Русская линия
Политический журнал Ирина Репьева-Лангуева17.08.2007 

Ребенку нужно знать, как жить во Христе…

Кто владеет умами молодежи, тот владеет будущим. Член СП России, журналист Ирина Репьева-Лангуева возглавляет Товарищество детских и юношеских писателей России… Беседовал с Ириной Репьевой-Лангуевой Дмитрий ВОЛОДИХИН.

— Ирина, вы известны как детский писатель и основатель Товарищества литераторов, работающих для юношества. Как, по вашему мнению, до какой степени может современный литератор влиять на формирование взглядов подрастающего поколения?

— На все сто процентов. Можно сказать: что читают наши дети, такими они и становятся. Особенно в современном мире, когда родителям некогда с ними поговорить — все силы и время бросаются на зарабатывание денег. Знаете, ребенок до сих пор очень доверчив к слову. К слову взрослого, к слову писателя. И хотя подростки старше 12 лет подчас прячут эту доверчивость за маской независимости, они знают, что знают очень мало. А жить как-то надо. Для них книга — это и эмоциональный настрой, и информация об окружающем мире. Я считаю, что к любой человеческой жизни есть некий ключ — книга или несколько книг, которые смогли и потрясти, и вылепить характер.

Мой отец, детство которого пришлось на войну и который стал военным и в то же время поэтом, перечитывал «Дерсу Узала» путешественника Арсеньева. Но он нередко цитировал и другую книгу своего детства — «Тиля Уленшпигеля». Это произведения прежде всего романтические. А я любила читать сказки. Тогда мне казалось, что они помогают мне выпасть из нашего несовершенного мира. Своими высокими смыслами и картинами они как бы восполняли недостающую земную благодать. Но и фантазию будили. Вообще сказки я ценю до сих пор и работаю в этом жанре. Ведь в действительности они не уводят человека от реалий жизни, а приближают к ним.

Все знают, например, сказочные поэмки в прозе финской писательницы Туве Янссон о Мумми-тролле. Когда мне было восемь лет, они меня потрясли, потому что, как икона, открыли окно в иной мир, благородный и тонкий. И я относительно недавно узнала, что повесть «Мумми-тролль и комета» была написана в 1939 году. Тревожное время — натянутые финско-советские отношения, угроза погибели. Туве зашифровала современную историю в емком образе — на Землю летит комета, которая должна уничтожить все сущее. Что же делает маленький Мумми? Он бежит домой. К маме. Но не потому, что боится и хочет спрятаться у ее подола, а потому что ему надо предупредить об опасности свою семью, спасти ее. Разве это не формула высокого, поэтического отношения к жизни? Любая сказка — это миф, это емкая картина пережитого человечеством. И по счастью для автора и ее сограждан, комета пролетает мимо, Финляндия уцелела в войне.

Вы посмотрите, как молодежь, подростки, дети воспрянули духом, посмотрев гениальный фильм австралийского режиссера Питера Джексона «Властелин колец»! В этом очаровании Толкиеном я вижу не глупые и смешные восторги фанатов, а зараженность большой идеей. Вот какая литература нужна им до сих пор! Ведь что такое «Властелин колец» как не сказка, не миф? Толкиен, правоверный католик, переживший две мировые войны и на одной из них увидевший бездарную смерть двух своих гениальных друзей, студентов Оксфорда, прекрасно понимал, что, если христианский мир погибнет в результате серий братоубийственных войн, место сотворенного Богом человека займут нелюди, искусственные гомункулы, разработанные в пробирке дьявола. Наши дети как будто очарованы только тем, параллельным миром прекрасных эльфов, мужественных гномов и храбрых хоббитов, которые стали главными героями романа. На самом деле они бессознательно впитывают героическую модель поведения.

Эту великую книгу Толкиен писал двадцать лет, и не ради денег, а как свое завещание человечеству. Такое действие не имеет на ребят «Гарри Поттер», хотя реклама и сделала это произведение бестселлером. Потому что в «Гарри» нет большой идеи, понятной детям и способной их на что-то высокое сориентировать. Я бы сказала: нет Истины, а у Толкиена или в «Хрониках Нарнии» протестанта Клайва Льюиса Истина присутствует. Тут дети встречаются с идеей служения высшему началу. А в «Гарри», хотя и происходит борьба с темными силами, но она скорее в духе древнегреческих трагедий. Это борьба с роком, с судьбой, с тем, что как бы предопределено и написано на роду, что трудно обмануть. В ней нет идеи служению Богу, и потому она получилась менее ясной, просветленной, менее понятной, суетной.

Обратите внимание, сегодня в России книги уровня Толкиена или Льюиса, написанной для детей, пока нет. Но это не значит, что она не будет создана. Просто в современной России серьезные литературные процессы находятся в глубоком подполье. У нас, как в Америке, как в «цивилизованной» Европе: есть голливудщина, рассчитанная на интересы широких и нетребовательных масс, и есть литература о жизни, но заведенная в сферы «альтернативного», «авторского» искусства, опущенная до андеграунда. Но как раз она-то и рассказывает человеку правду о нем самом.

В СССР было единое общество и единая культура, теперь у нас 80 обществ и 80 культур. По числу регионов. Есть Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям, которое не работает в содружестве с СП России, а только с наиболее приятной лично себе узкой группой писателей. Их и поощряет, их и поднимает, их вывозит за границу для показа, на них и отпускает федеральные деньги. Словно это их деньги. Такая у них политика. И ее никто не окорачивает. Детской же литературой государство вообще не занимается. Поэтому если у нас и появится великая книга для ребят, она будет очень долго стучаться в разные двери, пока на нее обратят внимание.

— Есть ли в стране люди, пытающиеся привить детям христианские убеждения через художественную литературу?

— Конечно, есть. Но их пока мало. Среди писателей не так уж много верующих людей. И еще меньше тех, кто глубоко знает православную философию, церковную историю и живет по заповедям Божьим. Могу назвать следующие имена: прозаики Александр Старостин, Елена Тростникова, Анна Козырева, Елена Чудинова, сибиряк Сергей Козлов, Александр Бачурин с Дальнего Востока, Олег Трушин, поэты Михаил Гусаров, Иван Наумов. Себя причисляю к этой же группе. Почему нас пока мало?

Иван Шмелев, написавший книгу о своем детстве «Лето Господне», жил и рос в православной среде, в русском государстве. Совсем иначе обстоит дело с людьми нашего поколения, которое еще только прирастает к православной традиции, примеривается к православному мышлению. Многие из нас неофиты. И с неофитской радостью открывают для себя этот непознанный еще мир, делятся своими открытиями с читателем, но глубоко в него не проникают. А читателю надо знать: как жить во Христе, как умирать за Христа, как меняться во имя Христа? Как защищать во имя Его свое государство. Чтобы об этом написать честно и убедительно, сначала надо это прожить.

Но сегодня в детской литературе наряду с православными авторами существует и другая большая группа. Они, как Михаил Шураев из Петрозаводска, Екатерина Мурашова из Санкт-Петербурга, Владимир Щербак из Владивостока, Александр Щербаков из Красноярска, пишут по совести, но себя к православным не причисляют. Это скорее добротная нравственная советская школа. К ней же можно отнести питерца Андрея Неклюдова и многих других. Они в своих творениях как бы интуитивно, бессознательно православны, потому что совесть — глас Божий в человеке.

Но появились и такие писатели, которые вообще не задаются нравственными вопросами, хотя и неплохо владеют словом. Они только развлекают читателя. Порой натужно. Из года в год повторяют свои старые шутки, однажды прошедшие на «бис», и это печально. Потому что никогда не стоит забывать, для чего человеку был дан дар слова, дар творческой фантазии, способной открывать далекие горизонты, окна в иные, духовные миры. Одно из имен Христа — Слово.

— Какую роль играет ваше товарищество в этом великом деле? Насколько оно способно охватить своим вниманием регионы огромной России?

— Мы занимаемся собиранием сил детской литературы страны. Не всей, конечно, но той, что была не способна заявить о себе сама, которая оказалась в этом самом андеграунде, загнана туда отсутствием государственной политики в этой области культуры. Мы заглянули в святая святых — писательские столы. На своем первом конкурсе, который прошел в 2006 году, мы отметили 65 авторов. И это не так уж много. Ведь в СССР было 200 членов СП СССР, которые работали для детей. Страна-то у нас огромная, и писатели пытаются охватить разные стороны жизни ребенка, его разнообразные интересы.

Меня удивляет, что этим огромным даром — всеми стихами, рассказами, повестями, романами — очень мало интересуются коммерческие издательства. Повести Екатерины Мурашовой, например, сначала были опубликованы в Европе. А ведь в СССР детская литература приносила государству валюту. Могла бы она обогатить государство и писателей и сегодня. Такая возможность почему-то избегается.

По итогам первого конкурса мы создали трехтомник, а была бы возможность, могли бы сформировать и шеститомник. Наш трехтомник, в который вошли 30 авторов, получил высокую оценку издательского отдела одной крупной политической партии, которая заявляет о себе как о партии социальной справедливости. Это не КПРФ. А также — положительные рецензии издательской программы правительства Москвы. Но может ли напитать книгой огромную Россию трехтомник, который должен выйти тиражом… 3 тысячи экземпляров? У нас только школ в стране 60 тысяч! Значит, любая книга должна выходить не меньшим тиражом.

Мне радостно, что мы объединили силы не только ряда московских писателей, но главным образом прозаиков и поэтов из регионов — с Крайнего Севера, из Сибири, Дальнего Востока, Якутии, с Урала. Мы принимаем их в свои ряды, собираем информацию о них на своем сайте, поддерживаем их на своем конкурсе. Пропагандируем их творчество в московских школах. Иногда удается пристроить в Москве их рукописи для публикации. Мы не отталкиваем от себя людей нравственных и талантливых. Вот два наших главных критерия.

— Я слышал, ваш конкурс в 2006 году проходил с грандиозным размахом. Как вам это удается, если вы не имеете больших средств?

— Средств действительно нет. Союз писателей России — общественная организация, которая существует на членские взносы и помощь спонсоров. Она не получает ни копейки из госбюджета, хотя, мне кажется, вполне заслужила серьезный грант государства. Почему гранты даются либеральным правозащитникам, которые ведут подчас на нашей территории шпионскую деятельность, и ни копейки не выделяется на организацию, которая пользуется огромной поддержкой литераторов России?

Первый конкурс проводился на мои личные средства, которые я заработала как журналист. Это была моя церковная десятина. Мы фактически накормили 65 человек пятью хлебами. А кроме того, сколько писателю ни дай сегодня денег в качестве премии, он все их истратит на издание книг! Потому что для подавляющего числа наших собратьев по перу издаться у коммерсантов практически невозможно. Ситуация сегодня почти такая же, какая была в двадцатых года прошлого века, когда Есенину приходилось выступать в ресторанах, веселя с эстрады нэпманов, чтобы хоть как-то продержаться на плаву. А книги его издавались на оберточной бумаге.

Мне удивительно, что власти не стыдно за то, что она ввергла российскую культуру в нищету! Или она не считает ее своей родной культурой?

Знаете, спонсоры пока не проявляют должной щедрости к детской литературе, к нашему товариществу. Миллионеры-депутаты Госдумы, когда мы просили их о деньгах, давали нам всего по 500 рублей, по полторы тысячи. Партии хороших книг и дисков для награждения победителей выделили нам некоторые партии и общественные организации, поддержали некоторые газеты и журналы. Церемония подведения итогов второго нашего конкурса, то есть 2007 года, пройдет на средства, которые нам пожертвовали несколько писателей. Людей, кстати, небогатых. Мы у них денег не просили. Они сами их предложили. Слава Богу, в нашем народе и совестливость, и сострадание, и сознательность остались!

Поддержала наш конкурс и Молодежная общественная палата. Так что и на этот раз мы отметим около 30 прозаиков и поэтов, работающих для детей. И свои деньги я снова внесу.

— Какой помощи вы хотели бы от государства для товарищества? Насколько, по-вашему, поддерживает современная российская государственность русскую православную культуру?

— Нам нужны деньги на издание альманаха, который бы систематически публиковал лучшие произведения конкурса и выходил 4−6 раз в год. Необходимо оплатить хотя бы полиграфические расходы и бумагу. В этом случае мы могли бы издавать свой журнал в качестве приложения к нескольким изданиям тиражом 35 тысяч экземпляров. Авторы пока согласны работать без гонораров — лишь бы их произведения дошли до ребят. Это пример подлинного альтруизма!

И, безусловно, унижение для российского писателя, который не может получить деньги за свою работу в собственном государстве! Это ненормальная ситуация! Удивительно и другое. Недавно вице-премьер Дмитрий Медведев встречался с группой так называемых детских писателей, среди которых оказалось очень много «взрослых» авторов, и среди них Василий Аксенов. Встречу готовило агентство по печати г-на Сеславинского. Ну почему было не пригласить сюда и представителей СП России? У нас что, существует государство в государстве?

В Финляндии, если книга попадает в библиотеку и ее читают, государство назначает грант, своего рода пособие для прозаика или поэта. Это подлинно национальная забота о родной культуре. У нас же детский писатель буквально вынужден выживать. Казалось бы, возникло немало православных издательств — печатайся в них. Но там свои строгости. Художественную литературу они почти не издают, тиражи крошечные, гонорары копеечные. Даже не знаю, я сама, например, по канонам главных редакторов Церкви могу ли считаться таким писателем, который имеет право называться православным и издаваться при храмах? А куда девать наших поэтов и прозаиков, которые не считают себя православными и не пишут на церковные темы? Хотя взывают к совести человека. И тоже люди талантливые, русские, добрые.

На той встрече с либеральной интеллигенцией Дмитрий Медведев сказал, что надо больше грантов выделять на детскую литературу. Ну так дайте! И не только любимцам г-на Сеславинского, но и Союзу писателей России, Товариществу детских и юношеских писателей страны. Не делите писателей на своих и чужих. Ведь мы — граждане одной страны, и в бюджет поступают отчисления и с наших зарплат! Но в нашей творческой среде я не знаю ни одного автора, которому бы помогло государство. Но очень надеюсь на его помощь. Ведь мы занимаемся самым светлым, честным и благородным, что может быть в жизни, — пишем для детей! Воспитываем в них лучшие качества своими произведениями!

http://www.politjournal.ru/index.php?POLITSID=84e5a0c828dc218f89efb228025a4446&action=Articles&dirid=169&tek=7188&issue=199


Rambler's Top100 Каталог Православное Христианство.Ру Рейтинг@Mail.ru