Русская линия
Российская газета Елена Яковлева24.08.2007 

Зачем цари слушали нищих
Корреспондент «РГ» побывал в Саввино-Сторожевском монастыре накануне приезда туда Патриарха

На этой неделе в подмосковном Звенигороде проходят торжества, связанные с именем святого преподобного Саввы Сторожевского.

Православная церковь празднует 600-летие со дня его преставления. В Звенигород съехались свыше 5 тысяч человек. Чтобы разместить паломников, при содействии МЧС под стенами монастыря развернут палаточный городок на тысячу мест. В приеме людей задействованы также местные санатории и пансионаты. В Звенигород приехал и Патриарх всея Руси Алексий II.

Пока город готовился к торжествам, наш корреспондент побывал в монастыре преподобного Саввы Сторожевского.

«Энтот закрыть не можно»

— Не наступайте сюда, провалитесь, — предупреждает меня рабочий у входа в пещеру, когда я, утопая в белой пыли, пытаюсь проникнуть в последнюю обитель преподобного Саввы — пещерку на дне оврага, куда он ушел доживать перед кончиною. Под слоем оседающей пыли — плитка: на стенах, на полу. Но из стены облагораживаемой «евроремонтом» пещерки вылезает кусок необычного природного камня — огромного, плоского. Кровать святого? Скамейка?

Церковные праздники, да еще поддержанные властью, — тонкая материя. Искушенный человек не может не задаваться вопросом: «Не становится ли святой очередным брендом по продвижению города и области? Не пускаем ли мы статусную пыль в глаза в пылу „евроремонтов“ его последней пещеры?»

Вопросы вполне правомерные, если вспомнить, что именно в Звенигороде, в пылу столь же рачительного «евроремонта» конца XIX века, были сбиты со стены храма и выброшены как мусор на свалку мировые шедевры — фрески великого иконописца и святого Андрея Рублева.

Святой всегда сгусток подлинного. Подлинного нестяжательства, жертвенности, чистоты… Святой Савва Сторожевский был духовником знаменитой Троицы, исповедовал самого Сергия Радонежского и всю братию монастыря. Вскоре после смерти преподобного Сергия, побыв какое-то время настоятелем, принял предложение звенигородского князя Юрия Дмитриевича и переехал к нему на гору Сторожи, где и возник монастырь. Преподобный Савва место это любил и почитал за рай на земле. Благословил князя на битву с волжскими булгарами, закончившуюся победой. Перед смертью ушел жить в пещерку в овраге. Вот и все.

Новую жизнь и славу этому месту спустя века принесла охота царя Алексея Михайловича. По преданию неосторожно увлекшийся погоней за медведем и вызволенный из опасной ситуации старичком-монахом, назвавшим себя Саввой, спасенный от медведя царь приехал в монастырь поблагодарить спасителя. Монаха с именем Савва среди живых не нашлось. Царь понял, кто его спас, и избрал монастырь местом своего богомолья.

Историк монастыря Инга Брандт рассказывает, что трехлетний будущий царь Петр I тоже раз вышел пешком с царским поездом на богомолье. Устал, уснул, а проснувшись и обнаружив, что его везут в санях, велел вернуться обратно и поставить себя в те снежные следы, из которых его забрали в сани, чтобы продолжить путь пешком. И когда, став императором, он не очень-то щадил монастыри, то по поводу Саввино-Сторожевского всегда отвечал Меньшикову: «Энтот, Алексашка, закрыть не можно»."Энтот" видел его потешные бои и пережил стрельбу по монастырским стенам снарядами в виде пареной репы и моченых яблок.

«И пусть никто не думает, что у монахов здесь все в шоколаде»

Со времен Алексея Михайловича Саввино-Сторожевский монастырь — архитектурный памятник соединения светской власти и церковной подлинности и глубины. Терема, откуда царь и его свита переходили специальными переходами в храм, где царь сам читал и регентствовал. Царицыны палаты с домашним хайтеком тех времен — сковородками, вилками.

В истории монастыря то и дело встречался сюжет, связанный с властью и властителями, праведными и неправедными, своими и чужими. Пасынку Наполеона Евгению Богарнэ, стоявшему в монастыре, по преданию во сне явился преподобный Савва, велев ему не грабить монастырь и предсказав, что дети его будут служить России. И монастырь не тронули, а сын Евгения Максимилиан женился на дочери императора Николая I и в самом деле служил России.

Но любовь царей к этому месту — это, конечно, не подспудное нарастание клерикализма, а послушание совести и внутренней красоте. Тем более если понимать, что монастырь — это не столько место, где варят квас и пекут хлеб по старинным рецептам, сколько место внутреннего делания себя — при помощи молитв и служб.

— И пусть никто не думает, что у монахов здесь все в шоколаде, — говорит сегодняшний игумен монастыря, тоже с именем Савва. — У нас в основном городская братия, люди пришли из мира и принесли все его проблемы. Кто-то приходит с желанием убежать от жизни, кто-то ждет решения психологических трудностей. Но есть и те, кто понял, что в жизни есть более высокий смысл, ради которого можно умереть. И стоит жить.

http://www.rg.ru/2007/08/24/savva.html


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru