Русская линия
Седмицa.Ru20.08.2007 

Почитаем пречистыя плоти Твоея преславное Преображение

О первом предсказании Страстей и Преображении
Епископ Кассиан Безобразов
(Из книги: Христос и первое христианское поколение. Часть I. Евангельская история)

Воспитание учеников не было закончено исповеданием их убеждения в мессианском достоинстве Учителя. Исповедание, к которому привело воспитание, ставило перед Воспитателем новую задачу. Запретивши разглашение Его мессианства, Господь открыл им тайну мессианского служения, как тайну Мессии страдающего (Мф. 16:20−28, Мк. 8:30−9:1, Лк. 9:21−27). О предстоящих Ему страданиях Господь говорил не только в Иерусалиме, но и в Галилее в Беседе о Хлебе Животном, в Капернаумской синагоге после насыщения пяти тысяч (Ин. 6, ср. особенно стт. 51−57). Принятие в снедь плоти и крови Сына Человеческого предполагает Его смерть и в смерти — отделение крови от плоти. Но Беседа о Хлебе Животном, сказанная в присутствии народа, превышала, как мы видели, разумение и учеников. После исповедания Петра Господь уже прямо и одним ученикам говорит о страданиях Мессии, о Его отвержении вождями народа, о Его убиении, о Его воскресения в третий день. Мысль о страданиях Мессии, хотя и могла быть возведена к Ветхому Завету (ср. Ис. 53), тем не менее, находилась в полном противоречии с ходячим представлением о Мессии, как земном царе, и ученики были бессильны ее вместить. Непереносимость этой мысли для учеников наилучшим образом свидетельствуется прекословием Петра. Только что исповедовавший в лице Учителя обетованного Мессию, Петр не хочет и слышать о Его страдании. Не исключена возможность, что в словах Христовых он увидел проявление слабости, человеческого изнеможения перед огромностью задачи, и думал поддержать Учителя. Но мысль Петра, в оценке Господа, — не о Божьем, а о человеческом. Господь называет Петра сатаною (Мф. 16:23, Мк. 8:33). Можно думать, что Петр в своем прекословии, как и в мессианском исповедании, выражал мнение Двенадцати. Отсюда новая задача воспитания вытекала с принудительною силою. Иисус есть Мессия. Это уже знали ученики. Но путь Мессии есть путь страдания. Этого они не знали и, пока еще, не могли вместить. Новая задача воспитания имела значение практическое. В последовании за Господом путь учеников есть тоже путь страдания. Страдание учеников выражается в словах Христовых образом крестоношения (Мф. 16:24, Мк. 8:34, Лк. 9:24). Распятие на кресте было обычною римскою казнью. По свидетельству современных историков, в дни восстаний, подавлявшихся римлянами с беспощадною строгостью, дерева не хватало для крестов. Осужденный на смерть нес крест на своих плечах. Образ крестоношения есть образ насильственной смерти, к которой будет приводить учеников последование за Христом. Образ был взят из жизни и к Голгофе прямого отношения не имел. Всю свою значительность он приобрел для учеников и неизгладимо запечатлелся в их памяти в свете страстей Христовых. Путь страдания приводит к славе. Мессия есть Царь, но Его воцарение, Его вхождение в славу, обусловлено страданием. В словах Христовых слава есть слава воскресения. Путь учеников получает свое завершение в пришествии Христовом во славе, когда Сын Человеческий постыдится тех, кто постыдятся Его. Предостережение предполагает обетование. Для того, кто не постыдится, последование за Христом есть путь в славу. Стяжание славы в эсхатологическом свершении, в жизни будущего века, предвосхищается и на земле. Загадочное слово о «некоторых из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие» (Лк. 9:27, ср. Мф. 16:28, Мк. 9:1), слово, которым наш отрывок кончается у всех трех синоптиков, и за которым следует повествование о Преображении, многие толкователи, в древности и в наше время, относили к Преображению. Но Преображение, которое было явлено через несколько дней трем ближайшим ученикам, застало в живых и остальных. В той общей форме, какую это обетование имеет в лучших списках Лк. (см. выше), оно получает смысл в сопоставлении с словом Христовым о Царстве Божием «внутрь вас» в том же Лк. (17:21) и с утешением — уже в жизни здешней — учеников, все оставивших в последовании за Господом (Лк. 18: 28−30 и парлл.). Царство Божие в этом смысле есть посюстороннее предвосхищение грядущей полноты, мы бы сказали: предвосхищение Царства в Церкви, как его земном аспекте.

Но, если слово Христово Лк. 9:27 и паралл. и не имеет, в предложенном толковании, прямого отношения к Преображению, тем не менее, нельзя не отметить, что у всех трех синоптиков повествование о Преображении (Лк. 9:28−36, Мк. 9:2−13, Мф. 17:1−13) непосредственно следует за мессианским исповеданием, откровением Мессии страдающего и призывом к последованию. Преображение Господне, в контексте Евангелия, есть также явление Мессии. По времени Преображение относится к тому же историческому моменту. Оно имело место, по Мф. и Мк., дней через шесть, по Лк. — приблизительно через восемь дней после призыва к последованию, которым заканчивается предыдущий отрывок. Возможно, что Лука приближенным исчислением времени намеренно исправлял указание своих предшественников, которое могло ввести в заблуждение видимою точностью. Во всяком случае, промежуток времени — небольшой, и смысл явления, как его уразумели ученики и запечатлели в Евангелии, определяется объективно — историческим моментом. Исторический момент был момент явления Мессии.

Место Преображения в Евангелии не указано. Мы знаем только, что оно совершилось на горе. В Церкви утвердилось мнение, что эта гора была Фавор. Это мнение в настоящее время вызывает возражения ученых. Фавор представляет собою небольшую возвышенность, находящуюся в южной Галилее. В новозаветную эпоху на вершине Фавора была крепость, что делало место неблагоприятным для уединения. В противовес традиционной топографии, мнение ученых склоняется в наши дни, в пользу Ермона. Ермон, при большой высоте (ср. «высокая гора»: Мф. 17:1, Мк. 9:2), создававшей благоприятные условия для полного уединения, расположен к северу от Галилеи. Область Кесарии Филипповой, где ученики исповедали Учителя Мессию, лежит у подножия Ермона. Приурочение Преображения к Ермону отвечает и хронологии события: последующее прохождение Господа через Галилею (Мк. 9:30) естественно понимать, накануне пути в Иерусалим, как прохождение с севера на юг, не от Фавора к Ермону, а от Ермона к Фавору. Предлагаемая топография не есть единственно возможная. Она тоже не свободна от возражений. Но совокупность данных обеспечивает ей несомненные преимущества перед традиционным пониманием.

Преображение, как явление Мессии, было явлением Его во славе. Светоносная слава была видима в блистании света, в белых ризах, в осенении облака. Облако, упоминаемое у всех трех синоптиков, есть облако славы, наполнявшее скинию (Исх. 40:34 слл.) и храм (3 Царств 8:10 слл.) и являвшее присутствие Божие. Слава Преображения свидетельствуется не одними только положительными указаниями, — она оттеняется и отрицательно, повествованием об исцелении бесноватого отрока под горою Преображения, которое, опять-таки у всех трех синоптиков, непосредственно связано с рассказом о Преображении (Лк. 9:37−43, Мк. 9:14−29, Мф. 17:14−20. Величайшее явление славы Божией на горе, предельное уничижение человека — в одержании нечистой силою — под горою. Контраст получил запечатление и в искусстве: достаточно вспомнить картину Рафаэля.

Но, если Преображение и было явлением славы, то ударение в Преображении не на славе, а на страстях. Увидя Господа в славе и с Ним Моисея и Илию, Петр выражает пожелание построить три кущи: одну — для Господа, другие две — для Моисея и Илии. Евангелист Марк, писавший со слов Петра, дает оценку этого пожелания, надо думать, восходящую к самому Петру: «он не знал, что сказать, потому что они были в страхе» (9:6). Эту оценку мы встречаем и у Луки (9:33), которому Мк. было знакомо. Оценка показывает неуместность пожелания. Смысл пожелания заключался в удержании Преображения. Слава Преображения была явлением Царства. Ученики думали, что Царство уже наступило. Они рассчитывали остаться в Царстве вместе с Господом и вместе с Моисеем и Илиею, представителями Ветхого Завета: закона и пророков. Ответ на пожелание пришел из облака славы. Как в Иорданском Богоявлении, Отец свидетельствовал о Сыне. Но с свидетельством было связано и повеление: «Его слушайте» (у всех трех синоптиков; с особым ударением на «Его» — Лк. 9:35). Ученики думали о наступлении Царства. Глас Отца направлял их мысль к учению Сына. Учение Сына перед Преображением было учение о Мессии страдающем и о последовании учеников в страдании. Гласом Отца закончилось Преображение. Но и до того Моисей и Илия, явившиеся во славе, говорили с Господом «об исходе Его, который Ему надлежало совершить в Иерусалиме» (Лк. 9:31 без параллелей в Мф. и Мк.). А, спускаясь с горы, Господь связал учеников молчанием до Своего воскресения из мертвых. Воскресение из мертвых предполагает страдание и смерть, и Господь не упустил случая это еще раз подчеркнуть (Мф. 7:9−13. Мк. 9:9−13, ср. Лк. 9:43−45).

Сказанным определяется смысл Преображения, как явления славы в предварении Страстей. Он возвращает нас к откровению Мессии у Кесарии Филипповой. Мысль — та же: путь Мессии есть путь страстей. Страсти приводят к славе. Но ударение — на Страстях. Это понимание закрепилось и в церковном сознании. В кондаке Преображения Церковь воспевает: «на горе преобразился еси, и яко же вмещаху ученицы Твои, славу Твою, Христе Боже, видеша, да егда Тя узрят распинаема, страдание уразумеют вольное».

Преображение Господа перед учениками — тремя ближайшими, наиболее способными уразуметь его смысл — продолжало дело их воспитания. Случай с бесноватым отроком под горою Преображения показал, насколько оно было нужно. Ученики, остававшиеся у подножья горы, не могли изгнать беса по недостатку веры (Мф. 17:19−22 и паралл., ср., особенно, Мк. 9:23, в любой форме текста, а также Лк. 9:40−41). Была ли она сильнее у тех троих, которые вместе с Ним были на горе? Воспитание продолжалось и дальше (ср. Мк. 9:9−32).

Праздник Преображения Господня
Архиепископ Сергий (Спасский)
(Из книги: Полный месяцеслов Востока., Т. III. М. 1997. С. 313)

Местно в Палестине праздник Преображения Господня литургически отмечается, вероятно, начиная с IV века, со времени построения св. равноап. Еленой на горе Фавор храма, посвященного этому событию.

Слово св. Ефрема Сирина на сей день подвергается сомнению (см. Фесслера об Ефремe Сирине). О словах свт. Иоанна Златоустого на Преображение, коих у Фабриция (N 242. ed. Harles) показано три, равно и о слове свт. Кирилла Александрийского патрологи не говорят, но признаются подлинными слова на сей праздник свт. Прокла, Патриарха Константинопольского († 446) и епископа Василия Селевкийского († ок. 459). Таким образом, свидетельства о сем празднике на востоке приходятся на время не позднee V века.

Все Богослужебные памятники восточные, дошедшие до нас от начала VIII века, — именно Евангелие праздничное 715 года, стихиры и каноны прпп. Космы и Иоанна Дамаскина и многие другие говорят о всеобщем праздновании Преображения Господня в VIII и последующих веках. На Западe с XV века папою Каллистом (с. 1457 г.) он сделан всеобщим праздником. Впрочем он встречается в некоторых древних мартирологах западных и издревле торжественно на Западe совершался в некоторых церквах, например, во Франции в Typе, в Испании при св. Ильдефонсе в VII веке.

О горе Фаворe, как месте Преображения Господа, свидетельствуют блж. Иероним и свт. Кирилл Иepyсалимский (Огласительные беседы, 12. 16). Разные мнения о горах Преображения смотрите Евангелида и Энциклопедию Герцога (Т. XV, 599). У Дукакиса пишется, что Преображение было в феврале, то есть, незадолго до страдания Христова (на основании Мф 16, 21), но ради Четыредесятницы празднуется в августе.

В недавнее время явилось предположение, что праздник Преображения Господня 6 августа армянокаппадокийского происхождения и установлен в Армении в противовес языческому празднику роз в честь Астхик (Христ. Чт., 1893 г., Ч. II. стр. 644.). Сомнительно, чтобы Армения в этом деле дала тон всему христианскому миру.

Согласно церковному уставу, в день праздника Преображения в конце Литургии совершается освещение винограда, яблок и прочих фруктовых и овощных плодов нового урожая, часть которого, по обычаю, жертвуется храму и неимущим братьям и сестрам по вере. Тем самым мы приносим Богу благодарение за все проделанные труды и результаты этих трудов, в осуществлении которых Он помогал нам и благословлял нас и окружающий нас мир.

Преображенская церковь Храма Христа Спасителя

Сооружена в память о находившемся на этом месте женском Алексеевском монастыре. Внутреннее убранство церкви соответствует XVI веку- времени основания монастыря. Церковь имеет три алтаря: главный- в честь Преображени Господня и два малых придела — в честь Алексия человека Божия и «Тихвинской» иконы Божией Матери.

Освящение и открытие Преображенской церкви произошло 19 августа 1996 года, Литургию возглавил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. С того дня Преображенская церковь является действующим Храмом.

Главные святыни Храма:
икона «Спас Нерукотворный» художника Сорокина, чудом сохранившаяся после разрушения Храма Христа Спасителя, древняя икона Божией Матери «Смоленская», а также икона Святителя Николая, находившаяся до этого в церкви города Бари, где почивают честные мощи Святителя.

Настоятелем Храма Христа Спасителя — Кафедрального собора Русской Православной Церкви — является Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Его представитель в Храме — ключарь Храма Христа Спасителя протоиерей Михаил Рязанцев. В клир Храма также входят: протоиерей Николай Гостев, иереи — Георгий Мартынов, Андрей Овчинников и Максим Шевцов; протодиакон Александр Агейкин протодиакон Андрей Марущак и диаконы: Николай Филатов и Дионисий Пряхин.

В Храме поет хор под управлением известного Московского регента С. В. Кривобокого и молодежный хор под управлением выпускницы регентской школы Московской Духовной Академии С. Кольцовой.

http://www.sedmitza.ru/index.html?sid=77&did=45 933&p_comment=belief&call_action=print1(sedmiza)


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru