены и независимы друг от друга, не должно означать отсутствия между ними сотрудничества в целях нравственного, социального и духовного развития современной России.

Святой Престол во всех договорах (конкордатах, соглашениях и т. д.), заключенных с разными государствами, всегда имел в виду, с одной стороны, ясное утверждение независимости и разделения между государством и Церковью, с другой — как гласит, например, статья 1 конкордата между Италией и Святым Престолом от 1984 года — обязательство государства и Церкви осуществлять «взаимное сотрудничество в целях развития человеческой личности и на благо страны».

Я хотел бы напомнить, что несколько месяцев назад президент Итальянской Республики Джорджио Наполитано, имеющий светское мировоззрение, ввиду особо тяжелого нравственного и социального кризиса в некоторых частях Италии, призвал к образованию «самого настоящего союза» между государством и Церковью. Это было сделано прежде всего в целях передачи молодым поколениям нравственно-этических ценностей, дабы помочь им сформировать у себя «доброе гражданское сознание» и стать добропорядочными гражданами государства, уважающего веру в Бога и различные вероисповедания, но в рамках созидания здорового светского общества. И такое предложение главы итальянского государства не вызвало никакой критики даже самых убежденных сторонников светского характера общества.

Известный итальянский философ прошлого века, профессор Бенедетто Кроче, приверженец либеральных и достаточно независимых взглядов, говоря об Италии, утверждал, что «мы не можем не называть себя христианами». Эти слова, думаю, являют собой должное признание того факта, что история Италии, ее культура, искусство и так далее сформировались во многом благодаря христианству и его духовным ценностям. Христианству, которое в ходе истории представляла Католическая церковь.

То же, я считаю, можно и нужно сказать о роли Русской православной церкви по отношению к истории и культуре этой большой страны, так же, как и к вере большинства ее жителей.

— Как Вы относитесь к распространению в России практики введения в факультативную программу школ предмета «Основы православной культуры»?

— Мне кажется, я могу утверждать — также и в свете всего сказанного выше, — что речь идет об очень положительном явлении. К тому же, имеется в виду факультативное преподавание, что гарантирует свободу выбора для учеников, принадлежащих к другим христианским конфессиям и другим религиям.

— Насколько справедливым было бы включение теологии в государственный перечень научных специальностей в России, что предлагает Православная церковь?

Как Вам известно, например, в Германии существует давняя и славная традиция включать богословие в учебную программу государственных университетов. Существовала она и в Италии до конца XIX века, когда государство — в то время весьма «светское» — упразднило факультеты богословия. С тех пор они так и не были возвращены по причине отсутствия соответствующего договора между государством и Церковью.

То есть я полагаю, что введение факультетов богословия не может оставаться в стороне от общего договора между государством и Церковью, который признает за Церковью некоторые прерогативы контроля как учебных программ, так и преподавательского состава. Как, впрочем, происходит в Германии.

В Италии, например, в школах преподают католичество, и преподаватели этого предмета, как миряне, так и священники и монахини, назначаются компетентными представителями светской власти, но по рекомендации местного епископа. Другими словами, следует избегать риска — хотя он, конечно, небольшой, — что преподавателем католичества окажется неверующий.

http://www.interfax-religion.ru/?act=interview&div=145


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru