Русская линия
Правая.Ru Илья Бражников24.08.2007 

Православие должно прийти в школу фактором системного воспитания, а не отдельным предметом
Выступление главного редактора информационно-аналитического портала «Правая.Ру» Ильи Леонидовича Бражникова на круглом столе «Государство и нравственность», состоявшегося в Государственной Думе 15 августа 2007 года

Православная культурология ни уму, ни сердцу ничего не даст. Православное вероучение даётся не через книгу. Протестанта можно научить по книге. Православного человека по книге «научить» невозможно. Поэтому в школу должна прийти именно система православного воспитания. Один поход в Храм с классом гораздо важней, чем прочтение какого-то количества страниц какого-то учебника

Мне хотелось бы вкратце остановиться на том аспекте поднимаемой сегодня темы, которая мне ближе в силу моей профессиональной деятельности. Каким образом этот конфликт — конфликт, на мой взгляд, искусственно созданный, конфликт как бы академиков с православным сообществом подан в СМИ, в тех самых, которые, к сожалению, не принадлежат нации, не принадлежат государству?

Безусловно, пресловутое «письмо академиков» носит провокационный характер, это совершенно очевидно. Многие говорили, что это заказы, что за этим кто-то стоит. Собственно, некоторые подписанты сами признавали, что их подставили, что, грубо говоря, их использовали. Возникает вопрос: для чего нужна эта провокация, учитывая, что письмо это — и тут я совершенно согласен с Владимиром Николаевичем Осиповым — интеллектуально ничтожно? Ведь те аргументы, которые приводят академики — извините, это аргументы примерно середины XIX века. Эти аргументы опровергнуты в трудах русских философов Соловьева, Розанова и других еще в конце XIX века. Но ставить вопрос о том, что вера противоречит науке или они несовместимы — это просто смешно для любого образованного человека начала XXI века. Значит, получается, что нас совершенно намеренно и притом искусственно втягивают в спор, который уже давно разрешен. То есть мы, чтобы вести здесь дискуссию, мы должны опуститься на полтора столетия назад и сказать: «Академики, может быть, вы что-то сделали в физике, но прочтите диссертацию Владимира Соловьева против позитивизма, где все эти вопросы уже рассмотрены, разобраны и доказаны», — это лишь один пример. Здесь уже называли и Паскаля, и других ученых. И в этом споре нет никакого противоречия. То есть получается, что, отвечая на такое письмо, мы нарочно уже понижаем планку. Да, мы нарочно будем выглядеть не во всеоружии, не на той интеллектуальной высоте, на которой подобает быть православным людям.

Безусловно, опять же Владимир Николаевич прав: на письмо надо отвечать. Мы вынуждены отвечать на такое письмо, мы вынуждены отвечать на эту провокацию и доказывать опять, в 150-тысячный раз, что вера не противоречит науке, и так далее.

Зачем всё это нужно? Зачем нам возвращаться в прошлое? Зачем нужен этот искусственный спор при том, что православные люди, крещёные люди составляют подавляющее большинство в России, а представленные академики составляют подавляющее его меньшинство, как и их точка зрения, взгляды, которые они озвучивают?

Я думаю, что проблема здесь действительно заключается в государственной идеологии, а точнее сказать, в её отсутствии, в её невнятности. Или, скажем так, в наличии определённых сил во власти, наличия либерального лобби, которое заинтересовано в том, чтобы эта государственная идеология никогда не стала внятной. Чтобы можно было путём стравливания двух, скажем так, крайне противостоящих точек зрения, путём создания таких вот искусственных, виртуальных конфликтов (а я убеждён абсолютно, что это конфликт виртуальный), стоять над всеми и говорить: «Ну вот, видите, какая тут может быть идеология, если даже общество не может договориться, если в обществе нет и не может быть консенсуса?» Конечно, с той точки зрения, которая представлена этим письмом, консенсуса быть не может.

В этой связи, как мне кажется, есть очень важный момент, на который я хотел бы обратить внимание. А именно — на тот аргумент, который сейчас стал обычным в этом споре, а именно — что мы не настаиваем, мы не хотим изменить Конституцию, мы не отрицаем, что наше государство носит светский характер и мы всего лишь добиваемся введения культурологического предмета. Этот аргумент вынужденный, этот аргумент слабый. Это аргумент, который ни к чему хорошему не приведёт.

Потому что, с нашей стороны, конечно, это лукавство. Потому что мы прекрасно понимаем, что речь идёт не о православной культурологии, которая ни уму, ни сердцу ничего не даст. Ну уму, может быть, что-то и даст, но сердцу не даст точно ничего. Православное вероучение даётся не через книгу. Протестанта можно научить по книге. Православного человека по книге «научить» невозможно. Он выучит нравственные истины, катехизис и будет делать те же свои безнравственные дела, как делал и до этого. Вспомним Юлиана Отступника. Он же получал образование вместе с Григорием Богословом, вместе с Василием Великим. Он прекрасно знал христианское православное вероучение. И что, помешало ему это убивать христиан? Он говорил: «Так я же вам делаю благо. Вы же становитесь мучениками. Вы должны вообще благодарить и молиться за меня». Вот к какому извращению нравственного сознания привело знакомство его с истинным христианством. Надо же наоборот.

И в этой связи, конечно, я присоединяюсь к мнению о том, что здесь нужно действовать очень осторожно. Конечно, потом нам скажут: «Но вы же хотели всего лишь культурологический предмет, зачем же вы замахиваетесь на большее?» Ведь мы же не можем на самом деле остаться в рамках этой культурологии. И в этом смысле, безусловно, я поддерживаю то, что говорил отец Николай. Предмет ОПК важен сейчас как уже вопрос политический, как наш способ отстоять свои права.

Но, конечно, более важен вопрос о системе образования. Он заключается в том, что нам нужен системный подход, в том, чтобы все предметы гуманитарного цикла, прежде всего — история, литература, обществоведение, были пропитаны истинами православия, чтобы они были сделаны на православной основе. Ведь марксистско-ленинская идеология, при всём том отрицательном отношении, которое, как я думаю, у всех участников «круглого стола» к ней есть, давалась очень грамотно. Не было предмета «Основы марксизма-ленинизма» в школе. Но были полностью нашпигованы этой идеологией учебник истории, учебник обществознания, учебник биологии, даже учебник литературы, который никто не читал, он считался очень плохим, но, тем не менее он существовал, и там всё это тоже было написано. Поэтому, я полагаю, что в школу должна прийти именно система православного воспитания. То есть, поход в Храм, один поход в Храм с классом гораздо важней, чем прочтение какого-то количества страниц какого-то учебника.

Православие должно приходить в школу именно как воспитывающий фактор, как нравственный фактор, а не как отдельно стоящий предмет. Но поскольку мы загнаны в такие условия, то конечно, сегодня мы должны отстаивать предмет «Основы православной культуры», потому что ничего другого нет. Но, отстаивая его, мы должны помнить о том, что это лишь первый шаг. Надо, мне кажется, быть честнее и не бояться говорить о том, что если потребуется изменить Конституцию для того, чтобы прописать в ней, что Православие является государственно-образующей религией России, то мы пойдём на это.

http://www.pravaya.ru/expertopinion/116/13 305


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru